№1, 1992/Заметки. Реплики. Отклики

В «Тихом Доне» – ни капли «Донской волны»

Цель моего письма – исправить ошибки и неточности в статье Б. В. Соколова «Донская волна» в «Тихом Доне», помещенной в пятом номере «Вопросов литературы» за 1990 год. По мнению Соколова, публикации журнала «Донская волна» (1918 – 1919) «послужили важнейшим письменным источником для «Тихого Дона». На самом деле это далеко не так. Соколов прав, что в описании встречи правительства Войска Донского с делегацией Военно-революционного казачьего комитета Шолохов использовал отчет секретаря Войскового круга Ф. Г. Косова («Донская волна», 16 декабря 1918 года). Однако, по всей вероятности, Шолохов читал отчет Косова, не в «Донской волне», а во втором томе эмигрантского сборника «Донская летопись» (Белград, 1923). Кроме того, Шолохов привлек не упоминаемые Соколовым первый том «Записок о гражданской войне» (Москва, 1924) В. А. Антонова-Овсеенко и статью есаула Войскового круга Г. П. Янова из второго тома «Донской летописи». Например, текст ультиматума Военно-революционного комитета и текст ответа на него Донского правительства не взяты «дословно», как говорит Соколов, из отчета Косова, а списаны со страниц 202 – 204 книга Антонова-Овсеенко. Между текстами обоих документов у Антонова-Овсеенко и в «Тихом Доне» (ч. 5, гл. 10 и 11), с одной стороны, и текстами у Косова – с другой, существует целый ряд разночтений. Так, в ультиматуме Антонов-Овсеенко и Шолохов дают в искаженном виде фразу о высылке из Донской области врагов советской власти. Вместо «живших на Дону» у них – «не жившие на Дону». Где требования ультиматума выражены у Косова повелительным наклонением в инфинитиве («Отозвать всю полицию…»), Антонов-Овсеенко и Шолохов пользуются страдательным залогом («Вся полиция… отзывается»). Под ответом Донского правительства в «Записках» и «Тихом Доне» стоит четыре подписи, у Косова – семь.

Явно ошибочно заявление Соколова, что Шолоховым «введена вымышленная речь вымышленного персонажа – подъесаула Шеина», так как это лицо не упоминается Косовым. Послушаем Янова: «С разрешения Атамана из присутствующих на заседании выступил подъесаул Шеин, георгиевский кавалер всех четырех степеней знака отличия военного ордена. Из рядовых казаков, дослужившийся на войне до подъесаульского чина, простым казачьим языком Шеин горячо и страстно убеждал Подтелкова…»

«Нам с большевиками не по пути и только изменники Дону и казачеству могут говорить о необходимости сдать власть Советам и звать казаков идти рядом с большевиками. Неужели вы думаете, что за вами, за недоучкой и безграмотным казаком, – пойдет Дон. Если кто пойдет, так кучка оголтелых казаков, а затем те же казаки, очнувшись, – вас и повесят». Шолохов переписал все это почти буквально (ч. 5, гл. 10). Более того, он взял у Янова фразу Каледина: «Я из Новочеркасска никуда не собираюсь уходить и не уйду» – и некоторые другие детали, которые Соколов считает «целиком шолоховскими».

Трудно согласиться с Соколовым, что в шолоховском описании герба Войска Донского (ч. 6, гл. 1) можно усмотреть влияние очерка Ф. Д. Крюкова «Войсковой круг и Россия» («Донская волна», 30 сентября 1918 года). По словам Шолохова, приведенным профессором Гейром Хьетсо в «Вопросах литературы» (1990, N 5, с. 37), он вообще не читал Крюкова. Между прочим, описание нового, «красновского» герба в «Тихом Доне» – «нагой казак в папахе, при шашке, ружье и амуниции, сидящий верхом на винной бочке» – за вычетом слова «винной» полностью совпадает с описанием герба в очерке П. Н. Краснова «Всевеликое Войско Донское» («Архив русской революции», т. 5, Берлин, 1922, с. 196 – 197).

Шесть страниц статьи Соколова уделено разбору шолоховского изображения гибели полковника В. М. Чернецова (ч. 5, гл. 12) в свете материалов, опубликованных об этом событии в «Донской волне».

Цитировать

Ермолаев, Г. В «Тихом Доне» – ни капли «Донской волны» / Г. Ермолаев // Вопросы литературы. - 1992 - №1. - C. 355-358
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке