№7, 1964/Обзоры и рецензии

Научное издание С. Есенина

Сергей Есенин, Собр. соч. в 5-ти томах. Под общей редакцией Г. И. Владыкина, К. Л. Зелинского, М. В. Исаковского, А. Т. Твардовского, В. Р. Щербины, С. П. Щипачева, Гослитиздат, М. 1961 – 1962 (т. 1 – Стихотворения и поэмы, 400 стр., т. 2 – Стихотворения, 314 стр., т. 3 – Стихотворения и поэмы, 279 стр., т. 4 – Проза и драматургия, 339 стр., т. 5 – Автобиографии, статьи, письма, 455 стр.).

Поэтическое творчество Сергея Есенина – одна из самых ярких и своеобразных страниц в истории русской советской поэзии. Немногие из поэтов нынешнего века могут сравниться с ним по глубине поэтического самораскрытия, по силе эмоционального воздействия на читателя.

Первое научное издание сочинений С. Есенина, осуществленное Институтом мировой литературы имени А. М. Горького АН СССР, Союзом писателей СССР и Государственным издательством художественной литературы, с полным основанием еле» дует считать не только важным вкладом в изучение творчества поэта, но и крупным событием в культурной жизни страны.

По сравнению с предыдущим четырехтомным изданием, вышедшим в 1926 году, это собрание значительно полнее. Кроме стихотворений и поэм, оно содержит всю художественную прозу поэта, литературно-критические статьи, очерки, автобиографии и письма, а также неизвестные, затерянные в старых подшивках газет и журналов стихотворения, относящиеся к раннему периоду творчества поэта. Правда, здесь еще много подражательного, и, очевидно, Есенин не включал их в свои сборники совершенно сознательно. Сейчас эти стихи печатаются в общем ряду для того, чтобы читатель мог во всей полноте представить себе творческий путь поэта.

Среди неопубликованных или забытых стихов, датированных более поздним временем, наибольший интерес представляют стихи 1917 года: «Свищет ветер под крутым забором…» и «О Родина!», а также одно из самых последних стихотворений поэта, оставшееся в списке, – «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель…».

Впервые включены в собрание рассказ Есенина «У белой воды», разысканный на страницах «Биржевых ведомостей», и сценарий «Зовущие зори», написанный вместе с М. Герасимовым, С. Клычковым, Н. Павлович.

Если в первых четырех томах преобладают известные произведения, то на многих материалах пятого тома можно было бы поставить гриф – «публикуется впервые». Автобиографии, статьи, письма, экспромты, литературные манифесты – вот содержание этого интересного тома.

Автобиографии Есенина очень своеобразны. Это не столько рассказ поэта о своей жизни, сколько комментарий к произведениям, рассказ о тех впечатлениях, которые отразились в стихах. Одновременно автобиография для Есенина была своего рода литературным манифестом. С изменением литературно-общественной позиции поэта менялись тональность, литературная направленность автобиографии. Эта особая задача автобиографии – объяснить свои взгляды, определить свое место в литературном процессе – заставила поэта умалчивать о многих значительных эпизодах своей жизни.

Этот пробел восполняют письма Есенина; большой интерес представляют письма поэта к А. Ширяевцу, Н. Клюеву, Р. Иванову-Разумнику.

Критико-биографический очерк К. Зелинского, предваряющий издание, помогает читателю осмыслить сложность и противоречивость идейно-художественной эволюции Есенина и своеобразие его поэтического облика. Не затушевывая многочисленных срывов, объясняя их историческую неизбежность для Есенина, автор очерка убедительно показывает, что не отступления от революционной правды определяют сущность есенинской лирики, а неуклонное стремление поэта к постижению красоты и величия революционного преобразования России. В сущности, тема родины, России, являлась главной и определяющей в творчестве Есенина на всех этапах его развития.

В очерке раскрыто идейно-тематическое богатство поэзии Есенина, жанровое разнообразие, высокое мастерство поэтической формы.

Вместе с тем в характеристике социальной сущности противоречий поэта автор очерка не всегда последователен. Думается, что в других своих работах (в частности, в книге «На рубеже двух эпох») К. Зелинский занимает более четкую позицию. Его полемика с горьковским определением социального смысла драмы Есенина как «символа непримиримого раскола старого с новым» весьма убедительна. В очерке же нечеткость позиции в главном повлекла за собою спорность и некоторых других утверждений.

Так, неубедительны, на наш взгляд, характеристики некоторых произведений Есенина 1924 – 1925 годов как якобы проникнутых «упадочными мотивами», настроениями «уходящей Руси».

Очень существенным для понимания подлинного лица Есенина последних лет его жизни является характер изображения им советской деревни. Поэт преимущественно отражает ростки нового в жизни крестьян и свое новое отношение к изменениям в деревне. Он видит, как в «советской стороне» меняются люди, их быт, интересы, стремления. Нищета, невежество, косность безвозвратно уходят в прошлое.

К сожалению, эти последние произведения Есенина о деревне как в очерке, так и в примечаниях к третьему тому охарактеризованы явно недостаточно.

Наконец, читатель вправе был ожидать, что очерк, открывающий научное издание и опирающийся на новейшие достижения советского литературоведения, представит творчество Есенина в более тесной связи с развитием всей советской поэзии тех лет.

Каждый том собрания содержит обильный и интересный справочный материал, в подготовке которого принял участие большой коллектив литературоведов. Особенно ценны комментарии, использующие воспоминания современников, критические статьи тех лет и т. п. Они вводят нас в литературную и общественную атмосферу, в которой жил и писал поэт, помогают разобраться во взаимоотношениях Есенина с друзьями и врагами. Они развеивают легенду о столкновении поэта с советской действительностью.

Особенно подробно комментируется цикл «Москва кабацкая», совещается история его создания. Есенин, публикуя стихи под этим названием, каждый раз по-новому подбирал и располагал стихотворения. Наиболее трагически звучит вариант 1923 года, опубликованный за границей. В книге «Москва кабацкая» поэт располагает стихи таким образом, что создается картина борьбы с одиночеством, отхода от «кабацкого». Раздел «Любовь хулигана» воспринимается как попытка преодолеть кризис через любовь к женщине.

Большую работу проделали составители по уточнению текстов произведений и выявлению вариантов по рукописям и перепечаткам в различных изданиях. Важное значение имеет и то, что при этой работе были обследованы не только государственные, но и частные архивы. Много нового внесено в библиографию первых публикаций. Ряд стихов, считавшихся по дате написания более поздними и смущавших исследователей своим несоответствием творчеству определенного периода, теперь нашли свое настоящее место.

Можно отметить некоторые неточности в лексических комментариях. Так, в словарике, составленном для повести «Яр», среди «местных» слов значатся и такие, как гужем, давеча, навильник, путо, шкворень и т. п., хотя они столько же «местные» (рязанские), сколько и общерусские (в крестьянском обиходе); слово же дышло почему-то объяснено как «часть оглобли».

Весьма полезны помещенные в пятом томе собрания обширные указатели – хронологии и содержания прижизненных сборников стихотворений Есенина, имен и названий, встречающихся в собрании сочинений. Они облегчают пользование изданием, расширяют наши знания как о труде поэта, так и о круге людей, связанных с ним.

Издание не оказалось бы перегруженным, если бы в нем нашли место справки о всех публикациях произведений Есенина, об имеющихся рукописях.

Первое научное издание собрания сочинений Сергея Есенина послужит не одному поколению людей, любящих и изучающих его наследие.

г. Елабуга

Цитировать

Васильковский, А. Научное издание С. Есенина / А. Васильковский // Вопросы литературы. - 1964 - №7. - C. 185-187
Копировать