Не пропустите новый номер Подписаться
№6, 2015/Трансформация современности

Промежуточные итоги

Современная русская литература — явление эпохи пресловутого кризиса логоцентризма — неоднократно пыталась пробиться к читателю. Коммуникативные стратегии, предположительно позволяющие достучаться до читательского сознания, пробовались самые разные: на рубеже 1990-2000-х в ход шел натуралистический, физиологический реализм — грубая встряска, прощупывание самых болезненных швов человеческой жизни; в литературе царило безжалостное и бесконечное «время ночь» — не случайно это название знакового романа Л. Петрушевской, в 1992 году вошедшего в первый шорт-лист премии «Русский Букер», стало эмблематическим для периода ранних «лихих девяностых». В тучные нулевые, когда завоевание книжного рынка было осуществлено массовой, жанровой, глянцевой литературой, многие авторы через голову русской классической школы обратились к эстетике глянца. Основной тенденцией оказалась как будто бы постмодернистская, но на деле — откровенно популяризаторская «игра в классики», позволяющая читателю чувствовать себя умником и гордиться своей принадлежностью к касте интеллектуалов, а писателю — прикасаться хотя бы к поверхностному, «интертекстуальному», слою литературной традиции и украдкой подпитываться от нее.

Впрочем, читательская аудитория довольно быстро охладела к подобного рода глянцевым вымыслам. От литературы потребовали правды жизни — не усеченного натурализма периода 1990-х, а выпуклой достоверности и подробного, аналитического осмысления реальности как она есть. Лидерами продаж стали книги нон-фикшн; возможно, именно с их популярностью связан преобладающий тренд русской прозы 2010-х — дистанцирование от современности, уход в историческую глубину.

Цитировать

Погорелая, Е.А. Промежуточные итоги / Е.А. Погорелая // Вопросы литературы. - 2015 - №6. - C. 120-122
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке