№5, 1995/Мозаика

О новом журнале по русской и теоретической филологии

«Philologica: Двуязычный журнал по русской и теоретической филологии». Под ред. И. А. Пильщикова и М. И. Шапира, Москва – Лондон, 1994, т. 1, N 1/2, 280 с.

В апреле 1995 года вышел из печати первый том нового периодического издания. Это журнал академического типа, публикующий материалы по-русски или по-английски с обширным резюме на втором языке (переводы сделаны либо отредактированы английскими славистами). Периодичность издания – два номера в год, которые, возможно, будут выходить под одной обложкой.

«Philologica» печатает работы любого жанра и объема по самому широкому спектру гуманитарных проблем. Специфика издания определяется тем, что в области русистики это практически единственный журнал, рассматривающий вопросы культуры sub specie philologiae. Поэтому при отборе материалов предпочтение главным образом отдается тем авторам, которые вне зависимости от принадлежности к конкретной научной дисциплине, не обязательно филологической, осознанно ставят перед собой филологическую сверхзадачу. Филология при этом мыслится вполне традиционно – как деятельность, преследующая цели понимания, постижения смысла, воспознания природы и культуры («Wiedererkenntnis der Erkannten»). Такая деятельность в пределе неизбежно выплескивается за границы науки как таковой: поскольку смысл каждого текста потенциально и актуально бесконечен, постольку всякая попытка исчерпать его с необходимостью ставит филологию вне сферы научного познания.

Основными категориями филологического дискурса представляются не знак и значение, а текст и смысл. Но смысл – как правило – чувственно невоспринимаем: он невидим и неслышим, и постичь его можно лишь по внешним приметам, по тому, как он отложился в материальных (вещественных) формах, доступных непосредственному восприятию. В силу этого в первую очередь «Philologica» публикует исследования, подчеркивающие целостность текстов, выявляющие неразрывное единство их духовной и материальной природы, демонстрирующие изоморфизм языковых уровней, гомологию формы и содержания. Авторов и редакторов интересует такая лингвистика, которая видит в языке прежде всего выражение смысла и манифестацию культуры, и наоборот, для них не приемлемо никакое литературоведческое построение, если оно не базируется прочно на данных языка в широком смысле слова. С этим связано важнейшее формальное требование, предъявляемое к авторам журнала, – безукоризненно точное сохранение графики, орфографии и пунктуации источника во всех без исключения случаях: при публикации, републикации, цитировании и т. д. Требование это продиктовано не только тем, что филологические науки и без того слишком неточны, чтобы добровольно отказываться от доступной им степени строгости. Оно обусловлено, во-первых, междисциплинарным характером издания, стремящегося дать максимум информации и удовлетворить запросы ученых разных специальностей: лингвиста, литературоведа, искусствоведа, социолога, психолога, биографа и других, – а во-вторых, оно исходит из представления о тесной взаимозависимости между глубинными и поверхностными структурами: модернизация текста зачастую меняет семантику, синтактику и прагматику произведения, и отделить релевантные элементы письма от иррелевантных совсем не так просто, как может показаться со стороны.

Новый журнал появляется на свет в трудное для русской филологии время. Высокий уровень научности (точности, доказательности, теоретичности etc.) перестал быть притягательным образцом. Методологическое безразличие, скудость, теоретической мысли, отсутствие новых приемов исследования, резкое падение общей филологической культуры, можно сказать, бросаются в глаза. «Philologica» призвана всеми силами этому процессу противостоять: ее задача – найти должную меру соотношения истории, теории и методологии, соединить высокий профессионализм со вниманием к самым общим проблемам философии культуры. Даже в наиболее специальных работах нередко ставятся и решаются сложнейшие теоретические вопросы, значение которых выходит далеко за пределы темы, объявленной в заголовке той или иной статьи.

На фоне общего вырождения русской филологии редакторы нового журнала отказались от излишне строгих «направленческих» ограничений. «Philologica» – это сугубо рабочий орган, издатели которого приняли на себя обязательства руководствоваться исключительно интересами самой науки, как они ее понимают. Поскольку поставлена цель поддержать научную традицию в период ее упадка, постольку страницы журнала предоставляются сторонникам любых направлений, в том числе неблизких издателям, в случае если работы удовлетворяют двум требованиям: несут на себе печать профессионального дарования автора и остаются, где это возможно, в рамках науки в классическом логико-методологическом смысле слова.

Не считая «профанного» предисловия, обращенного к читателям, и «сакрального» послесловия, обращенного к авторам, в первом томе – семь разделов, латинские заголовки которых корреспондируют с названием журнала: «Fundamenta», «Opuscula», «Litterarum tabularium», «Studiorum tabularium», «Controversiae», «Versiones» и «Aestimationes librorum». Фундаментальные исследования открываются работой Ю. С.

Цитировать

Шапир, М. О новом журнале по русской и теоретической филологии / М. Шапир // Вопросы литературы. - 1995 - №5. - C. 377-379
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке