№1, 2019/Филология в лицах

Д. С. Мережковский

DOI: 0.31425/0042-8795-2019-1-260-270

Мережковский Дмитрий Сергеевич (02 (14).08.1865, Санкт-Петербург — 07.12.1941, Париж), прозаик, поэт, критик, публицист, переводчик, литературно-общественный деятель.

Родился в семье столоначальника при императорском дворе, действительного статского советника Сергея Ивановича Мережковского (1823—1908). Учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета (1883—1888), в 1889 году женился на З. Н. Гиппиус.

Входил в литературу как поэт, произведения которого были связаны с народнической эстетикой и творчеством С. Я. Надсона («Стихотворения 1883—1887», 1888), и как критик творчества А. П. Чехова и В. Г. Короленко, утверждающий право художника писать вне навязываемой ему тенденции (см.: [Мережковский 1888; Мережковский 1889]). В 1892—1893 годах выступил в Русcком литературном обществе с лекциями, составившими книгу «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы» [Мережковский 1893], воспринятую как манифест нового литературного движения, подвергшего переоценке русскую классическую литературу, творчество современников и провозглашавшего «три главных элемента нового искусства: мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности» [Мережковский 1914: XVIII, 218], уже выразившиеся, по его мнению, в творчестве Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, И. А. Гончарова. Это своего рода конспект истории русской литературы, заново прочитанной и выстроенной согласно задачам «субъективно-художественного» метода критики [Мережковский 1914: XVIII, 198]. Свою задачу Мережковский видел в том, чтобы обнаружить свидетельства «литературного поворота к идеализму» [Мережковский 1914: XVIII, 266]. Его основы он открывал в русской «поэзии», то есть в творчестве отдельных поэтов и писателей, которое, однако, не сложилось в движение, не стало «литературой». Развитие идеи о кризисе прежнего миросозерцания и поисках новых идеалов содержится в статьях Мережковского «Мистическое движение нашего века» (1893), «Неоромантизм в драме» (1894) и «Новейшая лирика» (1894), своего рода рефератах работ Ф. Брюнетьера, Ж. Леметра, М. Метерлинка, К. Альберти, Ф. Шпильгагена, Сюлли-Прюдома.

О повороте Мережковского к религиозному мироощущению свидетельствуют книги стихов «Символы (Песни и поэмы)» (1892), «Новые стихотворения. 1891—1895» (1895), роман «Смерть богов (Юлиан Отступник)» (под первоначальным названием «Отверженный», 1895), а также пьесы «Сильвио» (1890) и «Гроза прошла» (1893).

В книге «Вечные спутники. Портреты из всемирной литературы» (1896) собрано тринадцать статей, опубликованных в периодической печати с 1888 года (см.: [Мережковский 2017]). В предисловии Мережковский декларировал не утилитарно-социологический, а «субъективный» подход к изучению литературных явлений, который способен открыть «живую душу писателя — своеобразную, единственную, никогда более не повторявшуюся форму бытия» и показать ее влияние на читателя нового поколения. Автор противопоставлял «научную» критику «субъективной» и художественной, способной объяснить «великих писателей прошлого в своем свете, в своем духе, под своим углом зрения». Мысль о том, что «время их не уничтожает, а обновляет: каждый новый век дает им как бы новое тело, новую душу, по образу и подобию своему», помогла выявить особенности функционирования литературы в обществе [Мережковский 2017: 7—8]. Интерпретация историко-литературных явлений, продиктованная концепцией Мережковского, позволила В. Д. Спасовичу говорить: «…если бы оправдалось то, что он предполагает, то пришлось бы перестроить всю историю русской литературы в XIX столетии» [Спасович 1897: 579].

Статьей о А. С. Пушкине, завершавшей «Вечные спутники» во всех редакциях, в творчестве Мережковского открывалась новая тема, определившая облик его зрелых исследований, — будущность русской литературы: «…второе Возрождение это и начинается, действительно, ежели не в самой русской церкви, то около нее и близко к ней, именно в русской литературе, до такой степени проникнутой веяниями нового таинственного «христианства Иоаннова», как еще ни одна из всемирных литератур» [Мережковский 1914: XI, 31—32]. Пушкин является в концепции Мережковского ее началом, воплощением гармонического сочетания языческого и христианского. Связывая ее будущность с возрождением в ней пушкинского духа, критик представляет образ «символистского» Пушкина, каким он его увидел в контексте собственных историософских исканий. Этот образ оказался стержневым для его историко-литературной концепции, выдержанной во всех ее аспектах вплоть до последней крупной статьи (брошюры), написанной им о русской литературе [Мережковский 1915a]: ученики и последователи поэта постепенно изживали пушкинскую гармонию, развивая только одну сторону его наследия.

В «Вечных спутниках» сделаны выводы о специфике жанра эссе у М. Монтеня, о барочной природе произведений П. Кальдерона, об особенностях композиции произведений Г. Ибсена, Достоевского, Гончарова и некоторых элементах поэтики сюжетов, о развитии европейского театра, о древней трагедии, о влияниях и взаимовлияниях в мировой культуре. Анализируя «Преступление и наказание», Мережковский дал характеристику метода Достоевского, сформулировал основные особенности его произведений как художественной системы, отделил образ Раскольникова от героев ницшеанского типа, наметив его генетическое родство с персонажами мировой литературы, обратил внимание на принцип параллелизма сюжетных линий романа, являющийся общим для всех произведений писателя, осмыслил образ Петербурга.

Мережковский создал собственную разновидность жанра литературного портрета и биографии. Он кладет в его основу два источника: произведения писателя и научные труды или воспоминания о нем. Компиляция, цитирование, домысливание подчинены внешней по отношению к материалу идее о бессознательной религиозности творца и предощущении будущей религии Третьего Завета.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №1, 2019

Литература

Бычков В. В. Русская теургическая эстетика. М.: Ладомир, 2007.

Дронова Т. И. Две интерпретации философии истории в романе 
Л. Н. Толстого «Война и мир» (А. Скафтымов и Д. Мережковский) // Александр Павлович Скафтымов в русской литературной науке и культуре: статьи, публикации, воспоминания, материалы. Саратов: Саратовский ун-т, 2010. С. 87—98.

Карцевский С. И. Об эстетике Достоевского: К 40-летию со дня смерти // Современные записки. 1921. Кн. III. С. 113—122.

Мережковский Д. С. Старый вопрос по поводу нового таланта («В сумерках» и «Рассказы» Чехова) // Северный вестник. 1888. № 11. С. 77—99.

Мережковский Д. С. Рассказы В. Короленко // Северный вестник. 1889. № 5 . С. 1—29.

Мережковский Д. С. О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы. СПб.: Типо-лит. Б. М. Вольфа, 1893.

Мережковский Д. С. В тихом омуте. СПб.: Тип. Акц. общ-ва тип. дела (Герольд), 1908.

Мережковский Д. С. Судьба Гоголя. Творчество, жизнь, религия. СПб.: Пантеон, 1909.

Мережковский Д. С. Полн. собр. соч. Т. I—XXIV. М.: И. Д. Сытин, 1914.

Мережковский Д. С. Две тайны русской поэзии. Некрасов и Тютчев. <Петроград>: Т-во И. Д. Сытина, 1915a.

Мережковский Д. С. Завет Белинского. Религиозность и общественность русской интеллигенции. <Петроград>: Кн-во «Прометей» Н. Н. Михайлова, <1915>b.

Мережковский Д. С. Больная Россия. Л.: ЛГУ, 1991.

Мережковский Д. С. Л. Толстой и Достоевский / Изд. подг. Е. А. Андрущенко. М.: Наука, 2000.

Мережковский Д. С. Собр. соч. в 20 тт. Т. 8: Вечные спутники / Изд. подг. Е. А. Андрущенко. М.: Дмитрий Сечин, 2017.

Спасович В. Д. Мережковский и его «Вечные спутники» // Вестник Европы. 1897. Кн. VI. С. 559—603.

Тамарченко Н. Д. «Эстетика словесного творчества» М. М. Бахтина и русская философско-филологическая традиция. М.: Изд. Кулагиной, 2011.

Холиков А. А. Прижизненное полное собрание сочинений Дмитрия Мережковского: Текстология, история литературы, поэтика. М.—СПб.: Нестор-История, 2014.

Цитировать

Андрущенко, Е.А. Д. С. Мережковский / Е.А. Андрущенко // Вопросы литературы. - 2019 - №1. - C. 260-270
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке