Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 2020/Книжный разворот

П. С. Глушаков. Шукшин и другие: статьи, материалы, комментарии

На вступительных экзаменах во ВГИК Василий Шукшин сознался, что «Анны Карениной» он не читал. С этого начинает свою книгу о Шукшине Павел Глушаков. Заканчивает он книгу сопоставлением паломничества в Ясную Поляну с нескончаемым потоком стремящихся в музей Шукшина на Алтае. Так, сравнением с классиком, определяется масштаб личности и творчества нашего современника. По мнению автора книги, Василий Шукшин явился осуществлением гоголевского пророчества о Пушкине: «русский человек в его развитии через двести лет».

Справедливость сопоставления окажется проверена со временем. Во всяком случае, автор рецензируемой книги не одинок. В книге Евгения Вертлиба Шукшин уже рассматривался как источник «русского духовного возрождения» [Вертлиб 1992: 183]. В ту же пору историк Михаил Геллер и писатель Владимир Максимов, обмениваясь мнениями о Шукшине на страницах парижского эмигрантского журнала «Стрелец»1, размышляли о том, что же движет его «чудиками», и один из собеседников предположил: «Ищут волю», другой добавил: «Они ищут душу» [Максимов, Геллер 1987: 25]. Могу подтвердить как свидетель-современник, что именно таков был читательский отклик, вызванный произведениями Шукшина, и нельзя не согласиться с определением причины подобного отклика, какое предлагает Павел Глушаков: «В прозе Шукшина впервые не просто заговорил, но стал мыслить (иногда чуднó, нелепо) тот огромный народный материк, который оставался в русской интеллектуальной культуре неизведанным и пугающе странным» (с. 6). Подчеркнем, именно впервые. Огромный народный материк неприкаянных был охвачен еще Максимом Горьким в предреволюционной книге «По Руси», охвачен с актуальной целью, ради ответа на вопрос, следует ли этот народный материк подвигать на революцию. Ответ был получен в советское время, когда место горьковских босяков и бродяг заняли шукшинские чудики. «Горьковские герои явились благоприятным художественным материалом для Шукшина» (с. 182), — отмечает автор книги, называя шукшинское отношение к Горькому «отзывчивостью». Однако среди горьковских произведений П. Глушаков не называет именно этой книги, созданной, по словам Горького, чтобы очертить «свойства русской психики и наиболее типичные настроения русских людей» [Горький 1941: 152].

Пропуск крупнейшего и прямого предшественника, возможно, объясняется обстоятельствами — книга Горького в то время, когда формировался писатель Шукшин, выпала из широкого обращения как отрицательный ответ на еще один принципиальный вопрос: даже если русских людей удалось-таки вдохновить на революционный бунт, можно ли с этими людьми построить социализм?

  1. Журнал издавался во Франции Комитетом по собиранию советских эмигрантов, имел редакцию и в США.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №3, 2020

Литература

Вертлиб Е. Русское — от Загоскина до Шукшина. Опыт непредвзятого размышления. СПб.: Библиотека журнала «Звезда», 1992.

М. Горький: Материалы и исследования в 4 тт. Т. 3 / Под ред. С. Балухатого и В. Десницкого. М., Л.: АН СССР, 1941.

Максимов В., Геллер М. Беседы о современных писателях. Василий Шукшин // Стрелец. 1987. № 3. С. 21–25.

Панченко А. Предисловие // Вертлиб Е. Русское — от Загоскина до Шукшина. Опыт непредвзятого размышления. 1992. С. 3–6.

Цитировать

Урнов, Д.М. П. С. Глушаков. Шукшин и другие: статьи, материалы, комментарии / Д.М. Урнов // Вопросы литературы. - 2020 - №3. - C. 289-295
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке