№3, 1975/Книжный разворот

Первое десятилетие

Nyota Thun, Das erste Jahrzent. Literatur und Kulturrevolution in der Sowjetunion. Akademie Verlag. Berlin, 1973, 236 S.

«Первое десятилетие» – так называется книжка Н. Тун, в которой рассматриваются основные идеологические, художественные и организационные задачи, вставшие после Октября перед партией, советской властью и литературой в связи с культурной революцией.

В такой не очень большой по объему работе, о которой идет речь, немалая трудность уже заключается в самом отборе материала и целенаправленной постановке интересующих автора вопросов. Н. Тун это, несомненно, удалось. Литература и культурная революция – вот те две грани занимающей автора проблемы, соотношения которых освещаются ею в различных аспектах и исторических видоизменениях на протяжении первого послеоктябрьского десятилетия.

Н. Тун основывается на ленинском представлении о развитии культурной революции как процессе неотрывном от всей общественной практики, от направляющей деятельности партии и советской власти, от жизни и творческой активности народных масс. Как пишет автор, Ленин «выводил практические задачи первого этапа культурной революции из трезвой оценки пропасти, лежащей между творческой программой революции и материальной и культурной нищетой России. Поднятие низкого культурного уровня масс… было одной из основных предпосылок полной победы социализма. Ленин рассматривал поэтому социалистическую революцию как гигантское свершение, творящее культуру». В конечном счете «всеохватывающая культурная программа Ленина» ставила вопрос о человеке, переделывавшем себя и строившем социализм.

Буржуазная привычка отрицания связи между революцией и культурой, бюрократические и сектантские, в частности на-постовские, иллюзии относительно возможности строительства культуры и литературы административными методами, левацкая – и в духе Пролеткульта, и в духе Лефа – недооценка культурного наследия, творческой роли народных масс в созидании культуры – эти и другие ошибочные воззрения, мешавшие осуществлению ленинской программы, подвергаются в книге точной и исторически обоснованной критике.

С другой стороны, много внимания уделяется роли Луначарского, Горького. Крупской, Маяковского, Блока, Фадеева, Федина в строительстве социалистической культуры, глубокому – при всех отличиях – пониманию ими процессов, связанных с ее развитием.

Привлекаются также полузабытые и малоизвестные материалы из прессы тех лет, в особенности статьи «Правды».

Рассматривая становление советской литературы в органической связи с культурной революцией, Н. Тун справедливо отводит в этом процессе важное место выработке верного отношения к классическому наследию. Она различает при этом следующие два аспекта: «организационные мероприятия молодой советской власти, направленные к сохранению и творческому освоению классического наследия», и «слом традиции и ее восприятие в самом художественном процессе. Здесь не могло возникнуть ясности, пока сами художники не нашли новые решения».

Однако жаль, что в этой связи автор не останавливается на изменении в те годы читательских вкусов, на постепенном усилении интереса к классикам.

Достоинством книги является то, что верные концепции в области эстетики и идейно-художественных проблем представлены здесь как результат сложных творческих поисков, которые неизбежно вели активных участников литературного движения эпохи к созданию литературы социалистического реализма. Автор подчеркивает, что развитие даже таких писателей, как Фадеев, Фурманов, Шолохов, было сложным, им требовалось самим найти «твердую точку зрения, выработать собственную эстетическую концепцию».

Совершенно закономерно Н. Тун ставит в центр художественной проблематики молодой советской литературы вопрос о «диалектике личности и коллектива в новом образе человека» и отмечает «крайнюю противоречивость» художественного решения этой проблемы. Права она и тогда, когда отмечает и другую задачу литературы – воссоздание образа народной массы как решающей движущей силы исторического переворота. Однако трудно согласиться, что из этого вытекала необходимость оттеснить личность с центрального плана художественного произведения. Так оно действительно бывало в художественной практике, но вряд ли это шло на пользу искусства, о чем говорит и сам автор. Однако творчество Горького, Фадеева, Федина, Леонова и некоторых других художников 20-х годов свидетельствует о том, что уже в то время создавались произведения, в которых соотношения личности и массы находили глубокое диалектическое выражение, соответствующее правде действительности, помогавшее бороться за идеалы социализма. Голоса личности и массы звучали здесь, не заглушая друг друга, но, конечно, не снимая противоречий, носивших острый характер и в самой жизни.

С полным основанием говорит автор о том признании, которое уже тогда получила деятельность партии и советской власти в области культуры у ее передовых представителей за рубежом, в особенности в Германии.

Весьма актуальна содержащаяся в книге полемика против попыток современных западногерманских буржуазных идеологов, ревизионистов, троцкистов и «новых левых» извратить сущность ленинской программы культурной революции, принизить роль советской власти и пролетариата, противопоставить им художественную интеллигенцию.

Эта полезная книга, живо написанная, естественно, адресована прежде всего немецкому читателю, однако ее общая концепция, научный уровень, ряд фактических материалов позволяют отметить ее значение в для советской литературной науки.

Цитировать

Эльсберг, Я. Первое десятилетие / Я. Эльсберг // Вопросы литературы. - 1975 - №3. - C. 303-305
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке