№6, 1975/Жизнь. Искусство. Критика

Самобытность литературы и неповторимость художника

«История советской многонациональной литературы», несомненно, имеет не только важное научное и литературно-эстетическое, но и огромное общекультурное и политическое значение. В «Истории» воссоздана захватывающая панорама становления и развития советской литературы, ее пути к идейному единству и расцвету национальных форм. На богатейшем фактическом материале, на конкретных примерах развития литератур народов СССР это исследование наглядно и убедительно показывает преимущество социалистического строя, который создает все условия как для материального благосостояния, так и для невиданного духовного развития народов.

Авторский коллектив, руководимый Г. Ломидзе и Л. Тимофеевым, проделал поистине титаническую работу. Здесь уже говорилось, что «История» опирается на прочную базу – на коллективный опыт многонационального отряда советских литературоведов. Однако каким бы богатым и значительным ни был этот опыт, перед авторами встал целый ряд новых проблем методологического и методического характера, решение которых представляет исключительную трудность: проблема становления и развития социалистического реализма в литературах народов СССР, проблема периодизации, проблема интернационального и национального и многое другое. Из-за ограниченности времени остановлюсь лишь на некоторых вопросах.

История многонациональной советской литературы – это целый океан самых различных фактов и многообразных явлений. Их необходимо глубоко осмыслить, отделить важное от несущественного, и на этой основе выработать законченную строго научную концепцию. Таким образом, одна из важнейших проблем, возникших перед создателями обсуждаемого труда, – проблема правильного сочетания общего и частного. Однако принцип этот не всегда выдерживается. Введения к томам, где исследуются основные закономерности и тенденции литературного развития на том или ином историческом этапе, как правило, целеустремленны, глубоки, достаточно аргументированны и дают верную характеристику литературного процесса. Отдельные положения этих статей в дальнейшем находят свое подтверждение и развитие в портретах национальных литератур. Но далеко не всегда. Иные очерки, лишившись концептуальной направленности, превращаются в сухие и скучные справки. В них можно обнаружить множество фактов, порой весьма незначительных; они изобилуют перечнями имен и названий, но в них трудно найти главное – внутреннее движение литературы, связь явлений и процессов, динамику художественного мышления. Таким образом, «История» в некоторых своих частях оставляет впечатление книги, где под один переплет собраны отдельные, слабо связанные друг с другом очерки или справки о тех или иных литературах народов СССР.

Здесь говорилось о такой важной задаче, которую нам еще предстоит решить общими усилиями, – всесторонне показать подлинное художественное многообразие единой советской литературы, где каждая национальная литература, независимо от ее объема, вносит свой вклад в общую сокровищницу.

Цитировать

Шарафутдинов, А. Самобытность литературы и неповторимость художника / А. Шарафутдинов // Вопросы литературы. - 1975 - №6. - C. 57-60
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке