№1, 1981/Обзоры и рецензии

«Строить мир по законам красоты…»

Александър Лилов, Към природата на художественото творчество, «Наука и изкуство», София. 1079, 549 стр.

Изданная в Болгарии книга А. Лилова «К вопросу о природе художественного творчества»– заметное явление в современной марксистско-ленинской эстетической теории. Работа охватывает широкий круг проблем, но дело не только в этом. Главное– подход к этим проблемам, пути их решения.

Автор последовательно проводит диалектический принцип анализа искусства. С первых страниц книги он выступает против всяких проявлений односторонности в подходе к художественному творчеству, в работе аргументировано подвергнута критике ревизионистская концепция «реализма без берегов» Р. Гароди– ее субъективизм, отрицание познавательной функции искусства, гипертрофия специфического в ущерб общему. Вместе с тем показана порочная методология догматизма– его мертвящий схематизм, сведение сложной природы художественного творчества к однолинейным измерениям, к застывшим постулатам. Ощущение живой связи искусства с общественной жизнью служит опорным принципом исследования, позволяющим автору широко и многосторонне характеризовать различные художественные явления, их историческую динамику.

А. Лилову хорошо известны новейшие работы, посвященные интересующей его проблеме, которые вышли как в Болгарии, так и в других странах, прежде всего в Советском Союзе. Он внимателен к завоеваниям теоретической мысли в этой области, опирается на них, развивает их далее, делает новые наблюдения и выводы. Его книга, проникнутая последовательной борьбой против буржуазной идеологии в эстетике, духом непримиримости к догматизму в любых его проявлениях, близка всем, кому дорог подлинно творческий подход к художественной культуре.

А. Лилов анализирует ряд категорий эстетики, явлений литературы, изобразительного искусства, музыки и других видов творчества. Остановимся на характере решения им некоторых проблем.

Рассматривая связь объективного и субъективного в искусстве, выступая против абсолютизации какой-либо одной из двух сторон этого единства, А. Лилов размышляет о роли творческой личности. Богатство личности, считает он, отражает ее связь с объективной действительностью. Однако творческая личность не механически воспроизводит действительность, а играет активную роль; В субъективно-творческом начале искусства заключено его своеобразие, неповторимость.

С названными вопросами связана вообще специфика художественного отражения мира. Подчеркивая, что ленинская теория отражения означает не только воспроизведение объекта, но и активное отношение к нему, выступая против субъективизма, который игнорирует познавательные возможности искусства, А. Лилов подвергает резкой критике вульгаризаторские интерпретации категории отражения, суть которых сводится «к преувеличению, а иногда едва ли не к абсолютизации воспроизведения объективной действительности в искусстве и к сужению места и значения пресотворения этой действительности» (стр. 80)..Критика здесь направлена, конечно, против догматических взглядов, чуждых природе социалистического реализма, ограничивающих его широкие изобразительные возможности.

Известны пагубные последствия таких взглядов в прошлом– они давали себя знать и в художественной практике, и в критике. Болгарский ученый обеспокоен тем, что они проявляются, к сожалению, иногда и сегодня. В этой связи он вспоминает, например, об ошибочном отношении некоторых болгарских теоретиков и критиков к Й. Радичкову: считалось даже, что писатель «искажает действительность», потому что непривычны, очень своеобразны формы ее отражения в его книгах.

А. Лилов справедливо констатирует, что ситуация в марксистско-ленинской эстетике сегодня, в общем, иная: вульгарно-социологические интерпретации связей искусства и действительности остались в прошлом (за исключением, пожалуй, одиозных случаев упорного консерватизма), уступили место значительно более сложным представлениям, для которых характерны «диалектическая широта и многообразие эстетических эквивалентов этих связей» (стр. 44). Доминирует взгляд, что художественная правда достигается не только внешней точностью, жизнеподобием, она может быть выражена и другими способами. Главное, по словам А. Лилова,– «адекватность художественного изображения сущности изображаемого явления» (стр. 45).

В книге А. Лилова всесторонне обосновывается мысль о том, что из всех существовавших и существующих философских доктрин именно марксистско-ленинская философия открывает наибольшие возможности для познания мира вообще и художественного познания в частности. Известно, что с этим как раз связана концепция социалистического реализма как исторически открытой системы правдивого изображения жизни. Болгарский автор отмечает «методологическую плодотворность» этой концепции, считает, что она способствует «глубокому и полному раскрытию… преимуществ и возможностей социалистического реализма» (стр. 402).

Вообще говоря, глубокая убежденность в широчайших возможностях восприятия и многообразного изображения мира искусством социалистического реализма составляет во многом пафос книги, служит исходной позицией при оценке различных художественных явлений. Свои выводы и положения автор подкрепляет множеством примеров, почерпнутых из современной болгарской литературы, из других видов искусств периода после апрельского Пленума ЦК БКП 1956 года. Творческая практика современных болгарских художников, свободных от тисков догматизма, дает ему обильный материал. Практика эта богата и многообразна. Она представляет собой, по словам А. Лилова, свободное развитие талантов «в просторах социалистического реализма» (стр. 284). Автор пишет, как правило, о ярких индивидуальностях, представляющих определенные тенденции художественного процесса. Эти характеристики вместе с тем имеют и самостоятельное значение– как интерпретация и оценка творчества талантливых писателей. В книге А. Лилова, таким образом, органически соединяется теоретическое исследование и конкретный литературно-критический анализ.

А. Лилов рассматривает искусство как феномен, включающий многие компоненты, и этим объясняет необходимость комплексного подхода к нему. В связи с этим он высоко оценивает новейшие исследования в Советском Союзе, в которых такой подход убедительно обоснован.

Большой интерес представляет раздел о полифункциональном характере искусства. Автор видит в искусстве определенную систему, без раскрытия элементов которой, динамики их действия невозможно постигнуть природу художественного творчества. В этой связи подробно характеризуются различные функции искусства– познавательная, коммуникативная, ценностная, гедонистическая, воспитательная, эстетическая. Ставятся и решаются вопросы взаимосвязи искусства и идеологии, искусства и политики, искусства и морали. Широко освещаются проблемы гуманизма социалистической художественной культуры, принцип коммунистической партийности, предоставляющей художнику подлинную творческую свободу– свободу объективного познания мира и связанной с этим этической активности.

В центре искусства– человек, являющийся и социальным, и биологическим существом. Болгарский ученый стремится к учету взаимодействия всех сторон человеческой личности. Он считает, что понимание художественно-творческого процесса невозможно без анализа его психофизиологических основ, и посвящает этим вопросам специальный раздел своей книги, который содержит много интересных наблюдений.

В результате всего этого проблема диалектической связи эмоционального и интеллектуального в искусстве получает, на мой взгляд, свое глубокое освещение.

Книга А. Лилова– теоретическая. И как всякая настоящая теория, она связана многочисленными нитями с практикой– с живым опытом современного искусства и шире– с общими задачами строительства социализма. Социалистическая художественная культура рассматривается в книге как органическая часть и как действенный фактор созидания нового общества. У нее своя ярко выраженная специфика, и потому она не может быть заменена другими формами общественного сознания. Произведения художественного творчества воздействуют и на ум, и на чувства людей, они способны вызвать их переживания, формируя тем самым определенное отношение к жизни. Общественные идеи, преломленные через призму личных переживаний человека, становятся его внутренним убеждением, важным стимулом его духовно-нравственного развития. В этом и состоит могущественная воспитательная сила искусства.

А. Лилов показывает незаменимую роль искусства в процессе формирования гармонически развитой личности социалистического общества. Он говорит в этой связи о Программе всенародного эстетического воспитания, выдвинутой XI съездом Болгарской коммунистической партии. Эстетическое воспитание освещается в книге как «развитие и изъявление высших духовных сил человека и его способностей воспринимать и строить мир по законам красоты… Коммунизм,– пишет А. Лилов,– не будет и не может быть обществом, состоящим только из художников (по профессии), но непременно будет и не может не быть обществом творцов, тружеников творческого труда, художников по душе. В этом в последнем счете состоит смысл, цель и ценность коммунистического общественного строя» (стр. 353).

В кратком отзыве трудно даже перечислить сколько-нибудь полно научные идеи, содержащиеся в книге А. Лилова. Книгу эту необходимо перевести на русский язык и сделать ее достоянием нашей широкой научной общественности.

Цитировать

Марков, Д. «Строить мир по законам красоты…» / Д. Марков // Вопросы литературы. - 1981 - №1. - C. 228-231
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке