Не пропустите новый номер Подписаться
№1, 1997/Мнения и полемика

Роман Генрика Сенкевича «Quo vadis» и русский читатель

В 1996 году исполнилось 150 лет со дня рождения Генрика Сенкевича (он родился 5 мая 1846 года) и одновременно 100 лет после выхода книжным изданием его романа «Quo vadis», которому польский писатель больше всего обязан своей известностью за рубежом и получением в 1905 году Нобелевской премии.

Творчество Сенкевича было необыкновенно широко известно в России еще при жизни писателя (1846 – 1916). Первое упоминание о нем в российской прессе появилось уже в 1872 году – это была рецензия, опубликованная в газете «Санкт-Петербургские ведомости» (12 декабря) 1, на его первое художественное произведение – повесть «Понапрасну».

Первые русские переводы относятся к 1880 году, когда в периодических изданиях появились «Очерки углем» («Отечественные записки»), рассказы «Янко-музыкант» (одновременно в петербургском журнале «Огонек», московском «Свет и тени» и одесской газете «Правда»), «Из дневника познанского учителя» (тоже в трех разных изданиях, в том числе в журнале «Вестник Европы»).

Число переводов из Сенкевича с каждым годом увеличивалось, в 1899 – 1900 годах на русском языке начинает выходить первое собрание сочинений Сенкевича в 10-ти томах в переводе Ф. Домбровского (Киев – Харьков). Всего таких собраний сочинений вышло в России до 1917 года десять, в том числе в 1902 году – в 24-х томах, в 1912 году – в 36-ти томах (оба в Санкт-Петербурге), в 1914-м – в 16-ти томах (в Москве).

Очень популярны были рассказы Сенкевича. «Янко-музыкант», например, издавался 53 раза. Были хорошо известны русскому читателю и романы Сенкевича. Из них по количеству изданий первое место занимает «Quo vadis», выходивший у нас до 1917 года 37 раз, «Потоп» и «Крестоносцы» издавались по 18 раз, «Огнем и мечом» – 15, «Пан Володыевский» – 14, «Без догмата» и «Семья Поланецких» – по 13 раз2.

По популярности среди русских читателей Сенкевич соперничал с такими гигантами мировой литературы, как Лев Толстой и Эмиль Золя. Об этом сообщал на основании данных о количестве читателей польского писателя в русских библиотеках польский журнал «Край», выходивший в Санкт-Петербурге (1897,1899). А еще раньше, в 1887 году, критик И. Гофштеттер оценивает Сенкевича как одного из писателей мирового значения: «Лев Толстой, Эмиль Золя и Генрик Сенкевич – вот три наиболее популярных романиста нашего времени» 3.

В 1897 году польский автор журнала «Край» утверждает, что в русском обществе образовался своего рода культ Сенкевича, что при известной напряженности польско-русских отношений того времени показалось ему даже удивительным4.

Русская же интеллигенция удивительным это не считала. Польская литература рассматривалась у нас, говоря словами одного из рецензентов Сенкевича в «Русской мысли», как «близкая нам по племенному родству, по духу» 5.»Польское общество, – пишет другой критик в том же журнале, – близко нам по многим чертам характера, общим для славянских народов» 6.

Именно поэтому книга польских писателей всегда находили самый живой отклик в России. «Русская образованная публика, – отмечает Е. Аничков, – несомненно вчитывается в произведения современных польских писателей гораздо охотнее и глубже, чем в литературу более далекого Запада. Сенкевич, Ожешко, Прус… – это — имена не только хорошо знакомые у нас, но имена близкие нам, даже почти родные» 7.

В 1900 году русская общественность и печать широко отмстили 25-летие литературной деятельности Сенкевича. В Москве, Одессе и многих других городах прошли вечера, посвященные польскому писателю. Не было, можно сказать, ни одного журнала и газеты, которые не откликнулись бы на юбилей.

В 1915 году Сенкевич избирается почетным академиком Российской Академии наук (еще ранее, в 1896 году, он был избран членом-корреспондентом). Это было официальное избрание в официальную Императорскую Академию. Однако русская общественность искренне видела в этом проявление уважения к польской литературе. Н. Дмитриев, авгор статьи в петербургском журнале «Пробуждение», писал по этому поводу: «…польский язык и польская литература этим избранием признаются родными, содружными русскому языку и литературе… Сенкевич не только польский писатель, но – символ современной Польши, ее самый яркий представитель, всеми признанный хранитель ценностей ее духа, поэт ее прошлого» 8.

Эта же мысль о Сенкевиче как символе польской нации проводится и в десятках некрологов, появившихся в русских газетах в 1916 году. В них вновь подчеркивается мысль о близости его творчества русскому читателю. «О Сенкевиче русским читателям можно говорить почти как об отечественном писателе, – пишет И. Игнатов, – с героями его произведений мы все так близко, так хорошо знакомы… и когда умирает Сенкевич, как будто умирает писатель, произведения которого не переводились, а писались на русском языке» 9.

Необыкновенная популярность Сенкевича в России выразилась также в том, что его произведения породили у некоторых русских литераторов стремление писать на те же темы, откликнуться каким-либо образом на мотивы, затронутые в них. Известно стихотворение И. Бунина «Вечерняя молитва», написанное им на мотив рассказа Сенкевича «Идиллия. Лесная картинка». Петербургский журнал «Всемирная иллюстрация» опубликовал в 1898 году (N2 15) рассказ Н. Филимонова «Отречение Петра», посвященный Сенкевичу и навеянный чтением его романа «Quo vadis». В том же году в Приложении к «Юбилейному альбому журнала «Развлечение» (XL) граф Бенгальский (псевдоним Николая Шебуева) опубликовал рассказ «Происхождение мужа» с подзаголовком «Индийская легенда на тему Генрика Сенкевича». В 1903 году в петербургском журнале «Север» (N 7) было напечатано стихотворение А. Ходыревой «Петроний и Эвника», а в 1913 году газета «Приднепровский край» (от 25 декабря) напечатала легенду в стихах В. Паскаля «Ангел смерти» на тему, заимствованную у Г. Сенкевича.

Польский исследователь Ян Орловский в своей недавней статье «Мотивы творчества Генрика Сенкевича в русской поэзии и драматургии» отмечает, что чаще всего инспирацией для русских авторов являлся роман «Quo vadis» 10.

Самое известное у нас произведение Сенкевича роман «Quo vadis» начал печататься в русском переводе сначала в периодических изданиях, буквально сразу после появления оригинала. Оригинал тоже публиковался (как и другие крупные произведения писателя) сначала в периодике: «Газете Польской», начиная с 25 марта 1895 года, и одновременно в краковском «Часе» и «Дзеннике Познаньском». Уже в том же 1895 году появляются первые русские переводы романа: в киевской газете «Жизнь и искусство» (1895, март-декабрь; 1896, январь- февраль), в московском журнале «Русская мысль» (1895, N 4 – 12; 1896, N 1 – 3; автор перевода – издатель журнала Вукол Лавров), в санкт-петербургском «Северном вестнике» (1895, N 5 – 12; 1896, N 1 – 5; перевод К. Льдова). В сокращении роман печатался в газете «Волынь» и санкт- петербургском «Юном читателе». Затем последовали 25 книжных изданий и 7 в собраниях сочинений писателя в девяти разных переводах11. Названия переводов разные: «Камо грядеши» (В. Лавров), «Quo vadis? (Куда грядешь?)» (Ф. Домбровский). Печатались и свободные пересказы содержания романа: «Дочь лигийского царя, или Из царства тьмы к царству света» (М., 1905), «Лигийская царевна» (М., Приложение к журналу «Юная Россия», 1917).

Некоторые периодические издания помещали на своих страницах фрагменты из «Quo vadis». Например, «Пир у Нерона» («Литературное обозрение», 1895, N 30 – 31), «Пир Нерона» («Астраханский листок», 18 октября 1895 года), «Нерон, сжигающий Рим» (там же, 8 декабря 1895 года), «Пожар Рима» («Жизнь и искусство», 1895, N 297, 302, 304) и т. д.

В России часто ставились пьесы по мотивам романа «Quo vadis» – не всегда удачные## Об одной такой неудачной постановке вспоминает А. Куприн в очерке «Как я был актером» (А. И. Куприн, Собр. соч.

  1. Здесь и далее данные о русских переводах произведений Сенкевича и об откликах на его творчество приводятся по библиографии: И. Л. Курант, Польская художественная литература XVI – начала XX века в русской и советской печати. Указатель переводов и литературно-критических работ на русском языке, изданных в 1711 – 1975 гг., т. 4, Вроцлав – Варшава – Краков, 1995.[]
  2. Приведенные здесь данные несколько расходятся с цифрами, названными в вышедшей ранее моей работе «Сенкевич в России» (в кн.: Е. З Цыбенко,Из истории польско-русских литературных связей XIX-XX вв., [M.J, 1978), в которой использовалась любезно предоставленная мне картотека, составленная И. Курант. В настоящей же статье цифровой материал дается по уже опубликованной и уточненной библиографии того же составителя.[]
  3. И. Гофштеттер, Г. Сенкевич. Критический эскиз. – «Север», 1887, N 49, с. 1559.[]
  4. См.: F. Pan,О Sienkiewiczu. – «Kraj», 1897, N 14, s. 140.[]
  5. М-н, Последний исторический роман Сенкевича. – «Русская мысль», 1896, апрель, с. 177.[]
  6. «Русская мысль», 1895, сентябрь. Библиографический отдел, с. 108.[]
  7. »Мир Божий», 1903, сентябрь. Библиографический отдел, с. 82. []
  8. Н. Дмитриев, Россия и Польша. – «Пробуждение», 1915, N 5, с. 176.[]
  9. И. Игнатов, Сенкевич. – «Русские ведомости», 6 ноября 1916 года.[]
  10. J. Orlowski, Motywy twórczości Henryka Sienkiewicza w poezji i dramaturgii rosyjskiej. – «Ze studiów nad literatura rosyjska przetomu wieku XIX i XX. Poetyka i konteksty kulturowe», Lublin, 1993.[]
  11. Лучшим переводчиком Сенкевича писатели и критики того времени считали В. Лаврова. Именно в его переводе чаще всего издавали роман «Quo vadis».[]

Цитировать

Цыбенко, Е. Роман Генрика Сенкевича «Quo vadis» и русский читатель / Е. Цыбенко // Вопросы литературы. - 1997 - №1. - C. 301-312
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке