Не пропустите новый номер Подписаться
№5, 2017/История русской литературы

Волжская дорога Артема Веселого. Материалы к творческой биографии писателя

Стив Хаимович ЛЕВИН, литературовед, кандидат филологических наук. Автор книги «С еврейской точки зрения… Избранные статьи и очерки» (2010), а также ряда статей, посвященных истории русской литературы XIX-XX веков и русско-еврейским литературным связям. Живет в Израиле. Email: stivlevin@gmail.com.

Книги Артема Веселого (настоящее имя — Николай Иванович Кочкуров) в последнюю четверть века издают крайне редко. По данным РГБ, за пятнадцать лет, с 1990-го по 2005 год вышло только одно издание — роман «Гуляй Волга» (Тюмень: АО «Слово Тюмени», Вектор Бук, 1993). Роман «Россия, кровью умытая» в 2011 году выпустило московское издательство «ЭКСМО», а в 2014-м — петербургский «Лениздат» в серии «Лениздат-классика». Да еще в 2002-м — сорокастраничное малотиражное миниатюрное издание его стихотворений в прозе (М.: ПаЛЕАлиТа), предназначенное для библиофилов. И это все! Попав в конце 1980-х — начале 1990-х в поток возвращенных текстов, его произведения, как кажется, отодвинутые в прошлое злобой дня, остались достоянием лишь истории литературы. Новые книги о нем не выходят. Столетний юбилей писателя, совпавший с последним годом ушедшего века, прошел почти незамеченным.

Между тем Веселый — знаковая фигура в литературе 1920-1930-х годов. Его романы «Россия, кровью умытая» и «Гуляй Волга» обозначили одно из перспективных направлений прозы XX века — художественное освоение и отражение жизни народа на труднейшем историческом переломе с широким использованием богатств народной речи. Укорененность в «почве» народного слова и неуклонная верность исторической правде — вот, на наш взгляд, главные отличительные черты писательского метода Веселого. А потому важное значение приобретает воссоздание его творческой биографии и трагической судьбы, которая по ряду причин до сих пор в достаточной мере не исследована.

Автобиографии писателя, написанные скупым, подчас телеграфным языком, прочерчивают его жизненный и творческий путь лишь пунктирно.

В течение двадцати лет, прошедших после ареста Веселого, книги его не выходили, а имя было под запретом. После реабилитации, в 1950-1960-е годы, дочери писателя Гайра и Заяра предприняли немалые усилия по собиранию и опубликованию сохранившихся материалов архива отца, побуждали людей, знавших его, к написанию воспоминаний. На эти материалы опирались авторы критико-биографических очерков о Веселом, вышедших в 1960-1970-е годы (см.: [Чарный 1960], [Скобелев 1974]), и вступительных статей к произведениям писателя (см.: [Чарный 1958], [Скобелев 1990]).

Однако идеологические запреты и ограничения того времени наложили на эти очерки свой отпечаток: в них, к примеру, ничего не говорилось о том, как и почему оборвался жизненный и творческий путь Веселого.

Стремясь восполнить пробелы в биографии писателя и дать читателю достаточно полное представление о его жизни и творчестве, его дочери издали уже в новом столетии книгу о нем [Веселая Г., Веселая З.]. Это документальное повествование с привлечением архивных материалов, писем, воспоминаний и отзывов современников, друзей и родных является ценным подспорьем для будущей научной биографии А. Веселого.

В 1980-е годы автор настоящей статьи, живя в Саратове, переписывался с дочерями Веселого, познакомился с материалами архива Заяры Артемовны; переписывался также с литературоведом профессором А. Абрамовым, слушавшим выступления писателя в Саратове, и получил его воспоминания; побывал в доме, где В. Юстицкий писал известный портрет А. Веселого, и слушал рассказ об этом дочери художника А. Юстицкой. Разыскания в советской периодике 1920-1930-х годов были дополнены изучением фонда А. Веселого в ЦГАЛИ (ныне — РГАЛИ). В результате составился небольшой архив материалов, связанных с биографией и творчеством писателя. Публикация новых материалов о Веселом в перестроечные годы и в последнее десятилетие позволили придать некое завершение давнему замыслу — рассказать, образно говоря, о Волжской дороге его жизни и творчества. Об этом и пойдет речь.

В творческой судьбе А. Веселого Волга сыграла, по его признанию, особую роль. Посылая М. Горькому вышедшую в 1929 году в Харькове книгу «Пирующая весна», автор сделал на ней дарственную надпись: «Волгарю Максиму Горькому Волгарь Артем Веселый». Этим он определил не только свое сходство с адресатом по месту рождения и социальному происхождению, но и свой писательский статус, и свое жизненное кредо. Волга в представлении писателя — образ «большой и веселой жизни» («Гуляй Волга»). Отсюда истоки его творческой судьбы, здесь начиналась и, по сути, закончилась дорога его жизни.

Наиболее важные для него события, связанные с Волгой, происходили в 1917-1918-м и 1927-1937-м годах. Первый период ознаменован вступлением в большую жизнь, второй — регулярными (почти каждый год) путешествиями по великой русской реке, в процессе которых рождались книги, последнее путешествие — в ожидании ареста…

Родился в Самаре в сентябре 1899 г. (17 (29) сентября. — С. Л.), в семье волжского крюшника[1].

До революции учился, работал на заводе, служил переписчиком, мальчиком на побегушках, был и ломовым извозчиком.

В марте 1917 вступил в большевицкую партию. Вел партийную и газетную работу, как рядовой боец Красной гвардии и армии два года был на фронте [Веселый. Автобиография].

В революцию кинулся со всем пылом и жаром молодости, — писал он в автобиографии 1924 года. — С весны 1917 года занимаюсь революцией. С 1920 г. — писательством [Писатели… 81].

Ранний, дописательский, отрезок жизни А. Веселого целиком заполнен событиями этих бурных лет, которые станут содержанием его главных книг. И к этому же времени относятся его первые пробы пера на страницах провинциальных газет. В сборнике произведений «Пирующая весна» А. Веселый разделил свое творчество на два периода: первый — «пора оголтелого ученичества» (1918-1922), второй — «пора ученичества сравнительного» (1923-1928). Третьим периодом — творческой зрелости и главных свершений — надо считать первую половину 1930-х, когда, начиная с 1932 года, выходят и переиздаются «Россия, кровью умытая» и «Гуляй Волга».

О первом периоде, начинавшемся в Самаре, А. Веселый писал:

Писать начал рано, потому что «поперло». Первая повесть утеряна на фронте. Первая пьеса «Разрыв трава» — принятая к печати в 1919 году ТЕО Наркомпроса, утеряна в недрах канцелярии[2]. Драма «Мы» напечатана в «Красной Нови» № 3 за 1922 год[3]. Вскоре в том же журнале напечатан рассказ «В деревне на маслянице» [Веселый. Автобиография].

К своему раннему творчеству А. Веселый относился весьма критически. «Первой стоющей вещью считаю Реки огненные. Все, написанное ранее, в пору оголтелого ученичества, в счет не идет, исключая Масляницы» [Веселая Г., Веселая З.: 104]. Но именно в этот период начинал складываться его облик человека и художника[4].

«Как писатель я еще младенец, — признавался он в 1921 году, обращаясь к близкому другу, — у меня только еще прорезываются зубы художника, я еще только расправляю крылья. Я ВЕСЬ В БУДУЩЕМ!» [Веселая Г., Веселая З.: 37]

«Пора оголтелого ученичества» завершилась напечатанной в 1921 году в № 3 «Красной нови» драмой «Мы». С этого времени он берет себе псевдоним Артем Веселый, и начинается «пора сравнительного ученичества».

Вступление в большую литературу

Вскоре в том же журнале («Красная новь». — С. Л.) напечатан первый рассказ «В деревне на маслянице»[5]. В Молодой Гвардии № 1 за 1923 год напечатаны «Реки огненные». В Красной Нови 1924 г. № 1 «Дикое сердце». В 1926 году первым и вторым изданием Страна Родная. В Лефе № 1 (5) Вольница, № 3 — Масляница. Страна родная Недра 1926 1 и 2 изд. Реки огненные Мол. Гв. и Огонек 1924, 25. Горькая кровь. Севкавкнига 1926. Дикое сердце Зиф 1926, Огонек 1927. Филькина карьера Мол. Гв. 1926. Бешеный комиссар Недра 1927 [Веселый. Автобиография].

Эти произведения, после переработки, войдут в эпическое полотно «Россия, кровью умытая». Но уже на этом этапе у А. Веселого начинаются трудности с публикацией, в частности «Страны родной». Внутренний рецензент недоволен идеологическим наполнением книги, хотя и признает ее художественные достоинства. Вот письмо и заявление А. Веселого в издательство «Недра» об издании его романа «Страна родная» (архивная датировка: 11 марта 1925 — 25 апреля 1925):

Тов. Ангарский[6]

Сегодня был в Главлите. Отзыв Мордвинкина о Стране Родной таков:

1. Слишком сгущены мрачные краски.

2. Недостаточно выявлены «светлые» типы.

3. Художественную ценность вещи признают.

4. Вещь не производит целостного впечатления.

Последнее замечание вполне понятно, так как Мордвинкин читал только девять глав.

«Мрачные краски»!? Что делать, в> 18-19 году наряду с ярким было не мало и тяжелого, мутного. Кроме того настоящее утверждение неверно, потому что в романе даны и положительные типы революции (Капустин, Гребенщиков, Ванякин, Гильда), да и вопрос этот не так прост: дать в художественной вещи абсолютно положительные или отрицательные типы — невозможно. Это дело агиток, в объективном освещении все плюсы и минусы захлестываются в узел и проч. — вам это прекрасно понятно.

Итак.

1. Дочитайте роман (две главы).

2. Дайте почитать еще кому найдете нужным.

3. Я со своей стороны уже дал читать члену ЦКК и, если будет нужно, отнесу Куйбышеву, хотя последнее делать мне бы не хотелось, так как он перегружен сверх всякой меры.

4. Лебедев-Полянский[7] заявил Леонтьеву, что мой роман пущен по партийной линии. Что это значит? Позвоните ему и выясните. Во всяком случае я как коммунист всегда готов нести ответственность за свои писания.

5. Я спешно переписываю (уже готовые) остальные две главы.

6. Для того чтобы не отрываться в беганье за деньгами, прошу выдать сто рублей.

11 марта. С приветом

Артем Веселый

9 первых глав вам посылаю

11-я у вас

10 и 12 (содержание) прилагаю.

Ниже, под чертой:

В «Недра»

Заявление>

«Страна Родная» вторично послана в ЦК; если бы ЦК и разрешила печатанье романа, то, вероятно, Главлит настоит еще на целом ряде сокращений и выбросок.

Категорически прошу издательство ознакомить меня детально со всеми возможными сокращениями, прежде чем сдавать рукопись в типографию.

25/IV 25 г. Артем Веселый

Мой адрес: Евпатория, Пушкинская 18, кв. Орловых

Артему Веселому [РГАЛИ… Ед.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2017

Литература

Абалкин Н. У костра Артема // Волжская коммуна (Куйбышев). 1935. 8 июля.

Абалкин Н. На добрую память. Изд. 2-е, доп. М.: Молодая гвардия, 1975.

Алферов В. Г. Из далекого прошлого. Встреча с Артемом Веселым. Май 1964 года // ОРФ ГЛМ. Ф. 281. Оп. 2. Ед. хр. 18. Л. 1-4.

Артем Веселый / Биб-ка совр. писателей для школы и юношества. Под ред. Е. Ф. Никитиной. Критическая серия. М.: Никитинские субботники, 1931.

Б. А-л <Б. Анибал>. У Артема Веселого // Книжные новости. 1936. № 1. С. 1-2.

Борисевич Л. И. Воспоминания об Артеме Веселом (Из семейного архива) / Предисл. и примеч. Е. Говор // Волга. 1990. № 3. С. 135-154.

Веселая Г. А. Артем Веселый и книга // Альманах библиофила. Вып. 13. М.: Книга, 1982. С. 68-83.

Веселая Гайра, Веселая Заяра. Судьба и книги Артема Веселого. М.: АГРАФ, 2005.

Веселый А. Автобиография. Автограф (без даты, по-видимому, конца 1920-х годов) / РГАЛИ. Ф. 1683. Оп. 1. Ед. хр. 3.

Веселый А. Мы. Драматические картины // Красная новь. 1921. № 3. С. 30-48.

Веселый А. Под знаменем поэзии // 30 дней. 1927. № 5. С. 24-25.

Веселый А. Пирующая весна. Харьков: Пролетарий, 1929.

Веселый А. Годы роста // Литературная газета. 1935. 24 апреля.

Веселый А. Работа над романом // Смена. 1935. № 11. С. 20.

Веселый А. Избранные произведения / Вступ. ст. М. Чарного, подгот. текста и примеч. З. Веселой. М.: Художественная литература, 1958.

Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) — ВКП(б), ВЧК — ОГПУ — НКВД о культурной политике. 1917-1953 гг. М.: Международный фонд «Демократия», 1999.

Глебов А. Г. Молодой Артем // Новый мир. 1963. № 11. С. 191-196.

Костерин А. Е. «Слово должно сверкать» // Новый мир. 1963. № 11. С. 203-205.

Левин С. Х. Артем Веселый. Начало творческой биографии // Известия Самарского научного центра РАН. Социальные, гуманитарные, медико-биологические науки. Том 19. 2017. № 1. С. 87-91. URL: http://www.ssc.smr.ru/hum_izv_2017_1.html.

Либединский Ю. Н. Песнь о битве народной // Новый мир. 1957. № 10. С. 246-253.

Лубянка. Сталин и Главное управление Госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы внешних органов партийной и государственной власти. 1937-1938. М.: Международный фонд «Демократия»; Материк, 2004.

Между молотом и наковальней. Союз советских писателей СССР: Документы и комментарии. Т. 1: 1925 — июнь 1941 г. М.: РОССПЭН, 2011.

Неводов Б. <Без заголовка> // Правда Саратовского края. 1934. 18 ноября.

Пантюхов М. О. Из воспоминаний // Новый мир. 1963. № 11. С. 201-202.

Писатели: Автобиографии и портреты современных русских прозаиков / Под ред. Вл. Лидина. Изд. второе, доп. и испр. М.: Книгоиздательство «Современные проблемы» Н. А. Столяр, 1928.

Полонский В. П. Артем Веселый // Полонский В. П. О литературе. Избранные работы / Вступ. ст., сост. и примеч. В. В. Эйдиновой. М.: Советский писатель, 1988. С. 79-93.

РГАЛИ. Ф. 1683. Оп. 1. Ед. хр. 10.

РГАЛИ. Ф. 1683. Оп. 1. Ед. хр. 11.

РГАЛИ. Ф. 1683. Оп. 1. Ед. хр. 13.

Скобелев В. П. Артем Веселый. Очерк жизни и творчества. Куйбышев: Куйбышевское кн. изд., 1974.

Скобелев В. П. Об Артеме Веселом и его романе «Россия, кровью умытая» // Веселый А. Россия, кровью умытая. Роман. Фрагмент. М.: Художественная литература, 1990. С. 3-33.

Художники группы «Тринадцать». М.: Советский художник, 1986.

Чарный М. Б. Артем Веселый // Веселый Артем. Избранные произведения. М.: Художественная литература, 1958. С. 3-22.

Чарный М. Б. Артем Веселый. М.: Советский писатель, 1960.

Чарный М. Б. Незабываемый Артем // Москва. 1965. № 11. С. 187-191.

Юстицкий В. М. Каталог. Саратов, 1986.

Цитировать

Левин, С.Х. Волжская дорога Артема Веселого. Материалы к творческой биографии писателя / С.Х. Левин // Вопросы литературы. - 2017 - №5. - C. 170-204
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке