№7, 1983/Диалоги

Драма – род литературы

«Литературный процесс и русская журналистика конца XIX – начала XX века. 1890 – 1904. Социал-демократические и общедемократические издания». М., «Наука». 1981, 392 с; «Литературный процесс и русская журналистика конца XIX – начала XX века. 1890 – 1904. Буржуазно-либеральные и модернистские издания», М., «Наука», 1982, 373 с. Редакционная коллегия: Б. А. Бялик (ответственный редактор). В. А. Келдыш, В. Р. Щербина.

ИМЛИ предпринял издание нового коллективного труда, посвященного анализу русской журналистики конца XIX – начала XX века в ее связях с общим характером литературного процесса этого сложного и все еще недостаточно изученного периода. Из серии задуманных книг к настоящему времени вышли в свет две. Но уже по этим двум книгам представляется возможным судить и об издании в целом, которое, как говорится в разделе «От редакции», будет доведено до 1917 года. Как видим, материал, привлекаемый авторами для решения задачи, какой не ставила перед собой еще наша наука, велик по объему и значителен по содержанию.Это не история журналистики в собственном смысле слова, и не история литературы. Здесь впервые предпринята попытка совместить одно с другим, просмотреть «историю литературы сквозь призму журналистики», как сказано Б. Бяликом во «Введении» ко всему изданию. Задача и трудоемкая, и по-своему оригинальная. В том же «Введении» приведены и важные слова В. Короленко: «Русский ежемесячник – не просто сборник статей, не складочное место иной раз совершенно противоположных мнений, не обозрение во французском смысле. Какому бы направлению он ни принадлежал, – он стремится дать некоторое идейное целое, отражающее известную систему воззрений, единую и стройную» (кн. 1, стр. 7). Не во всех случаях русские журналы исследуемого периода выдерживали эту оценку, но характер именно русского журнала подмечен Короленко в основе верно.

Безусловно, литературный процесс любого периода не сводится к самой журналистике и различного рода непериодическим сборникам и альманахам (о чем также сказано во «Введении»), но он неизбежно находит свое выражение, подчас как раз с наиболее существенной стороны, именно в журналах и иных непериодических изданиях. Спору нет: именно к концу XIX столетия русская журналистика и в количественном и в качественном отношении приобретает такой вес и значение в среде читающей публики, какого она не знала никогда ранее. Поэтому, в связи с увеличением самого количества журналов и общей демократизацией читателя, В. И. Ленин требовал от журнала четко выявленного своего направления.«Большой ежемесячный» журнал… либо должен иметь вполне определенное, серьезное, выдержанное направление, либо он будет неизбежно срамиться и срамить своих участников», – писал Ленин Горькому1.

Вот тут перед авторами труда и встала задача, потребовавшая и немалых усилий, и художественной чуткости, и ясных представлений о характере литературного процесса на рубеже веков. Требовалось не просто «просмотреть», а обследовать (а зачастую и исследовать) каждый номер анализируемого издания – главным образом его художественный и литературно-критический разделы – с целью выявления его необщего лица, его направления, которое не всегда можно было определить сразу и безошибочно и которое к тому же неизбежно претерпевало какие-то изменения. Эволюция издания требовала к себе наиболее пристального внимания.

Борьба марксистов с народниками, возникновение так называемого «легального» марксизма, внезапное и ошеломительное вхождение в литературу Максима Горького, возникновение модернизма (с его яркими и талантливыми представителями) и, наряду со всем этим, огромное количество авторов, пишущих «по старинке» (например, представители теории «малых дел»), великое множество изданий, придерживавшихся самых разных, подчас полярных ориентаций, – во всей этой пестроте как общественно-идеологических, так и литературных явлений следовало разобраться, дать оценку, выделить главное, жизнеспособное, что действительно оказывало влияние на развитие литературы.

В ряде случаев авторам труда приходилось заново углубляться в творческие достижения уже известных и изученных писателей и их произведения, в других – пересматривать заново сложившиеся и ставшие традиционными точки зрения и оценки. Стремясь к тому, чтобы полнее раскрыть индивидуальную сущность того или иного литературного явления, авторы, с другой стороны, по необходимости стремились и к тому, чтобы найти и определить его место в общем потоке литературной жизни. Обе книги насыщены сведениями, которые невозможно отыскать ни в каком другом исследовании.

  1. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 48, с. 3.[]

Цитировать

Смелков, Ю. Драма – род литературы / Ю. Смелков // Вопросы литературы. - 1983 - №7. - C. 208-232
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке