Не пропустите новый номер Подписаться
№11, 1987/Литературная жизнь

Ценить дружбу

Патриотизм, интернационализм… Сколько многостраничных монографий написано о них? Раскрыта их сущность, изучены исторические корни, выработаны формулы и оценки. Казалось бы, о чем спорить, что пересматривать? Но время, в которое мы живем, заставило по-иному задуматься над многими сторонами жизни. Новое политическое мышление – очистительное, отрезвляющее – требует свежим взглядом всматриваться в знакомое и близкое, раскрывать и изучать те черты и особенности, которые раньше ускользали от внимания.

Патриотизм, интернационализм, чувство родины, дружба народов, нравственное содержание этой дружбы – все это находило и находит своеобычное, оригинальное, порой сложное и противоречивое отражение в творчестве разных писателей разных народов в разные периоды существования тех или иных наций.

В романе «Обретение родины» венгерского писателя Б. Иллеша, в повести «Митря Кокор» румынского писателя М. Садовяну тяжело, мучительно протекает процесс осознания подлинно патриотических национальных ценностей. Люди, изображенные в этих произведениях, ратуют за поражение своей страны в войне против Советского Союза. Что же, тем самым они изменяют чувству патриотизма, выступают как враги собственной нации? Конечно нет. Они жаждут видеть – свою родину обновленной, свободной, раскрепощенной. Они мечтают жить в мире, дружеском соседстве, единстве с Советским Союзом – первой социалистической державой. Патриотизм понимается писателями как категория социальная, мировоззренческая, духовная, перешагивающая через этногеографические границы.

Социализм способствует сближению народов, преодолению изолированности. Социализм открывает просторные, ясные, надежные дороги для проявления всех черт национального разума и созидательной энергии.

Крупнейший кубинский писатель и публицист Алехо Карпентьер в одном из своих выступлений – «Для кубинского писателя закончились времена одиночества» говорил о том, что с победой революции на Кубе времена одиночества для кубинских писателей остались позади, началось время солидарности. Разомкнулись пространства, выстроились устойчивые мосты к другим народам, к другим социалистическим культурам.

Слова выдающегося словацкого писателя Ладислава Новомеского перекликаются с мыслями, настроениями, надеждами Алехо Карпентьера. В статье «Интернационализм в действии» Л. Новомеский писал: «Самое главное, конечно, наше отношение – как чехов, так и словаков – к великому русскому народу и всем народам героического Советского Союза не терпит никаких ограничений. В этом смысле можно с гордостью сказать: чувства наших граждан никогда не были иными, а только чувствами искренней дружбы и братской преданности, и проистекают они из знания пока не в полной мере оцененных заслуг народов СССР в деле спасения нашего национального и государственного бытия»1.

Национальный вопрос, пути взаимного понимания и познания народов художники стран социализма исследуют многосторонне – в нравственных, политических, исторических аспектах, идя в глубь человеческих привязанностей и взаимоотношений, возникающих и обретающих мощь на почве социалистического интернационализма.

В романе современного польского писателя Збигнева Домино «Пора по домам, ребята» сибиряк майор Виктор Таманский изображен с большой симпатией и любовью, как крупная, самобытная, яркая личность. Интернационализм в романе З. Домино проявляется в самом характере человеческих взаимоотношений.

. Герой романа Германа Канта «Остановка в пути» – обыкновенный немецкий парень, мобилизованный в гитлеровскую армию. Он повоевал не так уж много и угодил в плен к полякам. Трудно протекает в нем процесс отрезвления и самоочищения. В конце концов он понимает: шел не по тому пути, шел не туда. Марк Нибур осознал, что друзей и недругов нельзя определять только лишь по национальным признакам. Странное, для него самого непонятное борение разнородных чувств происходит в его душе. От одних людей Нибур отгораживается, хотя они немцы. О других думает долго и доброжелательно, хотя они поляки. Неприязнь к чужим для него нациям уступает место в его душе иным чувствам и импульсам. Нибур не становится другом поляков, и поляки не становятся его друзьями. Но между немцем и поляками протягивается пусть тонкая, не очень заметная нить взаимного понимания, намечается осторожное, пусть нерешительное, сближение. Это приводит к пересмотру человеческих ценностей, к преодолению националистических химер. Константин Симонов в своем предисловии назвал роман Германа Канта книгой безбоязненно-очистительной силы.

Интернационализм, чувство семьи единой, выразительно отчеканенные в популярном стихотворении Павла Тычины, – сокровенная суть советской многонациональной литературы. Дороги взаимного узнавания народов, их обычаев, их истории стали широкими, разветвленными. Единство и взаимная «слышимость» народов оказывают благотворное воздействие на художественное зрение писателей, на содержание, глубину их мысли, на качество мировоззрения.

Эстонский писатель Юхан Смуул умел видеть в малом многое, в обычном – необычное, в необычном – жизненно достоверное и возможное. Чем значительно его главное произведение «Ледовая книга»? Жизнь, быт, нравы других народов свободно вторгаются в ощущения, думы, представления писателя. От нахлынувшего потока разнохарактерных, несхожих ассоциаций, от осмысления громадного, противоречивого, насыщенного драматическими коллизиями жизненного материала, культуры, истории, духовных ценностей различных народов – советских и зарубежных – писатель становится еще более зорким и мудрым, талант его крепнет.

Приобщение к жизненному, духовному опыту других наций – необходимое условие для лучшего уяснения своей собственной исторической сущности. Об этом свидетельствует оригинальная книга латышского поэта и публициста Иманта Зиедониса и украинского поэта и публициста Виталия Коротича «Перпендикулярная ложка» – о Таджикистане. Латыш и украинец, каждый с собственной точки зрения, решили всмотреться в лицо, в сегодняшний день, в историю, культуру, психологию людей братской республики. И вот в живой, остроумной диалогической форме, с безупречным тактом и доброжелательностью они делятся друг с другом своими впечатлениями. «Перпендикулярная ложка» – не запись любознательных туристов, не букет экзотических цветов и восторженных словоизлияний. Книга эта – исследовательская, аналитическая, насыщенная интереснейшими жизненными и историческими фактами, обогащающая читателя множеством сведений о прошлом и настоящем Таджикистана.

Достоин подражания опыт литовского писателя Юозаса Пожеры. Чтобы лучше узнать жизнь других народов, обычно практиковались так называемые творческие командировки – не очень длительные по срокам. Они малоэффективны. В течение нескольких дней невозможно понять характер, национальные особенности людей, составить себе представление об их культурном наследии, традициях, прошлом и настоящем. Юозас Пожера несколько раз на долгий срок ездил на Север, он стал дотошным исследователем, близким другом, сотоварищем северян, людей, живущих в неимоверно суровых условиях, людей бескорыстных, стойких, порой по-детски наивных, открытых, простодушных, выполняющих свой нелегкий патриотический долг перед родиной. «Три поездки в Эвенкию» Ю. Пожеры замечательны не только своей познавательной ценностью, но и пафосом гуманизма, глубочайшей симпатией и уважением к людям и народам Севера, уважением «к их трудолюбию, мужеству…

Очерки-эссе Иона Друцэ «Березы, хлеб, мужество»- книга живая, искристая, густо напоенная воздухом, пространственной ширью Прибалтики. Автор ее – не гость, не путешественник, скорее брат. Книга И. Друцэ – психологически емкий портрет латышей, литовцев, эстонцев. Написан этот портрет мягкими акварельными красками. Он не претендует на кропотливое исследование многотрудной героической истории прибалтийских народов, но раскрывает многие особенности их жизни, их быта, труда, их представлений о смысле, о ценности жизни человеческой, их убеждения в том, что человек родился для добра, для умножения духовных ценностей мира.

Из произведений, созданных в последнее время, следует назвать весьма своеобразную книгу-размышление, книгу-исповедь литовского писателя Албертаса Лауринчюкаса «Вечные березы». Она состоит из лирических и эпических зарисовок, публицистических миниатюр, основательных рассуждений о судьбе, истории, жизни, нравах, характере русского народа. Книга сердечная, открытая, в ней звучит неподдельная любовь к России, к ее истории, культуре, судьбе.

Все эти книги – свидетельство того, как, сравнивая свое, кровное, родное, освоенное сызмальства с «чужим» и поначалу малознакомым, советский человек с радостным чувством обнаруживает в этом «чужом» близкое, родственное, необходимое. В социалистическом обществе масштабы и объем близкого, «своего» становятся огромными.

В книге «Сибирское ускорение» мансийский писатель Юван Шесталов рассказывает о том, что его маленький народ, обреченный, по мнению многих дореволюционных историков, на вымирание и забвение, обрел вторую молодость в единой семье братских народов.

В 1925 году, сообщает Ю. Шесталов, представители так называемых «малых» народов Севера – ханты, Манси, ненцы, нанайцы, эвенки, чукчи, юкагиры, саами – приехали учиться на рабфаке Ленинградского университета. Они с жадностью окунаются в новый, необычный для них мир, с трепетом раскрывают томик Ленина. Обогатившись «чужим» опытом, они отнюдь не утрачивают своего национального характера, не перестают быть северянами. Наоборот. Их возможности, как и их самобытность, раскрываются ярче, они приходят к углубленному осмыслению проблем общечеловеческих. Так, писатель ханты Е. Айпин в повести «Боль земли» создает философскую притчу о людях и земле. Земля предстает здесь живым беззащитным существом, нуждающимся в любви и заботе людей, страдающим от ран. Новый, свежий, впечатляющий образ…

О советской многонациональной культуре были сказаны многозначительные слова: «Мы обоснованно гордимся достижениями советской многонациональной социалистической культуры. Вбирая в себя богатство национальных форм и красок, она становится уникальным явлением в мировой культуре»2. Далее говорится о том, что нельзя замыкаться в национальные границы, нельзя в идиллических тонах представлять националистические предрассудки, облекать их в фальшивую одежду национальной самобытности.

Нужно по-ленински точно и масштабно рассматривать важнейшие вопросы национальных взаимоотношений, развития национальных культур. В газете «Советская культура» (26 августа 1986 года) писатель Камил Икрамов правильно писал о ложном, ошибочном понимании некоторыми теоретиками и общественными деятелями республик чувства национальной гордости. Критика тех или иных отрицательных явлений в республике воспринимается ими как ущемление, попрание чувства национального достоинства. Но ведь чувство национальной гордости не существует как некая неподвижная категория, в отрыве от многочисленных жизненных и этических факторов. Гордиться надо тем добрым, честным, великим, гуманным, тем, что достигнуто талантом и трудом народа, что закреплено в позитивном национальном опыте.

Чего скрывать, есть в нашем обществе, в любой из наций, прохвосты всякой масти, жулики, рвачи, хищники, взяточники, кляузники, наркоманы и т. п. Имеют ли эти люди право называться представителями той или иной нации? Национальность, ее сила, ее нравственные и духовные опоры полностью уничтожены и истреблены в них. Они не представители своей нации, а ее осквернители, гнилые наросты на теле народа. Такие есть, к сожалению, везде.

Не надо чваниться друг перед другом – это знак низкого уровня нравственного, социального, человеческого сознания. В. И. Ленин придавал огромное значение правильному, тактичному, осторожному решению национального вопроса. «Это, – писал он, – мировой вопрос, без преувеличения мировой.

Тут надо быть архистрогим.

Это скажется на Индии, на Востоке, тут шутить нельзя, тут надо быть 1000 раз осторожным»3.

Элементарная истина гласит: писатель не в силах существовать и творчески развиваться вне живой связи с собственным народом. «Нужно, чтобы наше творчество носило отпечаток родного нам племени… людей, от которого оно неотделимо»4, – говорил Р. Роллан. Дальше писатель утверждал: авангард духа, руки, глаза и уши народа – вот чем должна быть литература.

  1. Л. Новомеский, Время и безвременье, М., 1985, с, 209.[]
  2. «Материалы XXVII съезда КПСС», М., 1986, с. 53.[]
  3. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 53, с. 190.[]
  4. Р. Роллан, Собр. соч. в 14-ти томах, т. 14, М., 1958, с. 574.[]

Цитировать

Ломидзе, Г. Ценить дружбу / Г. Ломидзе // Вопросы литературы. - 1987 - №11. - C. 31-49
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке