Не пропустите новый номер Подписаться
№6, 1985/Книжный разворот

На единой основе

«Маяковский в современном мире. Статьи, исследования, материалы и воспоминания», Лениздат. 1984, 382 с.

Новый ленинградский сборник «Маяковский в современном мире» отличается основательностью, широтой позиции, соединением несхожих творческих индивидуальностей в целостный, хотя и многоликий, исследовательский организм. Для него характерно уважение ко всему, что сделано в маяковедении. Показательна в этом отношении статья В. Базанова «Маяковский в современных исследованиях (Обзор работ)»- это тщательно собранная информация о библиографии маяковедения за четверть века, проанализированная обстоятельно, а порою и с блеском, ибо эрудиция автора сочетается с четкостью и последовательностью позиции.

Ощутим в ленинградском сборнике и опыт многолетнего изучения творчества Маяковского в контексте не только поэзии, но всей литературы 20-х годов, а также и опыт изучения его влияния на современный литературный процесс. Составитель и автор вступительной статьи В. Тимофеева сумела собрать под одной обложкой работы авторов из многих городов, республик, стран. В своем предисловии В. Тимофеева сформулировала ту методологическую основу, которая помогла выстроить всю книгу последовательно и цельно. Ее статья «Як вам приду…» доложила начало разговору о закономерностях развития социалистического реализма в сегодняшней поэзии, о диалектических связях интернационального и национального, новаторства и традиций, о недопустимости размывания идейно-эстетических критериев, когда «история литературы, неразрывно связанная с историей духовного развития общества, может превратиться в беспорядочное собрание разнохарактерных фактов» (стр. 7). В сборнике всесторонне аргументировано заявленное в предисловии положение о том, что Маяковский является «необходимым ориентиром творческих исканий и даже прямым участником современного поэтического процесса» (стр. 8). В связи с разговором о советской поэзии сегодня В. Тимофеева показывает широкие возможности постановки вопроса «о типе мышления, о характере художественных обобщений, порождаемых эпохой» (стр. 15), в аспекте широкой темы «Маяковский и мировая литература». Такой взгляд на проблему позволяет углубиться в общие закономерности развития культуры XX века. Одна из них – активное вторжение поэзии в насущные заботы современности, «острое ощущение необходимости, неизбежности личного участия в решении глобальных проблем» (стр. 20).

Привлекает работа П. Выходцева «Маяковский как национальный поэт». Полемический темперамент, присущий этому литературоведу, придает его статье особый интерес. Известные работы П. Выходцева о русских поэтах XX века, в том числе о Хлебникове и Твардовском, помогли ученому насытить широкой аргументацией тезис об историзме литературоведческого мышления, предполагающем «понимание глубинных национальных основ всякой художественной культуры и ее социального конкретно-исторического проявления» (стр. 33). П. Выходцев заново рассматривает столь сложно трансформируемую в эстетических высказываниях Маяковского проблему литературной преемственности, не обходя противоречий, анализируя их. Особое внимание уделяется толкованию понятия «народность» в эстетике Маяковского и в связи с этим утверждается нераздельность двух начал развития искусства – «стремления обновить арсенал художественных средств и сделать слово активным оружием преобразования жизни» (стр. 34). Рассуждения о проблеме понятности, массовости поэзии приводят П. Выходцева к интересным сравнениям творческих поисков Маяковского и Твардовского: оба поэта стремились «художественно закрепить социально-историческое движение народных масс, передать внутренний мир главного героя времени», отмечена также «ориентация на массового читателя, увеличение «грузоподъемности» стиха за счет живой народной речи…» (стр, 35).

Прослеживая «корневые связи» в едином процессе развития русской поэзии от Пушкина и Некрасова к Блоку, Есенину, Маяковскому и Твардовскому, исследователь исходит из «творческого поведения, в котором реализуются философские, социальные, нравственные, собственно эстетические убеждения писателя как личности, вобравшей многообразный исторический опыт своего народа. Отношение к прошлому и понимание будущего оказываются поистине движущей силой в служении писателя современности» (стр. 36).

Использование в поэтическом языке Маяковского фольклора – проблема, давно близкая П. Выходцеву, создавшему фундаментальный труд «Русская советская поэзия и народное творчество». Немаловажны здесь наблюдения над тем, как существенна в стихе Маяковского «подспудная, подпочвенная жизнь» фольклорного образа, «несущего в себе глубинный заряд народного мироощущения» (стр. 56). Любопытен и сравнительный анализ романтической поэтики Хлебникова и поэтики Маяковского – отмечены как близость, так и принципиальные различия. Немало места уделено в статье такому элементу поэтического мышления Маяковского, как гипербола. Ее социально-гуманистические основы тщательно выверены, что немаловажно: атака на эти основы продолжается и сегодня в западной славистике.

Статья Б. Гончарова «Октябрь в творческой судьбе Маяковского» имеет подзаголовок «К спорам о наследии поэта» и тем самым включает нас в напряжение дискуссий о взаимоотношениях лирики с историей… Характеризуя наиболее полярные высказывания по заявленной теме в полемике предреволюционных лет и 20-х годов, соотнося их с трудами современников, в том числе и зарубежных славистов, автор выделяет в творческой эволюции Маяковского три аспекта: эволюция идейно-эстетических взглядов, эволюция лирического героя, эволюция стиля и поэтики. В этой концепции находится место и для разговора о сегодняшних литературоведческих и писательских оценках позиции Маяковского, его места в современной поэзии, его влиянии на мировой литературный процесс. Однако некоторая перечислительность и беглость упоминаний о заблуждениях постоянных оппонентов оставляют чувство неудовлетворенности.

Большую углубленность хотелось бы найти в статье В. Ружины «Н. Г. Чернышевский и В. В. Маяковский», где коренной вопрос эстетики также лег в основу концепции. Тема не нова, и ее развитие, тем более в сравнительном анализе, должно быть особенно убедительно. Соотнесение многих мотивов творчества этих писателей уже встречалось в нашем литературоведении, почва для сравнений есть, но более в плане сопоставления эстетических постулатов, поэтому известная тонкость в системе доказательств необходима. Эстетика Чернышевского, и в частности основные положения «Очерков гоголевского периода русской литературы», цитируемые В. Ружиной, дают несомненную перспективу для обобщений. Думается, именно здесь может развернуться исследование об эстетической преемственности философского мышления русских народных демократов основоположниками социалистической поэзии.

В статье А. Смородина «Маяковский и личность развитого социалистического общества» разрабатываются эстетические аспекты изучения лирики Маяковского. Рассуждения о том, как личные качества становятся общественной ценностью, проиллюстрированы примерами, говорящими о глубоком осмыслении творчества Маяковского, чей герой сегодня «во многом является социально-нравственным эталоном» (стр. 82). Исследователь утверждает, что в лирике Маяковского «проблема обогащения внутреннего мира личности стала главной «внутренней» проблемой его творчества» (там же). А. Смородин доказывает актуальность нравственных поисков Маяковского, ценность его опыта в решении сложного вопроса о доминантах духовного облика человека наших дней. Говоря о насущной проблеме воспитания гармонической личности, ученый анализирует художнический процесс постижения идеала.

«Под пером Маяковского глубокий внутренний конфликт, затрагивающий как нравственное «я», так и связи со средой, соотносится с новыми принципами человеческих взаимоотношений, для которых в окружающих поэта условиях были заложены лишь предпосылки и для достижения которых необходимы были немалые общественные усилия, борьба и борьба с инерцией и косностью человеческой психики. Он поэтически прочертил пути «оборения» этого конфликта – пути, на которых обретается духовное богатство внутреннего мира человека» (стр. 89-90). Эта мысль подтверждена исследованием философской концепции поэмы «Про это», с ее опережающим время поэтическим мышлением, умением воплотить в «мыслеобразе» нравственный и социальный идеал в нераздельной взаимосвязи, способностью насытить образ чувством огромной перспективы.

В статье В. Сарычева «Комедия «Клоп» в творческой эволюции Маяковского» философия пьесы, нравственные основы ее сатирического пафоса рассматриваются в контексте всего творческого движения поэта. Сложность формулирования эстетического идеала, острая конфликтность и драматизм борьбы за него, трагическая тональность в развитии лирического сюжета таких вещей, как «Облако в штанах» или «Про это», становятся в исследовании В. Сарычева фундаментом, на котором выстраивается концепция человека в поздней сатире Маяковского. Раскрывая его максимализм в поэтической конкретике, в теснейших социальных взаимосвязях, автор включает их в общую систему эстетических воззрений Маяковского, в русло их развития.

Работы В. Кузнецовой «Сквозь громаду лет (Киноработы Маяковского и современное кино)», 3. Нечаевой «У времени на посту (Традиции Маяковского-газетчика и их развитие в современной печати)», В. Терехиной «Маяковский в зарубежном мире» можно сблизить по жанровому признаку. Труды эти отличаются новизной собранного материала. А публицистическое эссе Владислава Шошина «Высокий – как знамя» как бы подводит читателя к разделу «Воспоминания».

Думается, в этом же разделе и место работы «Об одном диалоге с В. Маяковским» И. Эвентова, широкоизвестного своими трудами о сатире поэта.

Среди авторов раздела «Воспоминания» выделяется Д. Бабкин – человек с интереснейшей биографией, ровесник века.

Его мемуары сдержанны, где-то суховаты, где-то ироничны, образ поэта не идеализируется, не «спрямляется». В результате вырастает яркий, живой характер. Неожиданные ракурсы открывают нам неизвестные ранее черты поэта, новые детали проливают свет на сложные отношения Маяковского с Горьким и на многое другое. Воспоминания Д. Бабкина воссоздают атмосферу 20-х годов.

В ином ключе – эмоционально, с чисто женской трепетностью, с гибкой сменой настроений – ведет рассказ о последних месяцах и днях Маяковского Валентина Ходасевич. Артистизмом отличаются воспоминания аргентинской переводчицы, издателя и редактора Лилы Герреро (публикуемые, разумеется, впервые).

Обстоятельны, аналитичны «Воспоминания о Маяковском» известного австрийского писателя Гуго Гупперта. Его размышления помогают понять, как «вписывался» поэт революции в западноевропейскую культуру тех лет. Наблюдения Гуго Гупперта ранее частично публиковались, настоящий текст отличается полнотой, а кроме того, он снабжен точным научным комментарием.

В целом ленинградский сборник производит впечатление серьезного, интересного коллективного труда, который безусловно займет свое место среди книг, подготовленных в связи с 90-летием поэта революции.

Цитировать

Денисова, И. На единой основе / И. Денисова // Вопросы литературы. - 1985 - №6. - C. 206-210
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке