Не пропустите новый номер Подписаться
№6, 1985/Хроники

Строки огненных лет

Годы Великой Отечественной войны вошли в историю советской многонациональной литературы как новый этап формирования ее интернационального единства.

Величайшие испытания, огромная по своим масштабам миграция населения, осознание всеми членами общества, что спасение страны только в сплочении народов, руководимых партией большевиков, создали ту историческую основу, на которой шло дальнейшее и интенсивное объединение писателей разных национальностей. Как говорил Н. Тихонов на X пленуме правления ССП: «Нашу дружбу мы скрепили на всех фронтах кровью и общей работой. Мы соединили души для общего подвига» 1.

Большую роль в укреплении единства советских писателей сыграла организационная деятельность ССП. В условиях военных лет ее масштаб, естественно, сузился и тем не менее делалось очень многое по сплочению писателей разных национальностей. Регулярно проводились заседания президиума правления ССП, посвященные отдельным национальным литературам, – здесь выступали И. Абашидзе, С. Вургун, П. Тычина, А. Исаакян, М. Лыньков, А. Корнейчук, М. Рыльский, Н. Зарян и др. При участии представителей республиканских писательских союзов успешно прошло совместное заседание президиума ССП и Военной комиссии на тему: «Фронт и тыл» (июль 1942), рассмотревшее книги прозаиков за год войны; совещания по вопросам работы писателей на современном этапе войны (август 1942); о художественной литературе в дни Отечественной войны (март 1943); о переводах (июль 1943); дискуссия «Образ советского офицера в художественной литературе» (декабрь 1944) и др. Большими событиями литературной жизни стали IX и X пленумы правления ССП (февраль 1944, май 1945). Еще полыхало пламя войны, а Николай Тихонов в мае 1944 открыл в Колонном зале Дома Союзов Дни грузинской литературы и искусства…

В укреплении интернационального единства советской литературы особенно велика роль Александра Фадеева, возглавлявшего Союз писателей. Занимаясь делами правления Союза и Литературного фонда, эвакуированных осенью 1941 года в Казань, Фадеев находил время, чтобы близко познакомиться с деятелями татарской культуры, с фактами в руках говорить о работе писателей Советской Татарии в годы войны (заседание президиума ССП 21 октября 1943 года). Особое внимание он уделял теме Великой Отечественной войны в украинской литературе – в творчестве Бажана, Довженко, Корнейчука, Рыльского. Литературно-критические выступления Фадеева военных лет содержали четкую программу развития многонационального единства советской литературы.

Заместителем Фадеева, секретарем президиума Союза писателей по организационным вопросам был руководитель Бюро национальных комиссий Петр Георгиевич Скосырев (1900 – 1960). Он со своими сотрудниками вел большую работу по налаживанию культурного обмена, пропаганде лучших достижений каждой национальной литературы. Сейчас трудно представить себе всю сложность этой работы в условиях военного времени, когда не так-то просто было получить необходимую информацию, наладить связи.

За подписями А. Фадеева, П. Скосырева, литературного консультанта Бюро нацкомиссий А. Деева рассылались десятки писем и телеграмм. Учитывая необходимость привлечения к художественной и политической пропаганде возможно более широкого круга писателей народов СССР, президиум ССП постановил активизировать и восстановить в полном объеме работу Бюро республиканских национальных комиссий, о чем и было официально сообщено правлениям союзов писателей союзных и автономных республик 27 августа 1942 года.

В отчете Бюро за июнь – сентябрь 1942 года сообщалось об издании литературно-художественных сборников, о проведении вечеров с участием писателей из республик.

Постоянная связь Бюро национальных комиссий с республиканскими союзами писателей позволяла иметь достаточно полное представление об их деятельности. Местные отделения, присылая отчеты, докладные записки, рекомендовали все лучшее для издания в центральной печати. В организационной работе Бюро самая активная роль принадлежала Аркадию Дмитриевичу Дееву (1897 – 1969). Вернувшись с фронта в конце декабря 1941 года, он совмещал работу в Гослитиздате с работой литконсультанта в Бюро национальных комиссий Союза писателей, возглавлял редакцию альманаха «Дружба народов». Вышедшая в 1943 году девятая – первая военная – книга альманаха широко представляла многонациональную советскую литературу – произведения Е. Букова, А. Венцловы, А. Григулиса, Г. Гуляма, К. Кулиева, П. Панченко, М. Рыльского, М. Стельмаха, Я. Судрабкална, А- Упита, П. Цвирки, Ю. Яновского. Переводы писателей братских республик постоянно печатались на страницах центральных газет, звучали по Всесоюзному радио.

Деев сообщал своим корреспондентам об организации литературных вечеров с участием писателей из республик, о регулярных

заседаниях президиума ССП, о работе Бюро нацкомиссий, восполняя этим отсутствие привычных для мирных дней форм работы с писателями.

В такой, казалось бы, канцелярской работе не было казенщины. Дружеское участие и дельные советы ободряли.

«Товарищ Деев. Радость охватила меня, когда от Вас получил письмо» 2, – писал Толен Шамшиев 27 августа 1942 года. «Нет слов, чтобы выразить свою благодарность за Вашу братскую заботу обо мне в такое трудное время. Спасибо, спасибо!» 3 – строки письма Кайсына Кулиева от 22 октября 1942 года. «Живу сейчас под впечатлением только Ваших писем» 4 – из письма Шамиля Алядинова от 21 января 1943 года. Письма официальные и глубоко личные. Очень разные и в то же время пронизанные общим чувством высокой гражданской ответственности советского писателя, его верой в Победу.

В обширном архиве нами отобраны те из писем, в которых наиболее четко проявлен характер деятельности Бюро нацкомиссий, умение его сотрудников, говоря словами Ю. Либединского, «мыслить отдельными людьми», принимать активное участие в судьбах и творческом росте писателей, особенно представляющих молодые литературы (как, например, балкарскую; сегодняшняя широкая популярность Кайсына Кулиева – подтверждение правильности взятого тогда курса).

Письма публикуются по оригиналам и машинописным копиям, которые хранятся в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР (фонд Союза писателей СССР).

 

А. ДЕЕВ – Я. УХСАЮ

Дорогой Яков Гаврилович!

<…> Союз работает применительно к новым условиям, переключив основу работы на Военную комиссию и военную антифашистскую тематику. В этом духе проводится вся работа, собрания, чтения стихов в клубе, доклады на заседаниях Бюро нацкомиссий, Военной комиссии.

Думается, что и на местах должны так же не забывать об этой работе среди писателей, чтобы они общались, видели продукцию друг друга, обменивались мнениями. Коллективизм в работе сейчас больше нужен, чем когда-либо.

Значительную часть [работы] ведет наше Бюро пропаганды. Оно посылает писателей по воинским частям, лазаретам и т. д., где они проводят литературные вечера, чтения. Выезжают и на фронт (точнее, выезжали, сейчас это уже затруднительно стало, фронт удалился).

Много народу работает в военных организациях, в газетах, по линии печати: корреспондентами, газетчиками. И все же этим занята лишь небольшая часть кадров писательских, которые аттестованы как газетные работники. Всех политаппарат армии использовать не в состоянии. И у нас сейчас очень большой резерв образовался. И даже неудобно как-то, есть молодежь, которая стоит в стороне от войны. Вот почему, я считаю это правильным, военкомат решил кое-кого призвать на должности информатора штаба, штабных работников и даже просто в строй, рядовыми бойцами (при этом их переаттестовывают).

Сами видите, что попасть на фронт нашему брату нелегко. То есть остается лишь один выход – пойти добровольно рядовым, если примут. Военкомат отказывается принимать рядовыми людей, имеющих звание среднего и старшего комсостава (начсостава). Был соответствующий приказ НКО. Меня даже по этому приказу вернули с фронта, посадили опять на национальную литературу в издательство, где я и нахожусь.

Работаю по-прежнему и в Союзе писателей, причем здесь также новшество: поскольку писатели поразъехались, много внимания уделяется связи с ними и помощи им. Ведь на местах печататься им трудновато, нет журналов, редко выходят и т. д. Кроме того, должны же показываться – давать свой творческий отчет – на страницах центральных журналов, газет, радио. Вот мы и создали пресс-бюро при президиуме Союза. Им руковожу я. Ко мне поступают все и всякие рукописи, и я их распределяю по местам. Немало уже удалось пристроить. <…>

Альманах свой5 я пока не издаю. Но в принципе его решено издавать, думаю, скоро доберусь до него. Но и сейчас Вы могли бы выступить со своими стихами в каком-нибудь журнале. Присылайте переводы (подстрочные, вместе с оригиналом, с транскрипцией). Товарищам передайте об этом. Хорошие вещи мы могли бы прочитать по радио.

Передайте привет товарищам, особенно Эсхелю6.

Пишите.

А. Деев. 8/VI-42.

 

ЦГАЛИ, ф. 631, оп.

  1. «Литературная газета», 26 мая 1945 года.[]
  2. ЦГАЛИ, ф. 631, он. 6, ед. хр. 639, л. 27.[]
  3. Там же, л. 62.[]
  4. Там же, л. 86.[]
  5. Альманах «Дружба народов».[]
  6. А. А. Эсхель (р. 1914) – чувашский писатель; в те годы – председатель правления СП Чувашии.[]

Цитировать

От редакции Строки огненных лет / От редакции // Вопросы литературы. - 1985 - №6. - C. 180-201
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке