Не пропустите новый номер Подписаться
№5, 2014/Хроники

Редакторские тетради Короленко как зеркало литературного процесса в России начала ХХ века

Публикации. Воспоминания. Сообщения

Алексей ГНОЕВЫХ, Александр ДАНЮК

РЕДАКТОРСКИЕ ТЕТРАДИ КОРОЛЕНКО КАК ЗЕРКАЛО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЦЕССА В РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА

Авторы посвящают публикацию своему другу Гульнаре Абдрахмановой

Период конца XIX — начала XX века принято называть Серебряным веком русской культуры. Действительно, в это время наблюдался необыкновенный подъем в области литературы, живописи, театра и балета, однако не следует забывать и о плеяде блестящих журналистов, группировавшихся вокруг периодических изданий самой разной политической направленности: консервативных «Гражданина» и «Нового времени», либеральных «Русской мысли» и «Вестника Европы», марксистского «Современного мира». Выразителем чаяний весьма многочисленной интеллигенции неонароднического толка был журнал «Русское богатство» (1876-1918). Тираж журнала в лучшие годы достигал 15 тысяч экземпляров в месяц. Издание пользовалось высоким авторитетом даже на европейском уровне — в нем некогда хотел опубликоваться даже Фридрих Энгельс[1].

«Русское богатство» выступало за широкую демократизацию России, но отвергало революцию как движущую силу общественного прогресса. Признавая заслуги Маркса как экономиста, сотрудники журнала критиковали его общественную доктрину как одностороннюю и во многом гипотетичную. Либеральная и особенно консервативная идеология также вызывала их неприятие. Догматы классического народничества, в частности представления об особом пути развития России и однозначной пагубности для страны капитализма, отвергались изданием, шедшим в ногу со временем. Наиболее значимыми публицистами журнала были Н. Михайловский, выдающийся русский мыслитель, создатель оригинальной социологической концепции, и его многочисленные последователи — В. Мякотин, А. Пешехонов, С. Елпатьевский, Н. Русанов и другие. C 1906 года журнал фактически становится органом партии народных социалистов (неонароднической группировки, более умеренной, нежели партия эсеров).

О ведущем неонародническом журнале написано немало. Оценки журнала советскими авторами были в общем и целом предопределены позицией молодого Ленина, подвергшего концепцию Михайловского жесткой критике. О редакторах журнала он писал: «…эти господа являются отъявленными врагами социал-демократии»[2].

Следует отметить ряд энциклопедических изданий, появившихся в советский период. Автор статьи в «Литературной энциклопедии» (1937) М. Клевенский пишет: «После революции 1905 «Р. б.», оставшееся с 1904 (смерть Михайловского) под редакторством одного Короленко, проделало дальнейшую эволюцию народнической интеллигенции к либерализму. Группа основных участников потускневшего в эту пору журнала (к ним прибавились еще А. Б. Петрищев и Ф. Д. Крюков) целиком стояла на платформе «народных социалистов»»[3]. В Краткой литературной энциклопедии 1971 года сказано: «После революции 1905-07 годов «Р. б.» стало органом т. н. «народных социалистов», группы, занявшей промежуточное положение между эсерами и кадетами (А. В. Пешехонов, В. А. Мякотин, Н. Ф. Анненский и др.). Они заявили себя противниками подпольной революц. деятельности и террора, защищали мирную тактику и широкое использование «парламентских» возможностей»[4].

«Потускневший журнал» — именно так было принято называть издание периода Короленко, а самым примечательным эпизодом периода Михайловского считалась полемика с марксизмом, в которой народники потерпели сокрушительное поражение. Эти выводы требуют переосмысления с современных позиций.

В советское время было принято рассматривать издание как орган либерально-буржуазный и выражающий интересы кулаков (В. Гинев, Н. Ерофеев), полностью отказывая ему в демократизме[5].

За последние десятилетия появилось немало фундаментальных обзоров истории отечественной печати, в которых большое внимание уделяется и «Русскому богатству». Так, Б. Есин в «Истории русской журналистики» сосредоточивается на 1890-х годах. Упоминаются такие факты, как полемика журнала с марксизмом (без каких-либо оценок ее итогов), критика консервативных концепций и крепостнических пережитков. Говоря о времени редакторства Короленко, Есин отмечает публицистическое мастерство писателя и его активную общественную позицию[6]. О «Русском богатстве» пишет и С. Махонина, которая характеризует журнал как наиболее оппозиционное издание России начала XX века. Описываются преобразования журнала при Короленко — редактирование стало производиться коллективно (его осуществлял Редакционный комитет, избираемый общим собранием членов Товарищества по изданию)[7]. По мнению Махониной, главную роль в журнале играл отдел публицистики (его содержание определяло тематику остальных отделов): «»Русское богатство» редакция составляла по хорошо продуманному плану, она старалась подчеркнуть основную идею не только одного месяца, но даже и года»[8]. Данный вывод, однако, не поясняется на конкретных примерах. Упоминается и то, что в 1906 году журнал стал программным органом партии энесов. По подсчетам Махониной, в 1904-1910 годах тираж журнала падает с 14 тысяч экземпляров до 8 тысяч, так как симпатия интеллигенции к народничеству ослабевает[9].

Диссертация Л. Бережной посвящена публицистике журнала в 1905-1914 годах. Заслугой автора является введение в оборот ценнейших исторических источников: анализируются архивы журнала (фонды ИРЛИ и РГАЛИ), а также его виднейших публицистов — В. Короленко, Н. Русанова (НИОР РГБ), А. Пешехонова и А. Горнфельда (НИОР РНБ). В центре внимания исследовательницы позиция «Русского богатства» по аграрному и политическому вопросам. Л. Бережная показывает, как публицисты журнала порицали пороки самодержавно-бюрократической системы, отстаивая широкую демократизацию страны. Таким образом, впервые опровергается мнение о журнале как о выразителе интересов эксплуататоров. Деятельность Государственной думы освещалась резко критически, ведущие партии страны (кадеты, октябристы) также подвергались осуждению. Реформу П. Столыпина «Русское богатство» оценивало как выгодную исключительно помещикам и выдвигало требование национализации земли и распределения ее в интересах крестьян. Также Бережная справедливо заключает, что конкретной программы перехода к социализму журнал выработать не смог[10]. Ставится вопрос о преемственности поздних неонародников по отношению к основоположникам субъективной школы П. Лаврову и Н. Михайловскому. Автор считает, что Короленко и его соратники остались верны данному учению и его негативному отношению к марксизму. Работа Бережной все же не свободна от влияния идеологии — приверженность журнала субъективной социологии и продолжение полемики с марксизмом оценивается как заведомо неправильная линия, а критика либералов и монархистов — как однозначная заслуга[11]. Данные выводы опять-таки требуют пересмотра с современных позиций.

Т. Васильева в своей диссертации, увидевшей свет в 1988 году, рассматривает «Русское богатство» 1876-1916 годов как зеркало идейной эволюции народничества. Автор считает, что к началу XX века народники отказываются от некоторых фундаментальных принципов своей доктрины: взгляда на государство и интеллигенцию как на надклассовые явления, негативной оценки русского капитализма и убеждения, что крестьянская община определяет самобытность России[12]. Анализ материалов журнала не позволяет нам в полной мере принять этот вывод. Т. Васильева считает, что сотрудники журнала в период потрясений 1905-1907 годов отказываются от реформистского пути решения социальных проблем (в частности, аграрного вопроса) и фактически смыкаются с меньшевиками[13]. Вывод о столь значительной радикализации неонародников представляется нам большим преувеличением. Видимо, чрезвычайно широкие хронологические рамки работы обусловили отсутствие по-настоящему глубокого проникновения в проблему.

Ни в одной из перечисленных выше работ, однако, нет сколько-нибудь подробного анализа беллетристики, публиковавшейся в «Русском богатстве». Широко известно выражение, что в России литература заменяет парламент: беллетристика была идейно окрашенной, и потому ее рассмотрение дает чрезвычайно много для характеристики общественно-политического лица ведущего неонароднического журнала[14]. Великая удача, что в распоряжении исследователей имеется уникальный источник, который позволяет заглянуть в творческую лабораторию редакторов «Русского богатства». Речь идет о редакторских тетрадях Владимира Галактионовича Короленко, ставшего в 1904 году преемником Михайловского на посту главного редактора журнала. Даже Александра Коллонтай, критически настроенная по отношению к народникам, на заре своей карьеры отослала свою повесть Короленко, которого считала «лучшим в то время знатоком беллетристики»[15].

Мы полагаем, что введение данных источников в научный оборот чрезвычайно важно не только для понимания взглядов Короленко, но и для более подробного освещения истории отечественной прессы.

Что же делает данный материал столь ценным для исследователя?

Здесь, во-первых, сохранились сюжеты, которые занимали умы пишущей братии в начале XX века. В беллетристике отразилось все — затишье начала 1900-х, Русско-японская война, революционный пожар 1905-1907 годов, cтолыпинская реформа, Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, Гражданская война. Во-вторых, материалы проясняют характер взаимоотношений между редакторами «Русского богатства». Четкого распределения обязанностей не было, и Короленко, в ведении которого находилась беллетристика, часто приходилось рецензировать не только стихи и прозу, но и тексты научного характера. Диктатором в издании Короленко не был — он всегда прислушивался к мнению коллег (Мякотина, Русанова, Пешехонова). В-третьих, заметен творческий подход Короленко, который не желал видеть на страницах издания работы авторов, грешивших избитыми сюжетами, схематизмом образов и мелкотемьем. К сожалению, это удавалось далеко не всегда, и беллетристика журнала была в массе своей очень слабой. Помимо того, Короленко не хотел публиковать произведения, содержащие радикальные идеи или, напротив, близкие охранительству. Он часто отмечал социальный статус авторов — таким образом мы можем судить о круге читателей «Русского богатства», среди которых были представители интеллигенции, рабочие и даже крестьяне. Наконец, в записях видно отношение Короленко к марксизму, народничеству, черносотенству и другим идеологическим течениям.

Отметим, что в большинстве своем авторы, публиковавшиеся в «Русском богатстве», не были крупными фигурами — имена С. Подьячева, В. Серошевского, В. Дмитриевой, В. Башкина и других мало что говорят современному читателю, в то время как Брюсов, Мережковский, Сологуб в журнале не печатались. Изучение редакторских тетрадей Короленко показывает, что большинство рукописей поступало от графоманов. В русскобогатинской беллетристике ярко проявлялось стремление как бы «разжевать» ту или иную идею в ущерб художественной ценности. Тем же грешили и другие ведущие журналы России — «Вестник Европы», «Современный мир», «Русская мысль». Можно смело сказать, что журнальная беллетристика носила тогда вспомогательный характер по отношению к публицистике и служила важнейшим орудием идеологической борьбы.

Позволим себе несколько предварительных замечаний о настоящей публикации. В фонде Владимира Галактионовича Короленко за номером 135 отдела рукописей РГБ хранится семь редакторских тетрадей за период с 1900 по 1921 год. Общий листаж источника составляет более 900 страниц, и поэтому в данной статье мы приводим лишь наиболее интересные и показательные с нашей точки зрения фрагменты. Таким образом, публикация не представляет собой сплошного текста. В каждой из тетрадей рецензии располагаются в хронологической последовательности поступления рукописей в редакцию. Под конец (в 1918-1921 годах) количество рукописей, направляемых Короленко, снижается, что мы постарались отразить.

Тетради Короленко — источник чрезвычайно интересный, однако и они не снимают всех вопросов, встающих перед исследователем. Во-первых, до нас дошло очень мало текстов, посланных в редакцию журнала и отвергнутых Короленко, следовательно, мы ничего не может сказать о том, насколько объективны были критические оценки писателя. Во-вторых, рецензии порой чересчур лаконичны, автор указывается не всегда, а порой и не выносится решение о судьбе рукописи (только знакомство с напечатанным материалом за конкретный год позволяет сказать, что текст был отвергнут). В-третьих, в тетрадях присутствуют отзывы далеко не на все, что публиковалось в журнале. Ничего не дает подчас и изучение переписки редакторов и, полагаем, никто никогда не узнает, почему то или иное произведение увидело свет на страницах неонароднического журнала. Как явствует из мемуаров Н. Русанова, решение о публикации часто принималось на заседаниях редколлегии, которые не протоколировались[16]. И, наконец, мы очень редко можем судить о конкретной правке, которую вносили в текст Короленко и его соратники, — сведений об этом в различных источниках (в том числе в редакторских тетрадях) практически не сохранилось.

Большинство авторов, писавших о жизни и творчестве Короленко, не использовали в своих работах редакторских тетрадей писателя[17]. Б. Летов и Е. Гибет, специально исследовавшие данные рукописи, подходили к вопросу чрезвычайно тенденциозно и стремились показать Короленко революционером и чуть ли не марксистом[18]. Естественно, подобный подход нередко вынуждал ученых опускать «опасные» для их концепции фрагменты. Многие из подобных фрагментов мы представляем теперь вниманию читателей.

РЕДАКТОРСКИЕ ТЕТРАДИ

(печатаются с сокращениями)

1900. Сентябрь

Н. Раменский. «Жизнь иссякла». Принять.

Даданов В. П. «Русский Манчестер». Принять.

Жуков И. Г. «Из воспоминаний шестидесятника». Возвращено автору.

«В реальном». Ростовцев Ник. Андреевич

Бойко, неярко, теряется в подробностях. Возвратить.

«Сказка». Р. В. Дорфман

Аллегорическая банальность. Возвратить.

«Каторга». В. Мар

Умно, но нехудожественно (заграничные рудокопы и интеллигент, добровольно ушедший к ним). Возвратить.

«Саша Иванов» М. Арцыбашева. Принято. Не пропустила цензура.

«Преступник» Ив. Наживина

Мальчик переделал отметку, чтобы поехать на прогулку. Бойко. Пустяковина. Возвратить.

«Отрывок романа». Саксаганская

Совершенно никчемная переписка между Асей и Лелей. Бессвязно и никакого смысла. Возвратить.

«В далекой стране» В. К. Лебедина

Неумелый очерк путешествия на Лену (во время затмения). Возвратить.

«Мысли о человечестве на заре 20 столетия» Ник. Павловича Дмаховского. Трогательная чепуха: рассуждения о времени, пространстве, вечности и т. д. Возвратить.

«Не ко двору» Д. М. Рыбакова

Наивно написанный рассказ о попытке превосходного управляющего ввести разумные порядки на заводе. Он — «не ко двору». Слабо. Возвращено.

«Бой на Косовом Поле». Перевод с сербского М. К. Калмыкова. Хороший перевод сербской народной поэмы. Не подходит. Рекомендовать в «Журнал для всех». Возвратить.

«Весной (рассказ)» В. Д. Мачинского

Чиновник Пищихин подглядывает в лесу любовную сцену между молодой женщиной (жена чиновника) и статистиком. Картина молодой хорошей любви возбудила в нем зависть и желание счастья. Провожая 16-летнюю девочку, горничную своей матери, он обнимает ее. Девочка со слезами убегает. Недурно, но эскизно. Годится для газеты. Возвратить.

1901. Январь

«Нищие нашего города». Илларион Шадрин

Бездарно. Попытка нарисовать фигуры. Безжизненно. Возвратить.

О. П. Лобри. «Из туркестанских воспоминаний». Грамотно. Малоинтересно. Возвратить.

Февраль

«Неинтересная история» П. Зайцева

Хорошо написано, но история действительно неинтересная. Девица сгорает от неудовлетворенной любви и в конце концов отдается первому встречному на улице. Возвратить.

«Три дня» Зайцева

Очень недурно, но незначительно: мальчик рассорился с отцом и заперся у себя в комнате. Возвратить. Отослано автору.

«Мытарства» (очерки московского работного дома) Сем. Подьячева

Не всегда грамотно, но интересно. Кажется, есть дарование. Принято. Исправлено и отослано в редакцию.

«Новое вино» А. Б. Петрищева

Сильное подражание «Крейцеровой сонате» Толстого. Есть места как будто недурные. В общем — претенциозно, нецельно, неприятно, психология произвольная. Возвратить.

«Семья Палицыных» М. Цебрикова

Начало очень плохо: бабки на дворе в разговоре передают содержание первого рассказа («Молодые всходы»), которого роман служит продолжением. Потом есть хорошие сцены. Наивный радикализм. Нецензурно. Возвратить.

«Деревенские картинки» А. Некрасова

Самоучка. Описывает работу в поле, крайнюю нужду, громит либералов и интеллигенцию и т. д. Наивно. Возвратить.

«Бунт (набросок из фабричной жизни)» К.

«Случай с натуры. Бунт ни из-за чего». С внешней стороны верно, но сухо и нехудожественно. Возвратить.

«На гавани» Мих. Долгунова — слабые искорки поэзии, много наивности, недостаток образования. Возвратить.

«Плач Земли» П. Л.

Земля довольно неинтересно жалуется солнцу на свою судьбу: крутится не по своей воле, светит не своим светом. В конце концов просит объяснить, что такое жизнь. Слабо. Возвратить.

«Суд над Сусанною» Серг. Дмитриева. Переложение плохими стихами библейского сказания. Возвратить.

«Злополучное сочинение (факт из школьной жизни)» А. П. Лурия

В сущности, газетная заметка: у ученика отбирают аттестат за вольномыслие в сочинении о «пользе труда». Возвратить.

Ноябрь

«До завтра». Очерк Е. Левиной. Профессор-медик готовится вскрывать труп и вдруг узнает девушку, которую любил. Недурно, но есть радикально-фальшивые нотки. Возвратить.

«Из современной жизни» Бронного

Полная чепуха. Дневник курсистки. Тут и Струве[1], и Туган-Барановский[2], В. В.[3] И спор народников с марксистами, и кузнец с прекрасными глазами, в которого влюбляются курсистки. Сумбур полнейший. Глупость даже не веселая, хотя и современная. Возвратить.

«О писателе, который сознался». И. Е. Плохая полемическая статейка против Горького. Возвратить.

«Тихий угол». О. Н. Ольнем. Недурно. Немного сентиментально и слащаво. Принято. Отдано в редакцию.

«По этапу» Влад. Никольского. Недурно. Очерк из жизни последнего поколения студенчества. Но все-таки этапы — тема для РБ запретная.

«Фомушка Зайцев и Иван Афанасьевич Иволгин» Е. Волкова

Добродетельный Иволгин встречается со многими людьми. Есть живые фигуры, но мешает мораль и тенденциозное прославление деревни. Возвратить.

«Счастливый». Этюд. Валерий Алексеевич Сухаревский

Мелодраматично. Великодушный муж уступает жену любившему ее другу, а сам умирает от тоски. Возвратить.

«По ошибке (из рассказов о радикальной интеллигенции)» И. Емельянченко

Недурная картинка: по ошибке ссылают в Сибирь совершенно неповинного художника, хрупкое и ранимое создание. Ссыльная лирика (с некоторыми, правда, вывертами) и свидание двух друзей. Недурно, производит впечатление, но совершенно нецензурно. Возвратить.

«Везде жизнь» А. Угловатого

Сказка-аллегория. Щегол, влюбленный в ласточку, и т. п. Чепуха. Возвратить.

1902. Январь

«Об одном злодеянии» Д. Айзмана

Голодный извозчик-еврей не может удержаться от искушения и при перевозке съедает жаркое из котелка, перевозимого вместе с вещами. За это ему не платят — семья остается голодная. Недурно. Принято.

«Молочные бунты в Сибири» С. Швецова. Отправлено на просмотр Н. Ф. Анненскому[4]. По-моему, интересно. Напечатано.

Письма и документы крестьян Н. Я. Баранова и Р. Н. Воронова

Крестьяне спрашивают мнения по земельному вопросу. В. В. Беренштам дал заключение (не в пользу истцов — крестьян: закон, на который они ссылаются, не относится к их землям). Не для печати.

Февраль

«Аптека Степанова». Обличительный очерк, не совсем грамотно, довольно бессвязно, местами верно. После тщательной редакции годилось бы в провинциальную газету. Возвратить.

«Подмастерье Иван» Е. Бабенко

Наивный рассказ о подмастерье портного, умершего от чахотки. Возвратить.

Стиховорения Бодлера, перевод с французского Александры Берн-н

Стихотворения в прозе. Но переводы особого впечатления не производят. Мельшину[5] на просмотр. Отправлено в редакцию РБ.

«Г. П. Потанин». Составитель Г. Д. Соломин. Биография Потанина[6] в связи с его научными трудами. Передано Н. Ф. Анненскому.

«Верная служанка», Уйда (перевод Е. И. Синерукой). Недурный рассказ о служанке в семье молодого революционера. Доктор выдает его полиции. Она топит доктора. Принято.

Апрель

«Ариман мстит[!]» Стеф. Жеромского (перевод Лебедева)

Символизм, ужасная приподнятость и плоховатый перевод с польского. Возвратить.

«То слезы бедных матерей». С. Шеваль. На современную тему: мать просит свидания с арестованным сыном. Нецензурно. Возратить.

«Где выход?» Р. И. Ландер

Наивное рассуждение о положении рабочих и наивнейший совет: бросить фабрики и вернуться к земледельческому труду. Чушь полная. Возвратить.

«Уравновешенный человек» А. Пикова. Встречаются два приятеля и ведут умный разговор об «уравновешенности», о ненормальностях существующего строя, о Горьком, о Гауптмане, о семье и о будущем строе. Пароход подошел к пристани, приятели разошлись. Ни к чему. Возвратить.

«По еврейскому паспорту». Э. О. Слитян

Русский революционер, чтобы удачнее скрыться, покупает еврейский паспорт и уходит в еврейскую среду. Замысел очень удачен, но исполнение ниже всякой критики: одни персонажи изъясняются длинными цитатами из «Нового времени», другие из «Восхода». Прелестные Рахили, очаровательные Елены и в конце великолепная русская Надя. Возвратить. Отослано автору 7 окт. 1902.

«За право (записки рабочего-адвоката)» В. В. Беренштама

Неумело написано, но материал очень любопытен: очерки из фабричной жизни и борьбы в этой области. Живо и интересно. Принято.

«Безбожник» Фомы Дикого

Довольно плохой рассказ о рабочем агитаторе Отбоеве, распространявшем на фабрике прокламации. Его арестовали. «Я — семя новой жизни», — говорит он о себе. Совсем притом нецензурно. Возвратить.

«Раба» Н. Крашенинникова

Вещь совсем уже литературная. Некий Нечаев присутствует на свадьбе девушки, которую начинал любить. Она из мести к нему и по недоразумению выходит замуж за другого. На свадьбе он гипнотизирует ее своим обаянием и делает своей рабой. Для РБ не подходит. Возвратить. Отослано автору.

«Наши дон Жуаны и донны Анны» Фед. Сер. Синицына. Неграмотный рассказ об ухаживании приказчика за купчихой. Возвратить.

Стихи Всеволода Кожевникова. Очень недурно. Отослано Якубовичу.

1903

«По убеждению» Ник. Петр. Кутасова

Беспорядочно и неумело описанный случай: в шахте погибли люди, молодой человек с совестью (конторщик?) из-за этого застрелился. Возвратить.

«Удача». Эпизоды из жизни педагога В. А. Тиховой. Неумело написано, но интересно: педагога вызвали для объяснения в округ за самовольное чтение публичных лекций о Данииле Заточнике. Грозит отставка, но выручает протекция, и его даже делают директором. Есть много характерных черт. Автор согласился на редакторские правки (довольно значительные). Принято. Отослано в редакцию РБ.

«На Каме» Алексея Ив. Поморцева. Описание поездки по Каме в лодках. Описания очень недурны, но в общем нисколько не значительны для журнала. Стиль кудреват: «рокотливые топоры». Возвратить.

«По поводу лекции о Леониде Андрееве» Абрама Бор. Дермана

Критическая заметка. Неважно. Несколько порой справедливых, порой натянутых возражений против (тоже неважной) лекции. Возвратить.

«Француз» Ник. Ник. Закотского. Очень вялый рассказ о французе-учителе, которого мучали ученики. Возвратить.

«Мужичок» Г. Езерского

Тягучий рассказ о том, как мужик везет гроб и потом хоронит сына. Беспорядочно, не вполне грамотно. Возвратить.

«Экзамены» Ив. В. Ивасюка. Бледно и неинтересно. Учитель описывает, мелочно и сухо, экзамены в школе. Возвратить.

«Успокоился» Вал. П. Свенцицкого

Недурной набросок: два рабочих говорят о жизненной борьбе. Один мизантроп и скептик, другой верит в будущее, но страшно озлоблен. Он идет на какую-то демонстрацию, возвращается страшно избитый и, когда его приходят арестовывать, вешается. Недурные фигуры: сам рабочий, жена, которую он любит. Эскизно и совсем нецензурно. Возвратить.

«Микула Селянинович Великий» П. М. Иваницкого. Наивно-обличительная аллегория на либерально-обличительной подкладке. Микула Селянинович — Россия; автор считает, что ему 1855 год (до Севаст. войны — очевидно от рожд. Христова). Чушь.

«К вопросу о борьбе с разбоями на Кавказе» Партизана. Наивные и неуклюжие рассуждения со ссылками на Михайловского. Кавказцы — разбойники по воспитанию. Нужно отнимать у общества детей и воспитывать в другой среде. Возвратить.

«Вакансия. Из современной жизни петербургских бюрократов» Ник. Макс. Громеко (младший делопроизводитель министерства юстиции). Попытки остроумия. Департамент ничегонеделания, Тупиковы, Козявочкины, Кокоткины и т. д. Добродетельный чиновник ждет повышения, но повышают другого. Плохо.

«В кухне» О. Н. Цеховско-Ольнем. Слабо. Кухарка, ее сын, очень любящий собаку. Поверхностно и тускло. Возвратить.

«Цып-цып-цып» В. К. Измайлова

Рабочий, у которого заболела курица, выходит из дому, чтобы купить петуха (для развлечения курицы), но на улице находит замерзшего пьяницу. Т. о. курица спасла человека. Совершенно лишено содержания. Возвратить.

«В родных местах» Ф. Крюкова

Очень хороший рассказ: старый казак, сосланный в Сибирь, бежит оттуда и приходит на Дон. Здесь его арестуют, но он убегает из каталажки. Фигура казака — вора, конокрада, героя и поэта, написана замечательно хорошо. Принято.

«Генеральша Хабурова» (автора нет)

Шаблонная генеральша-вдова, шаблонные приживалки и приживальщики, довольно шаблонный сын-народник, ушедший в учителя. Генеральша умирает, имущество растаскивают. Изложение часто очень несообразное: «Богоявленский с оттопыренной нижней губой над беззубым ртом». Скучно. Возвратить.

«Страничка из гимназической жизни». Е. Рувич

Наивно-школьнические воспоминания. В центре — превосходная Валя, чуткая и правдивая. Затем подруги (так себе) и, как водится, злая классная дама и еще злейшая начальница. Возвратить.

1904. Апрель

«Из заметок школьного учителя» Афанасия Борисовича Петрищева

I Печать и школа

II Воспитание учителей. Его же.

(обе рукописи переданы Пешехонову[7])

(синим карандашом. — А. Г., А. Д.) — напечатано

«Напраслина». Л. А. Табулевич. Напрасно оклеветали девушку — прислугу (кража 25 рублей). Она повесилась. Наивно и неумело. Возвратить.

«Великий дух» Гр. Чернобаева. Совершенно детская сказка. Великий дух создал людей, но они свой разум употребили «только для себя». Великому духу неприятно. Возвратить.

«В тени чинара» Над. Фед. Прошинской. Замужняя дама Нат. Александровна встретила бывшего жениха, знаменитого артиста. Муж подстерег их свидание и выстрелом ранил артиста в руку. Чепуха изрядная. Возвратить.

«Письмо в редакцию» К. Румишевского. Полемика с Меньшиковым. Читали я и Анненский. Нецензурно и излишне. Возвратить.

Май

«По букве закона» М. Я. Маркова. Описывается (длинно, довольно вяло, с рассуждениями) выселение евреев. Корреспонденция, разведенная в повесть. Возвратить.

«Громобой» Н. Северова. Отдано на просмотр П. Ф. Якубовичу.

«Лампа» Скальдова. Казак-вестовой разбивает лампу в военном собрании. За это его отдают в роту к строгому командиру. Сначала дезертирует, потом вешается. Литературно, но нецензурно. Возвратить.

«Предчувствие» Льва Арк. Либермана. Слишком беглый и эскизный рассказ из жизни горнорабочих: рудокоп предчувствовал беду, и действительно, его завалило, и он стал калекой. Возвратить.

«Черви» Г. Бертолетова. Пристав, управляющий и доктор играют в карты. Приводят больного — доктору некогда — больной умирает. Очень живая бытовая сцена. Принято. (Напечатано в июне 1904.)

«Смерть» Т. Г. Григорьева

Офицер Леонтьев поссорился в ресторане со штатским Андреевым и вызвал его на дуэль. Штатский немного побаивается и вспоминает свою безотрадную и «гадкую» жизнь. Но именно он ранит офицера. Тогда офицер в больнице в свою очередь вспоминает свою гадкую жизнь. Первая половина посвящена штатскому и дуэли (недурно) — вторая вся военному. Грубое подражание Толстому даже в слоге. Вторая половина — под «Воскресение». Послано к нам В. В. Розановым. Возвратить.

«Министр» Семена Владимировича Рыбалкина

Очень недурно набросанный эскиз: спившийся крестьянин. Недурно, но незначительно. Автору написано: если будет что позначительнее, прислать. Возвратить.

«Бабушка и внучка» К. Т. Довольно наивный рассказ-жалоба: внучка пишет бабушке в больницу о том, как ей тяжело. Бабушка умерла. Возвратить.

«Вечером» Виктора Мих. Езерского. Наивный рассказ о том, как автор пошел тихим вечером гулять вдоль рельсов ж. д. Здесь ему встретился рабочий и рассказал о том, что он работал на постройке дома и его придавило лесами, а хозяин не хочет дать ему пособие. Вечер никакого отношения к этому рассказу не имеет. Возвратить.

«Страничка из одной продовольственной компании» Ар. Павловича Лурия (письмо из Минусинска). Картина чисто чиновничьего ведения помощи голодающим в 1902-3 гг. Отослано А. В. Пешехонову.

«Идеалисты земли» Елены Бердяевой. Речь идет об идеализме Г. И. Успенского и семидесятников. Отослано Н. Ф. Анненскому 24 мая 1904.

Июнь

Стихи Александра Вас. Краченко. Кое-что мелькает, но еще мелко, незначительно, банально. Совет прежде читать, учиться и пока еще для печати не писать. Возвратить.

«Два дерева (легенда)» В. Каррика

Какое-то племя боготворит одно дерево. Другое — за рекой — другое. Идет спор, приносятся жертвы и т. д. Наконец, одно дерево гибнет от старости, а другое срубают меченосцы. Литературно, но незначительно. Возвратить.

«Четыреста». Его же.

Четыреста солдат бьются под предводительством принца Роберта. Они сочувствуют парламенту, но сражаются против Ферфакса и Кромвеля потому, что «все 400» делают это. При Ньюбери их смяли, они рассеялись, строя не стало и все в отдельности пришли к Кромвелю. Недурно, но для журнала не подходит. Возвратить.

«Казнь» В. Каррика

В том же роде, как два предшествующих его очерка. Человека привели на площадь, продержали ночь в яме и казнили. Природа и люди были равнодушны. Возвратить.

Июль

«Новые боги» Франсуа де Кюреля (перевод Елены Грузинцевой). Переслано Арк. Георг. Горнфельду.

«Цвет яблони» М. Коцюбинского. Перевод Леонтия Шрамченко. У писателя умирает маленькая дочь. Сквозь горе он чувствует, как что-то в его мозгу записывает подробности, которые могут пригодиться как материал. Недурной эскиз. Принято.

«Сотский» Сергея Терентьевича Семенова

По-видимому, с натуры. Тема интересная: в волость по этапу приводят рабочего, высланного за стачку под надзор сельской власти. Сотский — консерватор — укоряет рабочего. Тот зло отвечает. Один проповедует покорность, другой — борьбу. В общем интересно, но едва ли пропустит цензура. Принято. Отослано в редакцию РБ.

Октябрь

«Дунайские волны» В. Башкина

Очень верно набросанная картинка гибели деревенской девушки в Петербурге. Принято. Отослано в редакцию 11 октября 1904.

«В подвале» П. А. Вербова

Автор — рабочий — пишет, что очень важно, чтобы рабочие сами писали о себе. Очерк написан гладко и литературно. Содержания почти никакого. Мальчик Васька в слесарной мастерской рисовал во время перерыва. Рабочий его побил. Другой сказал: ничего, черти… Возвратить.

«Бездна влечет» Н. Кудрича. Молодого человека тянет скала над обрывом. Он ведет дневник, анализируя свои впечатления, и в конце концов, испытывая себя, кидается в бездну. Сухо и искусственно. Возвратить.

Стихотворения Фед. Тим. Гаврилова. Передано П. Ф. Якубовичу.

«Надежды подают» С. И. Шеланина (автор — из народа). Очень неграмотно написанная драма, длинная, скучная, наполненная пресными разговорами на пресные темы. Возвратить.

«Вьюнок» Веры Мих. Каменской

Длинная, несколько нескладная и по-детски написанная аллегория: маленький цветок, рассуждающий о значении жизни и смерти. Есть, кажется, некоторые задатки. Возвратить.

«Христос воскресе» Валентины Евстафиевой

Старухе в пасхальную ночь снится, что к ней является ее сын, храбрый солдат, с японской войны. Его сопровождает много ангелов, и он рассказывает матери, как храбрые русские герои крошат скверных японцев. Чушь. Возвратить.

«Нелады» С. Елеанского

Ссора двух попов из-за настоятельства. Оба следят друг за другом, и оба ведут дневники на предмет доноса. Один выживает другого. Так себе.

Условно принято — на просмотр Якубовичу.

«Концерт во время военных действий». П. И. Соколов (Костромской)

Во время войны затевается концерт. Одна дама пела (так себе), другая очень плохо. Некая Бубнова забыла стихи Надсона и убежала с эстрады, а вот Медведев и Рубинский исполнили свои номера отлично. Совершенно ни к чему. Возвратить.

«Сомнения» Екатерины Курч.

Солдат Сидоров, провожая арестованного Баранчука, убил его во время побега. Не может успокоиться. Начальство хвалит, священник успокаивает, но Сидоров все-таки повесился. Эскизно, и у нас не пропустит военная цензура.

«Шагин Хадля» Степ. Сем. Кондрушкина. Сириец-христианин, обиженный мусульманами, ищет защиты у митрополита. Не находит, принимает из мести мусульманство, тем оскорбляет и мусульман и гибнет. Хорошо. Принято.

«Идея международного языка» Д. Пискунова. Передано Анненскому.

«Тьма» Ивана Федоровича Наживина

В приподнятом тоне рассказывается об убийстве интеллигента мужиками. Скорее газетный фельетон. Возвратить.

1905. Январь

«Страна утреннего рассвета» (из путешествия в Корею) Николая Николаевича Нервина. Очень поверхностные и сухие очерки путешествия в Корею. Автор — ученый-этнограф — совершил путешествие с научной целью. Общего интереса дневники не имеют.

«Конферат рюс» Бертолетова

Юмористическая передача одними восклицаниями заграничной радикальной сходки. Несколько зубоскально и нам не подходяще. Возвратить.

«Письмо в редакцию» Л. Прозорова

Странные горячечные обвинения против Горького, что он кого-то оклеветал — то ли живого человека, то ли «интеллигенцию». Возвратить.

«Отношение Чехова и Горького к интеллигенции» Евг. Сем. Ермолаева. Довольно поверхностные заметки, скорее газетный фельетон. Возвратить.

«Чернышевский в Астрахани» Н. О. Скорикова.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2014

Цитировать

Данюк, А.Н. Редакторские тетради Короленко как зеркало литературного процесса в России начала ХХ века / А.Н. Данюк, А.В. Гноевых // Вопросы литературы. - 2014 - №5. - C. 320-375
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке