Не пропустите новый номер Подписаться
№7, 1991/Хроники

Среди журналов и газет

КАК ПОГИБ ВАСИЛИЙ КНЯЗЕВ. Имя этого поэта – одного из зачинателей советской поэзии – исчезло из литературы (и из жизни) в середине 30-х годов. После XX съезда КПСС доброе имя Василия Князева было реабилитировано, но оставались неизвестными обстоятельства его ареста и дальнейшей гибели. Даже дата смерти в разных энциклопедиях и справочниках определяется по-разному.

На страницах журнала «Урал» (1990, N 12) Л. Полонский рассказывает о своих разысканиях относительно трагической судьбы поэта.

В 1919 году, пишет исследователь, в Петрограде вышла «Первая книга стихов» Князева, включавшая его произведения дореволюционной поры. Среди откликов на эту книгу – рецензия «В плену у злобы дня», помещенная на страницах «Петроградской правды» (22 июля 1920 года). Автор резкой рецензии – Константин Федин. В защиту Князева в «Красной газете» выступил Г. Зиновьев. Как считает Л. Полонский, эта защита сыграла роковую роль в судьбе поэта.

После убийства Кирова в Ленинграде начались массовые репрессии. «…Всю ночь с 19-го на 20 марта 1937 года у Князева (г. Ленинград, ул. Рубинштейна, N 15/17, кв. 31) шел обыск, – пишет Л. Полонский. – Изъяты книги, бумаги, письма, рукописи, черновики… Квартира опечатана. «Преступник» заключен в 36-ю камеру IV отделения тюрьмы N 2″.

Л. Полонский получил в 1989 году возможность с помощью Информационного центра МВД «познакомиться с «Делом» заключенного Князева, хранящимся в управлении внутренних дел Магаданской области… Пожелтевшее от времени «Личное дело N 42270» с грифом «Сов. секретно» Управления северо-восточных исправительно-трудовых лагерей НКВД».

24 июня 1937 года спецколлегия при Ленинградском областном суде («тройка»: председатель Корольков, члены Петров и Чехов) в закрытом судебном заседании рассматривает дело N 10583/23230 «по обвинению Князева Василия Васильевича, 1887 г. рождения, гор. Тюмень, Тамбовской губ., сына купца, литератора, б.чл. ВКП(б), в преступлении пост. 58 – 10 ч. 1 УК».

«Материалом предварительного и судебного следствия, – сказано в приговоре, – виновность Князева В. В. доказана в том, что он, будучи враждебно настроен к Советской власти, а ноябре месяце 1936 г. в помещении клуба писателей им. Маяковского вел контрреволюционные разговоры в присутствии свидетеля Л. и др., грубо, оскорбительно отзывался о руководителях партии и правительства, выступал в защиту репрессированных членов троцкистско-зиновьевской группы, клеветал на положение советских писателей, на советский строй и ВКП(б), то есть Князев В. В. совершил пр. по ст. 58 – 10 УК.

Спецколлегия приговорила Князева В. В. по ст. 58 – 10 ч. 1 УК лишить свободы на 5 лет с 19 марта 1937 года с последующим поражением в правах сроком на 3 года».

В «Деле» Князева хранятся выцветшие от времени записки, сделанные карандашом на клочках бумаги. Он беспокоится о судьбе выброшенной из квартиры жены, Евдокии Петровны, больной 50-летней женщины, и сына Василия. «Умоляю в срочном порядке узнать о здоровье и местопребывании жены… У меня есть основания думать, что она с сыном либо выселена, либо умерла».

В заявлении на имя уполномоченного НКВД при пересыльной тюрьме «з/к N 13813 Князев В. В.» решительно отрицает свою вину: «Я не контрреволюционер, никогда им не был и не буду, так как органически не способен идти против власти рабочих», «я работал в «Правде» в 12 – 13 гг. Был насмерть травим всей буржуазной печатью. С Володарским и другими создал «Красную газету», работал красногвардейцем в Петрограде и уездах во дни кулацких мятежей, Юденича, Кронштадта и пр. и пр.», «мои стихи нравились Ильичу (как сообщает Н. К. Крупская в своих воспоминаниях)… Думаю, что теперь и завтра я был бы полезен Союзу».

Заключенный обращается с единственной просьбой: «Нельзя ли оставить меня в Ленинграде, хоть в тюрьме, хоть в одиночке?.. У меня больное сердце, одышка, неважный желудок и пр. Я боюсь, что лагерь меня убьет… Дайте мне остаток моей жизни (5 лет, не больше) писать знойные, обжигающие душу песни. Я докажу, что я не только не враг народа, но предан Октябрьской революции до последнего издыхания!»»Личное дело N 42270» завершается актом, гласящим: «Следуя по этапу из Магаданского пересыльного пункта в ОЛП Мальдяк, з/к Князев Василий Васильевич, N 135075, ст. 58 – 10, ч. 1, срок 5 лет, во время пути следования этапом оставлен в поселке Атка 4.XI.37 г., 10.XI.37 г. скончался в 20 ч.

Цитировать

От редакции Среди журналов и газет / От редакции // Вопросы литературы. - 1991 - №7. - C. 248-253
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке