Не пропустите новый номер Подписаться
Легкая кавалерия/Выпуск №7, 2019

Андрей Пермяков

Об одной интересной книге в жанре стимпанк

Лев Гурский выпустил книгу «Корвус Коракс»,iМ.: Время, 2019. и книга эта оказалась интересной. Направление — стимпанк. Жанр, вроде, социальная сатира с признаками утопии, антиутопии, антиантиутопии и еще несколько «анти-» подряд. Так уж литературные утопии устроены: каждая развивает и опровергает предыдущие.

Расположенный выше абзац годился бы для краткой рекомендации в блоге из серии «что почитать», но Гурский есть Гурский, есть Роман Арбитман. Жанр, направление и даже стиль (легкий, затягивающий) у него лишь инструменты проникновения в действительность. Кстати, наша реальная жизнь уже интересным образом пересеклась с фабулой книги. Очень быстро и весьма интересным образом, но об этом позже. Начнем с вещей поверхностных.
Первый вопрос очевиден: «Над кем смеетесь»? Ответ: более или менее над всеми. Над властями предержащими — это понятно. С их приспешниками тоже дело ясное. Но, скажем, Леля Горностай, соратница оппозиционера Наждачного, управляющая колесным танком, давно снятым с производства, есть стеб довольно жесткий.

Более того, иногда персоналии названы автором в открытую, без использования даже минимальных перемен имени. Вот музыкант Юра доволен разоблачением клонов, пытавшихся нарушить его авторское право:

— Юрий Юлианыч с утреца уже три благодарственные телеграммы нам отбил — одну из Москвы, одну из Уфы и одну из Питера, — завершил эпопею Новожилов. — Обещал при первой оказии лично заехать в ФИАП и накрыть на всех поляну.

— Который из трех Шевчуков? — заинтересовался я.

— Питерский, вестимо, — ухмыльнулся Белкин. — Какой же еще? Уфимский Юлианыч и рад бы проставиться, да с деньгами у него всегда напряг, а московский теперь вечно занят: то он на баррикадах, то в кутузке…

Еще ироничней выглядит атака сил добра на лагерь провластных троллей с использованием специально обученных активно гадить птиц. Прямая такая метафора говнометания в этих наших интернетах.

Кстати, интернета в мире книги нет. Авторское право есть, а интернета нет. И компьютеров нет. Еще нет телевизора, радио, самолетов, атомной энергетики, кинематографа, фотографии, магнитофонов, алюминия… Электричество и двигатели внутреннего сгорания находятся в подростковом состоянии. Хотя тут возникает противоречие, неизбежное для сколь угодно продуманной фантастики: Вторая Мировая война с Гитлером и танками была, а дизели — полудохлые? Электромеханическое реле кажется диковинкой, а электрички бегают?

При желании это можно объяснить. К примеру, вдруг произошел технический коллапс, а власти скрывают? Хотя, кажется, нет. Описанный мир по-своему удобен. Из Москвы в Нью-Йорк летает дирижаблик «Андрей Рублев». Да, 36 часов. Но зато — тишина, комфорт, свобода! Я б не против.

Еще милей устроена система звукозаписи. В ней задействованы птицы. Настоящие, живые. Вокруг одной из таких птичек и закручивается сюжет. Рассказчику достается ворон — своего рода палимпсест: у него в одном из слоев памяти записаны переговоры Молотова и Риббентропа о пакте. Я не занимаюсь спойлерством: завязка сюжета происходит на первых страницах, а вот развязка будет крайне неожиданной. С очень занятными военными союзами и разными вывертами.

Но дело не в беллетристической составляющей: в этом плане мы роман уже похвалили и готовы похвалить еще раз. Мы о футурологии: по технологическому уровню мир «Корвуса» напоминает примерно марктвеновских «Янки при дворе короля Артура». Кстати, с книгами Марка Твена возникает вообще довольно много ассоциаций. На ум приходят «Ученые сказочки», «Детектив с двойным прицелом», да и общий стиль несколько схож.

Однако есть существенная разница. У скептика, атеиста и ворчуна Марка Твена была надежда на будущее и технический прогресс как средство улучшения нравов. Печально, но у героев книги Гурского эта надежда тоже есть. В сущности, их мир просто отстал от нашего в плане некоторых технологий. А в целом он абсолютно идентичен: в этом и суть романа. Только, увы, герои возлагают слишком много надежд на те самые недостающие технологии. Дело даже не в радости от электрической пишущей машинки или от появления первого огромного фонографа. Дело в надежде на социальные перемены, связанные с прогрессом. Судя по всему, государство эти перемены примораживает, а народ на них надеется. Как вот старый и мудрый разведчик Фишер (тот самый, доживший):

— Только никаким вождям на свете умники ни к чему, — с горечью сказал он. — Они им опасны. Я про это много думал, пока сидел в лагере. Вот, предположим, ты — Адольф Гитлер. Зачем тебе картинки с натуры, если имперское министерство пропаганды каждый понедельник выпускает из питомников очередную партию попугаев с записью речи доктора Геббельса, а тот объясняет немцам, как им повезло жить в Третьем рейхе?

Увы, но власть как институция прекрасно осваивает новинки — гораздо быстрее граждан. Тут можно рассказывать долго, а можно привести один пример: напомним, сюжет «Корвуса» во многом завязан на предании гласности секретного протокола к Пакту Молотова-Риббентропа. В книжном мире это чревато разными неприятностями, вплоть до войны и переворота. Меж тем третьего июня 2019 года, как раз в дни выхода романа, Российское историческое общество официально представило советский вариант данного протокола. И что? И ровным счетом — ничего. Пластмассовый мир победил, все остались при своих мнениях.

Так что книга получилась хорошая, но грустная — почти до безнадежности. Впрочем, кроме базовой сюжетной линии там есть ряд любопытнейших допущений. К примеру, главный герой ловит аудиопиратов, размышляя:

Ну и какой дурак откажется от сверхприбылей? Законопослушные торговцы музыкой — такая же абракадабра, как отрицательные числа. В школе мы их проходим, но в реальной жизни они не встречаются.

И действительно: кредитов, ипотеки и всего такого прочего в книге нет! Единственный момент взыскания долгов — за квартплату. Стало быть, при неразвитости промышленного капитала, финансовый капитал тоже устроен как-то очень интересно! И вот это вправду может оказаться необычным и крайне перспективным моментом. Хотя, напомним, копирайт во вселенной данного романа, увы, чтят. Даже и с избыточным трепетом.

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке