№1, 1977/Обзоры и рецензии

Методология критики

«Методологические проблемы современной литературной критики», «Мысль», М. 1976. 350 стр.

В постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике», 5-летие с момента принятия которого мы как раз сейчас отмечаем, указывалось, что повышение теоретического уровня нашей критики является непременным условием ее дальнейшего плодотворного развития. Время полностью подтвердило справедливость этого требования. Не случайно поэтому самое актуальное значение приобретают ныне вопросы методологии литературно-художественной критики, выступающей действенным орудием идейно-эстетического и духовно-нравственного воспитания как писателей, так и читателей. «На нынешнем этапе развития страны, – подчеркивалось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии, – потребность в дальнейшей творческой разработке теории не уменьшается, а, наоборот, становится еще большей» 1. Это указание партии имеет принципиальное отношение к литературной теории, опираясь на которую критика способна глубоко анализировать содержание текущего литературного процесса, его направление и конкретные формы выражения, раскрывать обусловленность советской литературы историческим своеобразием социалистического общества и борьбой за торжество марксистско-ленинского учения во всех областях человеческого знания.

Коллективный труд «Методологические проблемы современной литературной критики», подготовленный кафедрой теории литературы и литературной критики Академии общественных наук при ЦК КПСС, – одно из первых изданий, в котором серьезно и основательно разрабатываются актуальные проблемы, связанные с методологией нашей критики, совершенствованием ее аналитического инструментария, ее марксистско-ленинской теоретической вооруженности в познании современного литературного процесса и в идеологической борьбе с разного рода советологами, извращающими историю и нынешнее состояние литературы социалистического реализма. Этот труд, взятый в целом, отличают творческий подход к решению важных и сложных теоретических вопросов, продуманность структурного построения, плодотворный характер ведущихся дискуссий, последовательность в борьбе с нашими идейными противниками.

Стержень книги составляют статьи, посвященные наиболее общим вопросам теории и методологии литературной критики и осмыслению ленинского идейного наследия. В работе И. Черноуцана «Завещано Лениным (Ленинские традиции партийного руководства искусством и методология художественной критики)» убедительно показано, что В. И. Ленин считал художественную критику важнейшим средством осуществления направляющего партийного руководства, идейного воздействия на художника, убеждения его в правоте целей и идеалов партии и неоднократно предупреждал, что всякий другой подход к решению вопросов искусства является бюрократическим псевдорешением. Ленинские принципы художественной политики несовместимы ни с капитулянтскими, ни с вульгаризаторскими комчванскими тенденциями. На всех этапах развития советского общества ленинское отношение к литературно-художественной критике, подчеркивается в статье И. Черноуцана, было и остается определяющим в политике партии. XXV съезд КПСС обратил особое внимание на то, что партийный подход к вопросам литературы и искусства сочетает чуткое отношение к художественной интеллигенции, помощь в ее творческих исканиях с принципиальностью, не допускает упрощенческого, административного решения вопросов, относящихся к художественному творчеству.

Важнейшей задачей советской критики, справедливо полагает автор статьи, является утверждение героики и гуманизма в жизни и в искусстве. При этом он подчеркивает, что «героика и гуманизм не противостоят друг другу в нашей жизни и в нашем искусстве, ибо героический подвиг совершается во имя утверждения и победы принципов подлинной человечности, вдохновляется высокой любовью к людям» (стр. 19). Исследователь решительно выступает против попыток ревизионистов, прикрываясь флагом «чистого гуманизма», скомпрометировать революционно-героический характер советского искусства и против попыток догматиков обвинить нас в отречении от революционных позиций, извращая само понятие революционности и отлучая героизм от гуманизма.

Говоря о непреходящем методологическом значении и боевом звучании ленинской статьи «Партийная организация и партийная литература», И. Черноуцан констатирует: «Открывая перед художником реальные пути к постижению объективной правды о мире и о человеке, ленинская партийность является основой творческой активности, наиболее полного раскрытия индивидуального богатства и своеобразия создателей художественных ценностей» (стр. 31).

В статье «О партийности критики» Ю. Кузьменко исходит из того, что «партийность критики – это прежде всего ее активность в утверждении высоких общественных идеалов, ее наступательность в отношении неверных взглядов и тенденций, ее стремление воздействовать в нужном направлении и на писателя, и на читателя» (стр. 37). С марксистской концепцией партийности критики, считает автор статьи, фактически ведут сейчас борьбу теоретики, которые стоят на формалистических позициях, в принципе отвергая какую-либо возможность активного влияния критики на творческий процесс. В связи с этим Ю. Кузьменко убедительно критикует взгляды Ж. Пуле, Г. Башляра, Т. Кермаунера, приходя к обоснованному выводу: «превращение структурализма из частного направления, сугубо специального метода исследования в теоретическую и даже философскую основу литературоведения и критики, безусловно, выгодно нашим классовым противникам, отвечает задаче идейного разоружения прогрессивной художественной культуры» (стр. 42).

Существенную особенность ленинской статьи «Партийная организация и партийная литература» исследователь видит в ее «многоадресности». В. И. Ленин писал в ней о партийности и художественной литературы, и искусства, и публицистики, и критики, и издательского дела, и периодической печати.

При этом всюду, с учетом специфики каждой из областей, под партийностью имелась в виду осознанная классовая позиция работников культуры, их открытое и честное служение делу рабочего класса, делу преобразования общества на новых, социалистических началах. Чтобы верно понять методологический смысл ленинского учения о партийности, необходимо постоянно иметь в виду его «многоадресность» и в то же время своеобразие каждого из «адресатов», к кому оно обращено.

Ю. Кузьменко говорит в статье и об определяющих качествах современной литературной критики: идейной убежденности, принципиальности, эстетической взыскательности, компетентности, оперативности. Быть партийным – значит занимать определенную позицию в оценке идейно-эстетического содержания и художественной неповторимости литературных произведений, в рассмотрении стоящих за ними общественных тенденций, бороться (как в жизни, так и в литературе) с буржуазными по своему происхождению и классовой природе идеями национального эгоизма и мещанского индивидуализма, с потребительским отношением к людям и к обществу, материальным и духовным ценностям.

Л. Якименко в статье «Жизнь – литература – литературная критика» прежде всего отмечает, что способность критики, оставаясь в сфере искусства, размышлять и оценивать приобретает особое значение для формирования идейно-эстетических вкусов и представлений у широких читательских кругов. Говоря об исключительной важности в наши дни методологических проблем литературной критики, автор выделяет в них два аспекта: теоретический и практический. Методология «не только определяет принципы исследования, принципы оценки тех или иных фактов и явлений. В ее задачу входит и определение практических целей предпринимаемых усилий» (стр. 57). Подчеркивая, что критика обращается как к литературе, так и к действительности, Л. Якименко прослеживает динамичные взаимосвязи между жизнью, литературой и литературной критикой, справедливо полагая, что «проблема соотношения художественного мира, созданного художником, и мира действительности остается одной из сложнейших методологических проблем современной литературной критики» (стр. 62). Исследователь выступает против упрощенно социологического подхода к творчеству Ф. Абрамова (В. Староверов) и вместе с тем недооценки социально-исторического анализа произведений М. Шолохова (Ф. Бирюков), Автор статьи показывает, что у нас все еще недостаточно разработаны методологические принципы изучения современного литературного процесса, особенно вклада литературы социалистического реализма в мировое искусство, иногда нарушается единство социологического и эстетического подходов к литературе в целом и к отдельному художественному произведению. «Масштабность исторического мышления и подхода – важнейшее условие работы критика, обратившегося к изучению тех явлений, которые представляются новыми и необычными» (стр. 94). Разработка методологических принципов исследования современной литературы, считает Л. Якименко, должна помогать глубже и полнее оценивать ее опыт, чтобы воздействовать на художественное творчество и способствовать его поступательному движению.

Методологическая несостоятельность противопоставления критики литературоведению раскрывается в статье Ал. Михайлова «О теоретической вооруженности критика».

Много внимания в коллективном труде уделено рассмотрению ряда наиболее важных принципов анализа различных конкретных аспектов и проявлений литературного творчества. В работе «О социологическом изучении художественной формы (Некоторые размышления) » Ю. Суровцев, отмечая определенные успехи в современной социологии литературы, обращает внимание на все еще дающие себя знать в литературной критике уступки «асоциальной методологии» (И. Золотусский). Автор подчеркивает непреходящее значение мысли Луначарского: «Социологическое изучение искусства есть не просто одна из сторон изучения, хотя, конечно, оно не обнимает собою целиком всего искусствоведения. Оно является основным стержнем, без которого все остальные подходы, все остальные построения в области искусствоведения рассыпаются» (стр. 128). Исследователь прав, что одной из самых сложных является проблема социологического изучения художественной формы. Ю. Суровцев приходит к методологически перспективному положению: «Социология формы» возможна только как исследование социальных обоснований тех или иных «срезов» художественной формы, ее уже предварительно – эстетикой и поэтикой – обобщенных элементов. Целостность же формы, сцепление ее элементов, уровней и «срезов» в произведении, где это сцепление всегда неповторимо, типологизированию вообще и социологическому в частности и в особенности не поддается по самой своей сути» (стр. 140).

Хотелось бы посоветовать автору интересной работы более отчетливо сказать о том, что «социология формы» включает в себя не только вопрос об особенностях восприятия литературно-художественной формы теми или иными читателями (мнение это широко распространено сейчас среди социологов), но прежде всего вопрос о сущности, генезисе, закономерностях развития и функционирования формы в искусстве слова.

В статье «Закономерности литературного процесса и движение романа (Аспекты типологического изучения)» М. Пархоменко убедительно показывает, что для исследования советской литературы как многонационального единства большое методологическое значение имеет типологический подход к художественному творчеству. Основу типологических сопоставлений образует черты и признаки структурного характера. В современном литературном развитии, считает исследователь, «происходит неуклонное нарастание тех общностей, которые должны являться главным объектом сравнительно-типологических наблюдений» (стр. 148). В первую очередь это относится к жанру романа, ибо движение национальных литератур к социалистическому реализму отмечено заметным тяготением к роману «как высшей из жанровых форм в реализме», и в романе «совмещаются почти все социально-структурные элементы литературы как вида искусства» (стр. 149). Именно роман обнаруживает нарастающую энергию саморазвития в молодых литературах; даже те литературы, у которых не было никаких художественных традиций, кроме фольклорных, развиваются к роману; последовательное освоение все более емких жанровых структур на пути к роману идет во всех литературах, молодых и даже не молодых, не имеющих сложившихся реалистических традиций, На основании тонкого и вдумчивого анализа среднеазиатских, прибалтийских и младописьменных литератур М. Пархоменко делает важный вывод: «только сравнительно-типологическое изучение национальных литератур может дать верную картину схождений и различий стилевого многообразия в них и установить причины и закономерности, в зависимости от которых эти схождения и различия имеют место» (стр. 171).

«Нравственные конфликты в современной советской литературе (Методологические аспекты подхода к проблеме)» – так называется работа Ч. Гусейнова. Ее автор исходит из мысли, что нынешний этап коммунистического строительства определяет новое содержание нравственно-этических проблем, находящих отражение в литературе. «…Анализ нравственных конфликтов в современной литературе, – подчеркивает исследователь, – может быть полным и методологически верным лишь при условии рассмотрения их в контексте той борьбы, которую, ведет партия и за высокое качество и стиль работы, и за воспитание человека, способного решать грандиозные социальные задачи, и за решительное искоренение антивещественных, аморальных и безнравственных явлений» (стр. 174). В свете этого положения исследуется Ч. Гусейновым творчество Г. Панджикидзе, М. Ибрагимбекова, Ч. Айтматова и других писателей. Особенно оригинально трактуется автором статьи смысл нравственного конфликта в помести Ч. Айтматова «Белый пароход». Ч. Гусейнов прчходит к хорошо аргументированному заключению: вследствие «скачкообразного» характера общественного развития психологически еще не изжитые феодально-патриархальные этические нормы и инстинкты (олицетворяемые в повести Орозкулом) способны приспособиться к новой системе отношений и использовать на благо себе преимущества нового социального строя, во вред этому строю и создающим его людям. Об опасности и живучести такого явления предупреждает нас произведение киргизского писателя. В этом состоит его истинно новаторское звучание.

Видное место занимают в книге вопросы жанрово-стилистического анализа, им посвящены статьи Е. Сидорова «О некоторых принципах стилевого анализа прозаического произведения», А. Глушко «Требование времени и возможности жанра (Проблемы рассказа)», М. Числова «О некоторых аспектах анализа больших стихотворных форм». Всем названным работам присущи увлеченность авторов избранной проблематикой, желание разобраться в сложных процессах литературного развития, полемический задор, начитанность в критической литературе. Вместе с тем есть в них, на наш взгляд, и спорные моменты.

Е. Сидоров пишет, что под стилем он понимает «систему композиционно-речевых форм и образных деталей, присущих данному произведению. В стиле живут и развиваются содержательные, тематические и образные мотивы произведения, поэтому целостный и научный критический анализ романа, повести, рассказа невозможен без раскрытия этого единства» (стр. 195). Автор слишком расширительно я вследствие этого эстетически неопределенно трактует понятие стиля. Фактически у него все в произведении оказывается стилем. Кроме того, стиль выступает у Е. Сидорова не как внутреннее единство, а как механическое соединение самых разных эстетических категорий, сторон и проявлений искусства слова. Говоря о единстве стиля, автор в то же время терминологически отделяет форму от содержания, идеи от их образного выражения. «Стиль – душа формы, глубоко отражающая все темы и идеи художественного замысла» (стр. 195). Не совсем понятно, что это за «темы и идеи художественного замысла», а главное, выше стиль только что характеризовался как «система форм». Е. Сидоров считает, что, «изучая стиль произведения, мы должны сопоставлять его не только с данными другого рода – содержанием, идеями, жизненными процессами, которые волнуют художника…» (стр. 205). Значит, содержание и идеи для автора статьи – явления «другого рода», нежели стиль. Что же тогда, спрашивается, принадлежит самому стилю и каким образом можно его сопоставлять с «жизненными процессами»?

А. Глушко отмечает, что «обращение к новым темам, героям, конфликтам стимулирует постоянные поиски новых форм, что находит свое выражение в структуре произведения» (стр. 212). Думаем, что в действительности «поиски форм» никак не могут находить выражение в структуре как содержательной категории, к тому же по своей природе наиболее устойчивой, «инвариантной»; могут наполняться новым смыслом те или иные элементы структуры, между ними возникают особые взаимоотношения, но это не меняет структуру в целом,

«…Внутренняя структура произведения, – полагает М. Числов, – оказывается в самом непосредственном «сопряжении» с методом, стилем, жанром» (стр. 218). Таким образом, и здесь обнаруживается довольно расплывчатое представление о структуре произведения – категории, важной в методологическом отношении и очень нужной для литературной критики.

Авторы коллективного труда ведут острую, последовательную и хорошо аргументированную борьбу с идеологическими противниками советской литературы и литературной критики. Вл. Борщуков в работе «Новое в «советологии» наших дней» отмечает, что «фальсификация и ложь, явные извращения известных фактов, навязывание «концепций», не имеющих ничего общего с исторической правдой, постепенно вытесняются «академическими» рассуждениями о необходимости «наведения мостов» между Востоком и Западом» (стр. 236). Современные советологи стараются приспособиться к новой обстановке, и их деятельность приобретает изощренно лицемерный характер, спекулируя на процессе обмена духовными ценностями, они проповедуют «идеологическое сосуществование». В этой связи автор анализирует сочинения советологов из ФРГ – А. Штайнингера, И. Хольтхузена, К. Менерта и др. О фальсификации советской литературы в Западной Германии пишет И. Голик в статье «По ложному кодексу (Советская литература в трактовке буржуазных критиков ФРГ)». Методологическое своеобразие нынешней заокеанской буржуазной филологической науки раскрыто в работе Л. Земляновой «О некоторых литературно-теоретических концепциях в американской «советологии» 70-х годов». Среди различных средств, характерных для методологии современных американских советологов, подчеркивает Л. Землянова, активную роль играют идеи так называемого «плюрализма марксизмов», когда за марксизм выдаются и левацкие прорицания Г. Маркузе, и шовинистические бредни, и ревизионистские концепции, опирающиеся на работы Т. Адорно, В. Беньямина, Э. Блоха и др. Этому же принципиальному вопросу посвящено специальное исследование Г. Дьяконова «О методологическом плюрализме в современной буржуазной литературной критике». Нынешние идеологи буржуазии, ее дипломированные лакеи страшатся реальности и объективных истин о ней. Выразительные методологические портреты Р. Икора, Д. Кота и П. Декса даны в статье В. Балашова «Вопреки объективным истинам (О кризисе современной французской буржуазной и ревизионистской критики)».

Книга «Методологические проблемы современной литературной критики» вносит весомый вклад в развитие нашей литературно-критической мысли, в более глубокое и разностороннее понимание ею искусства социалистического реализма, она служит бескомпромиссной борьбе, которую ведет марксистско-ленинская наука о литературе со своими идейными недругами.

г. Ленинград

  1. »Материалы XXV съезда КПСС», Политиздат, М. 1976, стр. 72. []

Цитировать

Иезуитов, А. Методология критики / А. Иезуитов // Вопросы литературы. - 1977 - №1. - C. 253-261
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке