№12, 1974/Жизнь. Искусство. Критика

НТР и литература

Научно-техническая революция выдвинула перед литературой проблемы новые и сложные, и не удивительно, что в обсуждение этих проблем сегодня все чаще и чаще включаются сами художники – не только своими произведениями, но и непосредственным участием в многочисленных дискуссиях на тему «НТР и судьбы человечества», «НТР и судьбы искусства». Такого рода обсуждение составляет очередной раздел нашего номера.

В разговоре участвуют известные венгерские критики и писатели, чье творчество той или иной своей стороной соприкасается с проблематикой НТР, выражая глубокие различия в самом характере и результатах НТР в условиях разных социальных систем. Писатели, собравшиеся за «круглым столом», отдают себе ясный отчет в этих различиях; вместе с тем они размышляют над проблемами литературы в связи с развитием так называемых средств массовой коммуникации. Литература стремится усиливать свое воздействие на души и умы современников, учится шире использовать те средства художественного постижения и выражения действительности, которые всегда были доступны ей одной и сохраняли за ней значение духовного хлеба миллионов.

Дискуссия затронула многие серьезные вопросы современного общественного и эстетического развития. Ее участники высказывают заметно отличающиеся одно от другого мнения, касаясь поднятых проблем. Но есть и то общее, что проходит едва ли не через все выступления, определяя их главную тональность. Эта вера в безграничные возможности литературы, в то, что литература становится в условиях социализма еще более насущной необходимостью для человека, которому НТР открывает широкий простор для творчества, созидания и для овладения всеми сокровищами культуры.

Это – сознание растущей ответственности художника перед временем и перед своим искусством. Сознание его вечного долга перед читателем, ждущим от него слова правды о жизни, о ее перспективах, о ее конфликтах и противоречиях.

 

Миклош АЛМАШИ

ЦЕЛЬ ПРОГРЕССА

Наш век – эпоха научно-технической революции, грандиозный шаг на пути к подлинному господству человека над природой.

В этих условиях неизбежно оказываются на первом плане новые взаимосвязи между человеком и миром. Они вовсе не просты и не однозначны. Еще Гёте в «Ученике чародея» уловил диалектику процесса, уже тогда заговорил о том, что развитие наук не только обещает человеку расцвет и торжество, но и несет некоторые угрозы его духу. Наше время подтверждает справедливость этого поэтического прогноза.

Да, высвобождаемые силы природы служат интересам человека, его благу, – действительность дает тому впечатляющие подтверждения. Но научно-технический прогресс порождает и иные эффекты, противостоять которым сейчас – задача куда более сложная, чем во времена Гёте.

Автоматизация производства – замечательное достижение, намного расширившее наши возможности в сфере производительного труда, но она же породила феномен «рабочей скуки».

Роскошные автомагистрали дают возможность комфортабельного передвижения по городам и странам, но для того, чтобы построить их, пришлось вырубить леса, снести деревушки, а порой и городки. Недаром столь настойчиво ныне говорят об экологическом кризисе.

Научно-техническая революция – процесс мировой, и эффекты ее – положительные и негативные – сказываются во всех частях света. Однако же преимущество социалистического строя в том и состоит, что он способен учитывать весь комплекс последствий технического прогресса, способен заставлять его служить интересам человека.

Здесь уместно перейти к проблемам уже не технического, но художественного развития, – ведь само собой очевидно, что искусство, извечно озабоченное судьбой человека, с тревогой вглядывается и в нынешнее его положение, столь заметно связанное с НТР.

Мне думается, главное различие между произведениями западной литературы, даже если в ней выражены антибуржуазные взгляды, и произведениями литературы социалистического реализма проявляется в отношении к главной тенденции развития времени. Многие книги о научно-технической революции, издающиеся в странах буржуазного Запада, носят пессимистический характер: количество машин, автоматов увеличивается безудержно, а это-де означает господство их над людьми. Пораженные, даже и напуганные этой экспансией компьютеров писатели утрачивают вкус к психологическому анализу души современного человека, взамен создаются технологические пророчества надвигающейся катастрофы, возникают видения Апокалипсиса. Особенно характерно это для нынешней западной фантастической прозы.

Разумеется, социалистическое искусство тоже видит всю сложность научно-технического прогресса, тоже не склонно изображать его как сплошную идиллию. Но сила этого искусства – в социально-осознанном взгляде на мир. Оно исполнено чувства исторического оптимизма. Оно указывает человеку пути к торжеству духа, ставит перед ним высокие задачи творческого преображения мира на началах добра и справедливости. Оно исходит из того, что в условиях прогрессивного, социалистического, общественного порядка техника может и должна вступить в нерасторжимый союз с человеком, должна служить человеку.

Хотел бы подтвердить эти общие рассуждения некоторыми примерами из опыта современной венгерской литературы. В своей оригинальной повести «Воображаемый репортаж с американского фестиваля поп-музыки» Тибор Дери изобразил тяжелые картины духовного распада «общества потребления», его глубинные пороки, которые не излечишь ни материальным изобилием, ни многочисленными новациями современной техники.

Тысячи молодых людей и людей среднего возраста – в этом отношении роман почти документален – отправляются в паломничество в пустынный край. Здесь они стремятся найти покой, отдохновение от шума и скрежета современной цивилизации, пытаются забыться в экстатическом безумстве звуков рок-музыки. Тщетно! – фестивальные дни заканчиваются, и слушатели, оставив на месте несколько трупов, раздавленных толпой, оглушенных, убитых наркотиками, вновь возвращаются к привычной жизни. Возвращаются, испытывая еще большую тоску, неудовлетворенность, отчаяние.

Да исход и не мог быть иным. Т. Дери показывает, что эти люди что-то утратили и напрасно они пытаются забыться в безумном круговороте фестиваля. Утратили они незыблемые ценности человеческого духа. Это жертвы – жертвы «общества изобилия», которое попросту отучает людей мыслить категориями гуманности, мерить человеческими мерками свои желания, помыслы, чувства. Они опустошены, превращены чуть ли не в предметы, в вещи, в объекты, уравненные в правах с технически совершенными предметами жизненного обихода.

Разумеется, перед нами – страстная критика обездушенного капиталистического прогресса. Описывая тяжелые его результаты, Т. Дери выказывает себя искусным беллетристом, умеющим живо построить сюжет, нарисовать достоверную и волнующую картину. Но не только этим интересно и ценно его произведение. В толпе Т. Дери ищет человека, пытается исследовать его внутреннее состояние.

Фестивальный хаос разбросал в разные стороны мужчину и женщину, мужа и жену, и сейчас они стремятся вновь найти друг друга, соединиться; в этом трудном и упорном движении навстречу друг к другу сказывается неумершая воля человека к жизни. Романист видит, сколь мощные силы противостоят личности в условиях бесчеловечной буржуазной цивилизации, но он верит в то, что человек даже в этих тяжелых условиях выстоит и победит.

Хотел бы назвать еще один роман – «Макра» Акоша Кертеса. Кертес избрал своим героем рабочего, современного рабочего – центральную фигуру научно-технической революции.

Вовсе не просто находит себе Ференц Макра место в изменившихся условиях жизни и труда. Природа наделила его даром творчества, а работа листопрокатчика не вполне дает, как ему кажется, возможность полностью выявить себя. Тогда герой целиком отдается искусству – ваянию, посвящает этому занятию все свободное время, поистине вкладывает себя в это дело, ибо оно для него не хобби, но творчество.

Увы, и здесь все складывается не так уж гладко: волею обстоятельств герою приходится прекратить работу над скульптурой. Дух неудовлетворенности все более и более овладевает им. И в этот-то момент вступает в свои права автор; очень ясно высказывается мысль: творческое самовыражение человека лежит в природе социалистического образа жизни, является по существу двигательной силой его.

Бросив занятия скульптурой, Ференц Макра едва не предал в себе человеческое. Возвратившись к ней, он вновь обретает себя. В свою очередь творчество художественное помогает герою и в главном своем – рабочем – деле обнаружить элемент высокого созидательного труда.

Можно сказать, что А. Кертес написал роман о научно-технической революции. Но точнее – книгу о человеке, который живет в условиях этой революции, совершающейся в социалистическом обществе. Писатель стремится показать всю сложность, всю диалектику этого революционного переворота, его историческую прогрессивность.

Разные социальные миры возникают в произведениях Т. Дери и А. Кертеса, разные социальные типы в них участвуют. Но пафос обеих книг един: только тогда прогресс реален, когда целью его является расцвет и счастье человеческой личности.

 

Цитировать

Фекете, Д. НТР и литература / Д. Фекете, Ш. Чоори, И. Шимон, М. Алмаши, Г. Гараи, П. Миклош, Э. Иллеш, Ф. Юхас // Вопросы литературы. - 1974 - №12. - C. 81-103
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке