№7, 1972/Обзоры и рецензии

Важна каждая черта

«Леся Украинка в воспоминаниях современников». Составление, вступительная статья и комментарии А. Дейча, «Художественная литература», М. 1971, 512 стр.

Существуют ценные исследования и био-библиографические материалы, посвященные Лесе Украинке, издаются воспоминания 6 вей. Однако некоторые периоды жизни поэтессы еще недостаточно изучены, не создана еще серьезная, подлинно научная ее биография. И здесь важна каждая черта, каждое свидетельство людей, которые ее знали.

Вот почему такое большое значение имеет первое русское издание воспоминаний о Лесе Украинке, подготовленное к печати покойным А. Дейчем. В сборнике используются материалы, не только известные ранее по украинским изданиям, но и некоторые публикуемые впервые. Например, письма Леси Украинки к В. Александровой и воспоминания последней, раскрывающие одну из существенных и малоисследованных страниц жизни Леси – взаимоотношения с С. Мержинским, ее близким другом, одним из первых русских марксистов, оказавшим влияние на формирование мировоззрения писательницы.

А. Дейч многие годы с подлинным энтузиазмом изучал жизнь и творчество великой украинской поэтессы. Пожалуй, среди русских литературоведов и критиков нет никого, кто столько сил отдал изучению творчества Леси Украинки, кто так настойчиво пропагандировал бы ее наследие, с такой любовью создавал ее жизнеописание. Вспомним осуществленные им русские переводы произведений Леси Украинки, его повесть «Ломикамень», кстати, недавно переизданную издательством «Детская литература», множество статей и исследований, посвященных творчеству поэтессы, составление и редактирование собрания ее сочинений на русском языке.

Сборник «Леся Украинка в воспоминаниях современников» ярко воссоздает характер и творческий облик писательницы. Вступительная статья, написанная А. Дейчем четко и обстоятельно, на основе обширного научного материала, характеризует жизненный и писательский путь Леси Украинки и помогает читателю ориентироваться в суждениях мемуаристов, контролировать степень точности их воспоминаний.

Во второй раздел книги включены статьи о Лесе Украинке, которые можно считать своего рода классическими, – это работы И. Франко, М. Зерова, П. Филипповича, А. Белецкого, М. Рыльского.

Подбор воспоминаний и критических статей так же не случаен, как и выбор авторов. Взяв за критерий научную ценность публикуемых материалов, составитель стремился отобрать те свидетельства и статьи, которые бы наиболее правдиво передавали характер времени, помогали читателю возможно более полно представить факты жизни и внутреннее становление поэтессы, несли новую информацию.

А. Дейч обратился к малоизвестным печатным и рукописным источникам, чтобы не просто скомпоновать мемуарный сборник популяризаторского характера, а, как говорит сам автор предисловия, чтобы выявить и осветить недостаточно изученные, а то и вовсе ранее обойденные в воспоминаниях стороны жизни Леси Украинки.

Составителю пришлось проделать немалую работу, чтобы сборник получился цельным по композиции и целостным по содержанию, все его материалы как бы дополняют и поясняют друг друга. Так, рядом с воспоминаниями родных Леси – О. Косач-Кривинюк, И. Косач-Борисовой – вполне закономерно помещены воспоминания друзей поэтессы: Л. Старицкой-Черняховской, Г. Лысенко, О. Стешенко; затем идут воспоминания знакомых, соратников Леси и людей, которым в разное время выпало счастье встречаться с великой поэтессой. Все эти материалы цементируются четким, продуманным комментарием.

И в комментариях, и во вступительной статье А. Дейч подробно останавливается на отдельных моментах жизни Леси Украинки, уточняет даты, географические названия, характеризует лиц, упоминаемых в мемуарах. Автор комментариев, обращаясь к высказываниям, наблюдениям и выводам мемуаристов, дает свои собственные оценки, уточняющие, а в некоторых случаях опровергающие их утверждения и свидетельства. Так, например, в воспоминаниях украинского филолога В. Симовича есть такое характерное для него утверждение, будто сила Леси Украинки была «не в партийной деятельности, а в ее высоком, вдохновенном огненном слове». Между тем известно, что «вдохновенное огненное слово» было у Леси Украинки неотторжимо от «политической деятельности». В комментарии А. Дейч оспаривает рассуждения В. Симовича: «…Художественная сила произведений Леси Украинки заключалась именно в идейности, ее произведения всегда отличались четкостью позиции поэтессы-революционерки».

А. Дейч вступает в дискуссию и обоснованно полемизирует с мемуаристами, которые по тем или иным соображениям искажали истинный смысл произведений Леси Украинки или «подправляли» некоторые факты ее биографии. В качестве примера возьмем оценку, данную драме Леси Украинки «Боярыня» в воспоминаниях О. Стешенко:

«Помню, что как-то Е. Х. Чикаленко упрекнул Лесю:

– Что это вы, Лариса Петровна, все о чужих пишете, а о своих ни слова?

И вот Леся, возможно, под влиянием этого разговора, написала свою чудесную «Боярыню».

А. Дейч возражает мемуаристке: «Невозможно согласиться с такой оценкой драмы «Боярыня», проникнутой вообще несвойственным Лесе Украинке резко националистическим, русофобским духом».

И тут же комментатор высказывает сомнение по поводу абсолютной принадлежности Лесе Украинке известного нам текста «Боярыни», объясняя тенденциозность драмы небеспристрастным ее редактированием матерью Леси, Оленой Пчилкой.

И все-таки мне кажется, что в ряде случаев в комментариях недостаточно полно раскрыты взаимоотношения между писательницей и мемуаристами, порой бегло охарактеризованы их мировоззрение и общественные позиции. В этом смысле в комментариях есть некоторая непоследовательность: в одних случаях автор примечаний дает довольно подробную информацию (как, например, о муже Леси Украинки – Клименте Квитке), в других – гораздо более общие сведения.

А. Дейч проделал большую текстологическую работу. По сравнению с предыдущими изданиями подобного рода на Украине («Леся Українка. Публікації, статті, дослідження», тт. I – III, Київ, 1954 – 1960) эта книга отличается более высоким текстологическим уровнем. В отличие от «Публікацій, статтей, досліджень» значительно полнее даны воспоминания сестры Леси О. Косач-Кривинюк. Жаль только, что А. Дейчу не удалось включить в сборник «Заметки к биографии Леси Украинки», написанные О. Косач-Кривинюк и опубликованные в вышедшем одновременно с русской книгой втором, дополненном издании «Воспоминаний о Лесе Украинке», составленном А. Костенко («Дніпро», Київ, 1971). Эти воспоминания хотя и фрагментарны, однако содержат в себе много ценной информации, проливают свет на некоторые детали биографии поэтессы, без которых было бы трудно полностью охватить и понять генезис отдельных ее произведений. Жаль, что в книгу не вошли также интересные мемуары О. Кобылянской «О самой себе», Тараса Франко «Из детской памяти», О. Лысенко и Олены Пчилки «Последний творческий замысел», «Последние дни» Олены Пчилки, отдельные упоминания о Лесе Украинке, содержащиеся в автобиографии матери Леси и ее письмах к мужу П. Косачу и к Е. Драгомановой, жившей в Гадяче, – все эти биографические данные о великой украинской поэтессе имеют определенную научную ценность, и их наличие в русском издании только обогатило бы его.

В воспоминаниях современников Леси Украинки, вошедших в рецензируемый сборник, часто содержатся малоизвестные факты, имеющие важное значение для литературной науки. Взять хотя бы свидетельства, касающиеся творческой истории «Лесной песни». О. Косач, сестра поэтессы, пишет:

«В Лесиной «Лесной песне» нет ни одного незнакомого мне персонажа, поверья, ни одной мелодии, – все это издавна знакомо мне по Полесью, все это я знала и слыхала еще в Колодяжном. Для меня нет ни малейшего сомнения, что догадки литературоведов о том, под чьим влиянием Леся написала свою «Лесную песню» (тут фигурируют и Гоголь, и Гауптман, и даже Римский-Корсаков), совершенно напрасны, ибо написала она ее, как сама говорит в письме к матери, потому, что затосковала по родным волынским лесам и по всем тем существам, которыми заселяло эти леса воображение жителей Полесья, друзей Лесиных детских и юношеских дней».

Во втором разделе книги, включающем критические статьи, немало глубоких и проницательных характеристик творчества Леси Украинки, а статьи, написанные ее современниками, несут в себе также приметы и атмосферу своего времени. «Ученые-литературоведы как бы дополняют и обобщают разрозненные факты и явления, отраженные в мемуарах», – справедливо пишет А. Дейч. Жаль только, что статьи даются в сокращенном виде – это безусловно умаляет их значение. И тем не менее публикация их в сборнике мемуаров отрадна.

При всей неоднородности трактовок и критических оценок творчества Леси Украинки, при всем различии духовного уровня и литературной одаренности мемуаристов свидетельства их говорят прежде всего о самом главном в мировосприятии великой поэтессы Украины – о ее высоком национальном самосознании, о классовой непримиримости, о ее слиянности с передовыми идеями времени. Свидетельства эти помогают нам глубже проникнуть в духовные истоки писательницы, в истоки ее идейного созревания и роста, понять специфику художественного мастерства Леси Украинки и ее жизненную и творческую сопричастность литературному и общественно-политическому движению на Украине и за ее пределами.

г. Киев

Цитировать

Мовчан, П. Важна каждая черта / П. Мовчан // Вопросы литературы. - 1972 - №7. - C. 222-224
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке