№5, 1981/В шутку и всерьез

Литературные пародии. Вступительная заметка и перевод с английского А. Ливерганта

На протяжении белее сорока лет (с 1924 по 1965 год) писатель и журналист Дж.-Б. Мортон бессменно вел страницу юмора в лондонской «Дейли экспресс». Его юмористические рассказы, литературные пародии, фельетоны публиковались под рубрикой «Между прочим» за подписью «Лицо без определенных занятий».

Мортон вторгался в самые разнообразные сферы общественной и культурной жизни Великобритании, однако «коньком» английского юмориста всегда оставалась пародия.

С легкой руки «Лица без определенных занятий», развлекательная газетная рубрика «Между прочим» беспощадно высмеивала претенциозную многозначительность книжных, музыкальных, театральных и научных обзоров.

Мортон, верный традициям сатирического английского письма, создает целую галерею вымышленных «сквозных» персонажей: это ушлый капитан Подл («говорящие» фамилии – излюбленный прием Мортона) – карикатура на бесстрашных героев комиксов, это прославленные эскулапы и ученые, доктор Нагл и профессор Бенедикт Нотабене из Бремена, это неподкупный жрец, служитель Фемиды Магнус Мазурик, это, наконец, изобретательнейший и прозорливейший детектив Полл Плутни. Наблюдательность Мортона-пародиста поистине безгранична: в его литературных небылицах спародированы и высмеяны многие устоявшиеся газетные штампы.

Подборка пародий, предлагаемая вниманию читателей, составлена по книге: J. B. Morton, The Beachcomber, London, 1963.

 

АЛИБИ МЕРТВЕЦА

РОМАН С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Глава первая

Немолодой деревенский полицейский Буби Баламут нисколько не удивился, когда заметил яркий свет в высоких окнах библиотеки сэра Генри Ворсистера. Было четыре часа утра. Все жители деревушки Суинги мирно спали. Буби Баламут прекрасно знал, почему горит свет в библиотеке. Надо было быть слишком наивным, чтобы не заподозрить преступления. На ковре, в луже крови, Буби Баламут в этом не сомневался, лежало тело убитого сэра Генри. Не раздумывая ни минуты, Буби с пистолетом в одной руке и с блокнотом в другой забрался по карнизу на второй этаж и заглянул в освещенное окно. Зрелище, которое предстало его глазам, потрясло его. Комната была пуста. На полу почему-то отсутствовало обезображенное тело хозяина дома, на ковре не было даже следов крови, на письменном столе – отпечатков пальцев, столы и стулья не были опрокинуты, телефонный шнур не обрезан, ящики стола не взломаны. Все это показалось опытному полицейскому чрезвычайно подозрительным. Нужно было действовать! Но как?

Глава вторая

Буби так громко звонил в колокол, что уже через несколько минут все до одного обитатели поместья были на ногах. Буби предусмотрительно собрал всех в столовой и приказал выстроиться по росту. Миссис Милли Манжетт, крошечная женщина в голубом пеньюаре, тихо всхлипывала:

– Я так и знала, что кого-нибудь убьют.

– Что все это значит, – гремел лорд Лембой, – мы арестованы?

– Если угодно, – сухо ответил Буби. – Впредь до особого распоряжения я запрещаю вам покидать территорию усадьбы.

– Что, собственно, произошло? – спросила Джейн Тальк.

– В библиотеке отсутствует тело убитого!

– А почему в библиотеке должен быть убитый?

Буби достал блокнот, прочистил горло и, водрузив очки, с выражением прочел: «В четыре часа утра в библиотеке горел свет. Пятен крови, отпечатков пальцев и других улик обнаружить пока не удалось», И от себя добавил: «Теперь, я думаю, вам понятно».

– Скажите, констебль, а кого убили? – поинтересовалась Прунелла Тривиэлл.

– Сэра Генри Ворсистера, – торжествующе ответил Буби. – Весь вопрос только в том, где спрятано тело убитого. – И с этими словами Буби Баламут набрал номер Скотланд-ярда.

Глава третья

– Ну вот что, сынок, – сказал сэр Бенджамин Бельмес, член Большой десятки Скотланд-ярда, – заводи свой «ягуар» и поезжай-ка в эту дыру. На месте сориентируешься.

Молодой, красивый, подающий надежды инспектор Полл Плутни был явно разочарован.

– Что на этот раз, сэр? – спросил он.

– Пропало тело сэра Генри Ворсистера, как сквозь землю провалилось.

– А если это шантаж?

– Не похоже. Шантажисты обычно подбрасывают тело, а не крадут его.

– Улики налицо?

– Никаких улик.

– А мотив преступления?

– Ровным счетом никакого.

Через час Полл Плутни уже мчался в своем белоснежном «ягуаре» по Западному шоссе со скоростью 120 миль в час.

Глава четвертая

Полл Плутни уже который час мерил шагами библиотеку. Он все осмотрел самым тщательным образом, но улик так и не обнаружил.

– Ни одного отпечатка пальцев, – пожаловался он Буби, – разве что ваши собственные. – И он пристально посмотрел на полицейского. – На лужайке перед домом я обнаружил следы вороны, но ворона, вы со мной, надеюсь, согласитесь, вряд ли выкрала труп из библиотеки. Попробую допросить миссис Впрок.

Миссис Впрок, красивая брюнетка, удобно уселась в кресле и жадно затянулась сигаретой.

– Скажите, где вы были, когда прозвонил колокол?

– В постели, где же еще.

Тонкий психолог, Полл Плутни мгновенно оценил ответ и переменил тему.

– Любите красивые побрякушки, – обронил он, рассеянно глядя в потолок.

– Еще бы!

– В таком случае вам должно быть известно, где сэр Генри хранил фамильные драгоценности. – Полл буквально пожирал глазами брюнетку.

– Все свои бриллианты он подарил мне еще в прошлом году, – лениво зевнула миссис Впрок. – Я могу идти?

– Пока да.

Продолжать допрос было бессмысленно.

Глава пятая

Следующей в библиотеку вошла Гортензия Гуттаперч, старая дева лет сорока пяти. Полл Плутни решил сразу же ошарашить ее вопросом. Не успела она переступить порог, как он закричал:

– Что вы делали здесь, в этой комнате, вчера в полночь? Отвечайте!

Мисс Гуттаперч, прищурившись, смотрела на него через толстые стекла невинными близорукими глазами.

– Во-первых, не кричите, – сказала она дрожащим от обиды голосом. – Да, я была здесь вчера вечером. Я приходила взять книгу. Сэр Генри был так любезен, что разрешил мне пользоваться своей библиотекой.

– Какую книгу?!! – рявкнул Полл Плутни.

– «Остров сокровищ» Стивенсона.

Детектив кинулся к книжному шкафу, усмехнулся и подчеркнуто вежливо спросил:

– В таком случае вы, может быть, объясните мне, почему эта книга стоит на полке? – Он не скрывал своего ликования.

– Я принесла ее через пять минут, после того как взяла.

– Почему?!

– Она мне не понравилась, я вернулась, поставила ее в шкаф и взяла «Остров фарисеев» Голсуорси.

Полл Плутни вновь кинулся к книжному шкафу.

– Этой книги на месте нет! Что вы теперь скажете? – отчеканил он.

– Я еще не прочла ее, только и всего.

Оставался последний шанс:

– Когда вы пришли заменить книгу, вам не попалось на глаза тело хозяина дома?

– Вы меня просто удивляете. – Мисс Гуттаперч покраснела, поднялась и с достоинством вышла из библиотеки.

Глава шестая

Полл Плутни сидел в кресле убитого сэра Генри Ворсистера и рассуждал: «То, что тело не обнаружено в библиотеке, еще вовсе не означает, что сэр Генри был убит в другой комнате. Предположим даже, что его убили в столовой, тогда остается неясным, почему в три часа ночи горел свет в библиотеке. Очень мало вероятно, что владельца Ворсистер Тэррес могли убить за пределами его библиотеки, С другой стороны, отсутствие крови на ковре в библиотеке лишний раз доказывает, что сэр Генри мог быть убит в любой другой комнате. Однако отсутствие улик в других комнатах неопровержимо свидетельствует о том, что убийство произошло в библиотеке, и только в библиотеке. Таким образом, отсутствие улик означает лишь то, что убийца хотел провести меня, в противном случае…»

Стройное течение мысли Полла Плутни прервал спокойный низкий голос:

– Вам никогда не приходило в голову, инспектор, что отсутствие убитого в комнате вовсе не означает, что он мертв. Взять хотя бы вас, инспектор: вашего трупа на кухне нет, однако вы при этом, насколько я могу судить, живы-здоровы!

Полл Плутни поднял голову и встретился глазами с сэром Генри Ворсистером, который по рассеянности забыл выключить свет в библиотеке и который никогда не вставал раньше полудня.

 

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ

КРАТКИЕ АННОТАЦИИ

«Сладостная тоска» (Уолтер Боронау)

Эрнст Харенвирст, бродяга и бездельник, и Фридрих Майнинген фон Хоэфупштенау – одно и то же лицо?! В своем новом историческом романе мистер Боронау, не колеблясь, оставляет вопрос открытым.

«Сырофилия» (сэр Барнаби Сырникл)

По мнению автора этого в высшей степени поучительного сочинения, всё на свете, начиная с Дворца правосудия в Брюсселе и кончая надгробием тетушки героя, сделано из сыра.

«Когда лошади плачут» (Фредерик Гэллоп)

В своей строго документированной повести автор выступает защитником старых кляч, к которым питает самые теплые чувства. Трогательное повествование о буднях отжившей свой век кобылы перемежается пространными рассуждениями автора о смысле бытия. Широкая панорама сельской жизни. Создается впечатление, что автор много лет безвыездно прожил в лошадином стойле.

«Истина дороже» (Эмми Савван)

Трагическая история Консуэло, которая убивает любимого, чтобы спасти его поруганную честь. Подробности убийства выписаны пером зрелого мастера. Недюжинное дарование мисс Савван растет на глазах.

«История рыбы: исследование» (Эрнст и Инна Крокус)

Всеобъемлющее и подробное описание рыб-людоедов от кита Ионы до наших дней.

«Нинетт» (Фрида Жабр)

История знаменитой куртизанки, которая на поверку оказывается скромной, порядочной девушкой. Мисс Жабр обладает редким умением сочетать порывистость описаний с глубиной мысли. Сильная книга, веселая, мудрая, гуманная.

«Правда о Северном полюсе» (Берг Айс)

Авторитетное и научное изложение фактов о жизни на Северном полюсе, составленное американским журналистом, который несколько лет прожил среди белых медведей. Книга, написанная живым, доступным языком, была недавно удостоена премии за «самую правдивую книгу недели». Знаменитый яхтсмен Джо Луис телеграфировал издателю: «Сила. Надо будет прочесть».

 

РЕЦЕНЗИИ. ОТКЛИКИ. СТАТЬИ

ЗАБЫТАЯ ТРАГЕДИЯ

Премьера средневековой драмы страстей Ульрика Хаузенфурта «Нелепица», состоявшаяся в театре «Лилипут», рассчитанном на семь тысяч мест, прошла в воскресенье вечером при полупустом зале. Поистине трагедия нынче не в моде! Спектакль, который длится восемь с лишним часов и в котором занято сто актеров, играется и смотрится на одном дыхании. Увы, современный интеллектуал предпочитает мюзик-холльную дребедень грандиозному действу, которое Бэджер в свое время очень точно определил как «кульминацию европейского драматического искусства».

Цитировать

Мортон, Д. Литературные пародии. Вступительная заметка и перевод с английского А. Ливерганта / Д. Мортон, А.Я. Ливергант // Вопросы литературы. - 1981 - №5. - C. 288-302
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке