№4, 2000/Зарубежная литература и искусство

Новые материалы о Льюисе Кэрролле

В 1998 году отмечалось сто лет со дня смерти Льюиса Кэрролла. В декабре 1897 года Чарльз Лютвидж Доджсон, оксфордский священнослужитель и математик, известный всему миру под именем Льюис Кэрролл, автор двух небольших детских сказок «Приключения Алисы в Стране чудес» (1865) и «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса» (или «Алиса в Зазеркалье», 1871 1), как обычно, отправился в город Гилфорд, чтобы провести рождественские каникулы вместе с сестрами в доме, который он купил для них после смерти отца. Но роковая болезнь подстерегала его – 14 января 1898 года, не дожив двух недель до своего 66-летия, писатель скончался. Уже и в те годы он пользовался широкой популярностью на родине, его сказки были переведены на некоторые европейские языки (в том числе и на русский – в 1879 году), и было ясно, что из жизни ушел писатель, роль которого в английской литературе – ив английской культуре в делом – весьма велика. Об этом свидетельствуют многочисленные некрологи, вышедшие после его кончины. (К столетию смерти Льюиса Кэрролла некрологи были собраны Чарли Ловеттом и Августом А. Имхольцем-младшим во внушительный том, изданный Обществом Льюиса Кэрролла Северной Америки.) Однако уже к 1932 году – столетию со дня рождения писателя – стало очевидно, что значение Льюиса Кэрролла выходит далеко за пределы национальных границ. Об этом, в частности, свидетельствовало присуждение восьмидесятилетней миссис Харгривз – той самой Алисе Лидделл, которая когда-то вдохновила писателя на создание его бессмертной сказки, – почетной степени доктора Колумбийского университета (Нью-Йорк, США). Миссис Харгривз пересекла океан, чтобы принять участие в торжественном праздновании юбилея Кэрролла в Америке, о чем даже сняли небольшой документальный фильм.

За годы, прошедшие с того первого юбилея, переводчики, ученые, любители и коллекционеры много сделали для изучения и популяризации творчества Льюиса Кэрролла. Число языков и наречий, на которые перевели «Алису», перевалило за сотню, причем, помимо традиционных, среди них есть такие, казалось бы, неожиданные, как суахили или питджантджатджара – язык австралийского племени аборигенов питджантджатджара, лишь недавно обретшего письменность. Интересно, что на многие языки сказки переводились не однажды, что, вероятно, объясняется не только эволюцией самих принципов перевода, но и пониманием особой насыщенности кэрролловского текста.

За эти годы вышло немало публикаций неизвестных ранее материалов, сборников статей и книг о различных аспектах творчества Кэрролла; наконец появилось и несколько биографических исследований, среди которых следует особо отметить биографию (1995), принадлежащую перу Мортона Н. Коэна, посвятившего несколько десятилетий изучению Кэрролла. Этому солидному труду предшествовало собирание и тщательное изучение документов, научная подготовка и издание двух томов писем Кэрролла (при участии Роджера Ланселина Грина), двухтомного дневника, переписки писателя с его издателем Макмилпаном (2000 писем в общей сложности!), большого сборника мемуаров, куда, в частности, вошли очень теплые воспоминания детей, с которыми Кэрролл когда-то дружил, и множество других публикаций и статей. Все это позволило Коэну настолько погрузиться в жизнь, мироощущение и творчество своего героя, что можно без преувеличения сказать: по глубине и тонкости понимания Кэрролла в контексте викторианских представлений о морали, культуре, религии и других аспектов жизни того времени эта биография занимает совершенно особое место.

Не могу не упомянуть о возникших за эти годы трех обществах Льюиса Кэрролла: одно из них базируется в Лондоне, другое – на родине Кэрролла в деревне Дарсбери (графство Чешир), третье, о котором я уже говорила, – Общество Льюиса Кэрролла Северной Америки, – в нем принимают участие жители США и Канады. Члены этих обществ коллекционируют все, что имеет отношение к Кэрроллу, издают журналы, посвященные различным аспектам его творчества, следят за выходящей литературой и находками, регулярно встречаются для совместных походов, «безумных чаепитий», конференций, семинаров и пр. В последние годы английское Общество предприняло полное издание дневников Кэрролла (под редакцией и с комментариями Эдварда Вейклинга), увидели свет уже пять томов.

Когда-то, еще в 1921 году, Дж. Б. Пристли не без юмора пророчил, что сказки Льюиса Кэрролла привлекут в недалеком будущем внимание поклонников Фрейда и Юнга, которые станут искать «сокровенный смысл конфликта между Труляля и Траляля с психоаналитической и психопатологической точек зрения», опишут «специфику отвратительного символизма Безумного чаепития», а также «бесчисленные психозы» Болванщика… Исключение, как хотелось надеяться Пристли, будет сделано лишь для одной Алисы. «Что до самой Алисы… – писал он, – но нет, Алису пощадят; я, во всяком случае, не собираюсь разрушать иллюзий задумчивой тени Льюиса Кэрролла…» Увы, Алису не пощадили, а предсказания Пристли сбылись с пугающей точностью. Две сказки Кэрролла стали настоящим полигоном для бесконечных досужих вымыслов недоучившихся психологов и журналистов. Кто-то из них утверждает, что Страна чудес воссоздает психологическую травму самого Кэрролла, проведшего детство в глухом чеширском приходе, кто-то видит в ней зашифрованные события детства королевы Виктории, которая якобы и была автором сказки;

  1. Книга помечена Рождеством 1871 года, однако вышла уже в 1872 году.[]

Цитировать

Демурова, Н.М. Новые материалы о Льюисе Кэрролле / Н.М. Демурова // Вопросы литературы. - 2000 - №4. - C. 209-212
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке