Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2012/Книжный разворот

Пьер Паскаль. Протопоп Аввакум и начало раскола

Книжный разворот

Пьер Паскаль. Протопоп Аввакум и начало раскола / Перевод с фр. С. С. Толстого; предисл. Е. М. Юхименко. М.: Знак, 2010. 680 с.

Книга французского слависта Пьера Паскаля (1890-1983) впервые представлена русскому читателю. Перевод выполнен по изданию 1938 года известным знатоком английского и французского языков С. Толстым (1897-1974), потомком Льва Толстого. Машинопись, занимающая 986 листов, переплетенных в два объемистых тома, хранится в книжном собрании Покровского старообрядческого кафедрального храма. Согласно предположению Е. Юхименко, перевод был завершен к концу 50-х годов «скорее всего по просьбе рогожских старообрядцев» (с. 25).

Это исследование принесло автору степень доктора русского языка и литературы в Сорбонне, славу лучшего знатока биографии и творчества протопопа Аввакума и, по выражению Е. Юхименко, создателя энциклопедии раннего русского старообрядчества.

После долгого забвения Пьер Паскаль был вновь открыт для русского читателя швейцарско-французским славистом Жоржем Нива[1], воссоздавшим в статье о «Русской религии Пьера Паскаля» образ русского француза, собеседника Сергея Булгакова, Н. Бердяева и друга выдающихся русских писателей-эмигрантов. По биографии Паскаля можно было бы создать сценарий самого закрученного триллера. Впервые посетив Россию в 1910 году, на всю жизнь он восхитился русским языком и русской духовностью. Паскаль разделял со страной ее надежды, беды и разочарования, пока в 1933 году не был вынужден фактически бежать назад во Францию, в тот старый неправедный мир, который в юности яростно обличал.

Паскаль сохранил веру в то, что истинный коммунизм принадлежит первым христианским общинам, что существует нравственная цивилизация, сохраняемая в народе. Неудивительно, что в библиотеке института Маркса-Энгельса (где Паскаль занимался переводами сочинений Ленина и описанием архива Гракха Бабефа) он не прошел мимо книги «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». После интернационального языка современных журналов и книг он «столкнулся с чистым и сочным русским языком, на котором говорил весь русский народ до Петра Великого и на котором до сих пор говорят крестьяне» (с. 33).

Обращение к теме Аввакума оказалось переломным моментом в жизни и творчестве Паскаля.

Начало церковного раскола Паскаль ищет в событиях Смутного времени как моральной и материальной катастрофы, постигшей Россию. Отсюда в книге — ход к философскому пониманию христианства как соотношения жизни мирской и духовной, земной и небесной. Общая точка зрения не исключает необходимости самого точного и скрупулезного исследования приводимых фактов: «Русские авторы, — пишет Паскаль, — любят охватывать памятники с птичьего полета, мне хотелось скорее исчерпывающим образом их рассмотреть» (с. 62).

Подобный подход позволяет Паскалю сообщать множество сведений, начиная от событий международного значения, церковных соборов, постановлений правительства до цен на мясо и яйца на рынках Москвы и Нижнего Новгорода летом 1668 года или, что для автора более важно, описания религиозных обрядов — Исусовой молитвы у старообрядцев: «Знак креста делается на лбу, это предвечное зачатье Сына Божия, ниже груди — это Его нисхождение на землю и со Отцем и Духом Святым, на левое плечо — это Его второе Пришествие для осуждения грешников». Молитву простых людей Паскаль называет «постоянным собеседованием с Богом», родственным молитве великих восточных мистиков (с. 130).

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2012

Цитировать

Кирнозе, З.И. Пьер Паскаль. Протопоп Аввакум и начало раскола / З.И. Кирнозе // Вопросы литературы. - 2012 - №2. - C. 476-479
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке