№3, 2005/Великая отечественная война

Вместе со своими героями

Отмечается знаменательная дата: не было в XX веке более кровавой и судьбоносной поры, чем жестокая война с фашистской Германией. Дорого стоившая нашему народу победа в этой войне – событие незабывшееся, немеркнущее.

Издавна говорят, что когда палят орудия, молчат музы. Нет, в этот раз литература не молчала, она была в боевом строю, сражалась, тоже добывала победу… В выпущенной к 40-летию Победы энциклопедии «Великая Отечественная война. 1941 – 1945», единственном подобного рода издании в послевоенное время, помещена весьма солидного объема (во всяком случае, по меркам таких справочников) заметка «Литература». Создавали энциклопедию военные историки, для которых литература была, как говорится, дело десятое, но они не могли не отметить ее важной роли – уже сам размер заметки «Литература» свидетельствует об этом. В заметке говорится: «Сов. писатели отдавали все силы и, если того требовала обстановка, жизнь святому делу борьбы с лютым врагом Родины». Сказано не лучшим образом – в «газетном» стиле; правда, названо много фамилий и произведений, хотя «однодневки» явно задавили вещи, представлявшие и сохранившие до нашей поры художественную ценность. Но общий вывод верен: действительно, «отдавали все силы». Как тут не вспомнить, скажем, Ольгу Берггольц, которая стала символом стойкости блокадного Ленинграда, – у скольких людей ее передававшиеся по радио стихи рождали силу сопротивления голоду и мраку!

И действительно, писатели тогда не щадили своей жизни. В киевском окружении погибли Аркадий Гайдар, военные корреспонденты «Красной звезды» – Борис Лапин и Захар Хацревин, в харьковском – Юрий Крымов и Джек Алтаузен. Сложили голову в боях талантливые молодые поэты предвоенной поры, которые так много обещали, – Михаил Кульчицкий, Павел Коган, Николай Майоров, Всеволод Багрицкий, Георгий Суворов. В войну наша литература потеряла Александра Афиногенова, Евгения Петрова, Иосифа Уткина, Мусу Джалиля. Конечно, здесь названы далеко не все: из тысячи находившихся в армии писателей погибли 417 человек. Это большие потери, но это естественная часть тех многомиллионных жертв, которыми народ нашей страны заплатил за победу. И в эти дни мы должны вспомнить прежде всего о тех, кто остался на полях сражений!

О некоторых произведениях тех лет и их авторах идет речь в сегодняшних публикациях нашего журнала. Это закономерно: ведь многие вещи тогда были на устах у читателей, они знали наизусть «Жди меня» и «Убей его» Константина Симонова, «Теркина» и «Дом у дороги» Александра Твардовского… А почти каждый день печатавшиеся в «Красной звезде» статьи Ильи Эренбурга! Их ждали – это были, как тогда часто говорили, «духовные боеприпасы». Эренбургу посвящены публикуемые воспоминания Виктора НЕКРАСОВА; особо хочется подчеркнуть, что это воспоминания не только одного из самых известных и уважаемых наших военных писателей, но и офицера-«окопника», сражавшегося на Мамаевом кургане в Сталинграде. Он рассказывает, как там тогда его бойцами воспринимались статьи писателя. Можно было бы напомнить и о том, как читались в ту пору фронтовые корреспонденции Константина Симонова и сталинградские очерки Василия Гроссмана – раньше и охотнее, чем «боевые эпизоды» в сводках Информбюро. В этом номере печатаются письма Василия ГРОССМАНА с фронта, материалы, связанные с пережитой им трагедией: его мать захватчики расстреляли, уничтожая бердичевских евреев – одна из жестоких трагедий страшных лет. О военной судьбе Евгения Долматовского, чудом выбравшегося из немецкого плена, воевавшего потом в Сталинграде и закончившего свою фронтовую биографию в только что взятом Берлине, рассказывает его друг, во время войны тоже журналист армейской газеты, Яков ХЕЛЕМСКИЙ. О встречах с Борисом Слуцким, чья личная и литературная биографии во многом определились его фронтовой судьбой – стихи Слуцкого стали заметным явлением нашей литературы середины XX века, – вспоминает скульптор Николай СИЛИС.

О литературе военных лет уже написано немало работ, есть даже соответствующий раздел в школьном учебнике по литературе. Не станем во вступительной заметке повторять известное. Но вот на что следовало бы все-таки обратить внимание. Война шла народная, против захватчиков поднялся народ. И это отразилось в литературе. Даже те писатели, кто не испытывал ни малейших симпатий к большевикам и советской власти – во всяком случае, большинство их, – заняли после гитлеровского вторжения безоговорочно патриотическую, «оборонческую» позицию.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №3, 2005

Цитировать

Лазарев, Л.И. Вместе со своими героями / Л.И. Лазарев // Вопросы литературы. - 2005 - №3. - C. 3-9
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке