№6, 1958/Обзоры и рецензии

С чуждых позиций

Dictionary of Russian Literature by William E. Harkins, New York, 1956.

В 1956 году вышел в Нью-Йорке «Словарь русской литературы». Автор его – Вильям Е. Гаркинс. Ему помогали некоторые другие американские ученые. Это объемистая книга 439 страниц, в ней по алфавиту расположены статьи о русских писателях, литературных направлениях и т. д. с древнейших времен до наших дней. Много внимания уделил автор советской литературе; ей отведено значительно большее место сравнительно с литературой дооктябрьской. О русских советских писателях автором дано белее ста статей и заметок, и занимают они вместе с некоторыми статьями общего характера примерно треть всей книги.

Не приходится, конечно, подробно говорить о том, что автор стоит на методологических позициях, диаметрально противоположных нашим представлениям о характере развития литературы и путях ее анализа. Через всю книгу настойчиво проходит противопоставление «утилитарного» идейного анализа литературы анализу эстетическому, образцы которого автор находит у формалистов (стр. 61 – 62). Сочувственно относится автор к фрейдизму, сожалея, что его отвергли советские критики (стр. 61). Сам он дает пример фрейдистского подхода к анализу литературы, устанавливая пресловутый «комплекс Эдипа» в отношении Дмитрия и Ивана Карамазовых к их отцу!.. Соответственно с этим автор весьма недоброжелательно относится к революционно-демократической критике и к развитию ее традиций в советской критике. Заметно дает себя знать в книге преувеличение западноевропейского влияния на развитие русской литературы. Есть в книге и прямые промахи. Неверно освещая идейное развитие Герцена, автор заявляет, что Герцен постепенно переходил к либеральному реформизму (стр. 293), тогда как письма Герцена «К старому товарищу» (1870) свидетельствуют о совершенно ином его направлении: «Герцен обратил свои взоры не к либерализму, а к Интернационалу, к тому Интернационалу, которым руководил Маркс», – писал Ленин (т. 18, стр. 11). Говоря о западниках и славянофилах, автор приходит к фантастическому выводу, что их влияние сохранилось и до нашего времени и выразилось в западничестве… Ленина и в славянофильстве… Сталина (стр. 425).

При всем том в статьях о дооктябрьской литературе автор иногда дает читателю некоторые полезные фактические сведения (статьи о крепостном праве, о реформах 60-х годов и др.).Совсем иной характер имеют статьи, посвященные советской литературе.

Надо прямо сказать, что автор отнюдь не является поклонником советской литературы.

Его книга появилась как уступка требованиям самой жизни, диктующим, необходимость широкого освещения жизни советской страны, вызывающей к себе все больший интерес. Но автор уступает этим требованиям не без боя. Сообщая те или иные факты, он, далеко выходя за рамки избранного им жанра «Словаря», придает им чрезвычайно субъективное и ложное освещение.

Правда, автор книги заявляет в предисловии (стр. 5), что книга его является, прежде всего справочником, и заранее предусматривает возможность ошибок фактического характера. Такого рода ошибки в книге, конечно, есть (Л. Лунц не был эмигрантом, хотя и умер в Гамбурге, Н. Телешов скончался не в 1945, а в 1957 году и т. д.). Но есть «ошибки», которые настораживают.

Не включены в «Словарь» такие выдающиеся представители советской литературы, как М.

Цитировать

Тимофеев, Л. С чуждых позиций / Л. Тимофеев // Вопросы литературы. - 1958 - №6. - C. 244-247
Копировать