Не пропустите новый номер Подписаться
№5, 2019/Трансформация современности

Литература на страницах главной газеты БАМлага «Строитель БАМа»

DOI: 10.31425/0042-8795-2019-5-138-157

С 1932-го по 1938 год на Дальнем Востоке России, на территории современного Приамурья, находился Байкало-Амурский исправительно-трудовой лагерь (БАМлаг), ставший одним из самых масштабных подразделений в системе ГУЛАГа. По непостижимо странной логике управление БАМлага располагалось в городе с названием Свободный, а история этого лагеря прежде всего была сопряжена со строительством «вторых путей»: так в 1930–1940-е годы именовали Байкало-Амурскую магистраль (БАМ).

Жизнь заключенных не исчерпывалась непосильным каторжным трудом. Немаловажной ее составляющей была «культура», а в ней главенствующую функцию выполняла художественная литература. Литература БАМлага  — универсалия широкая: она включает в себя произведения, написанные как собственно в БАМлаге (до 1938-го), так и в Амурлаге (до 1941-го) и Свободлаге (до 1946-го) — крупных локальных лагерных секторах, образовавшихся в результате реорганизации Байкало-Амурского ИТЛ.

Литературные произведения в БАМлаге, как и на других «островах» огромного архипелага, находили место на страницах художественно-публицистических изданий, которых в свободненском лагере выпускалось немало. Это и газеты «Строитель БАМа», «Литература и искусство БАМлага», «Зоркий стрелок», «За темпы и качество», «Сигнал», и литературные журналы «Путеармеец » и «На тачку», и репертуарные бюллетени, и многочисленные брошюры книжной серии «Библиотека «Строителя БАМа»»… Периодика выходила тиражом до десяти тысяч экземпляров и играла значимую роль в существовании заключенного.

На сегодняшний день кластер бамлаговской прессы почти не изучен. Одной из первых систематизировать гулаговские издания, в том числе и бамлаговские, попыталась А. Горчева [Горчева 1996; Горчева 2009]. Особо ценен в исследовании библиографический каталог периодики ГУЛАГа, призванный сориентировать в большом количестве газет и журналов, выпускавшихся в советских лагерях. При этом из объемного перечня печатной продукции свободненского ИТЛ фиксируется лишь четыре номинации; таким образом работа, имеющая обзорный характер, не дает представления о специфике тех или иных лагерных публикаций. Гораздо подробнее о периодической печати БАМлага пишет историк О. Еланцева. В ее статьях издания амурского лагеря получают более детальное описание и классифицируются функционально. Обозначаются следующие группы: общелагерные газеты, предназначавшиеся для всех заключенных, пресса, адресат которой — военизированная охрана (ВОХР), а также литературная периодика. Исследователь отмечает, что бамлаговская печать — важнейший ресурс при изучении истории Байкало-Амурского ИТЛ, она дает почувствовать сильнейшее «психологическое воздействие, которому в лагере подвергались все — заключенные, вохровцы, администрация» [Еланцева 1992: 79].

Под пристальный взгляд литературоведов не попадали художественно-публицистические тексты, печатавшиеся в газетах и журналах БАМлага. Единичные упоминания об этом находим в статье А. Гулотта «A New Perspective for Gulag Literature Studies: the Gulag Press», очерчивающей контуры официального гулаговского творчества. Автор публикации, опираясь на произведения, созданные в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН), говорит об общей тематической и проблемной специфике литературы ГУЛАГа и, анализируя лагерные стихотворения, справедливо отмечает их содержательную узость, мощную идеологическую пропитку и крайнюю слабость художественной репрезентации [Gullotta 2011: 103]. Акцентируя отдельные черты лагерной словесности (эзопов язык, взаимодействие коммунистической риторики и поэтического инструментария), он полагает, что эта словесность не обладает эстетической значимостью и может изучаться лишь в качестве исторического и культурологического источника.

«Строитель БАМа» оказывается в поле зрения и У. Т. Белла. Исследователь, сопоставляя статью из газеты «Один день воспитателя Хрущева» с «Одним днем Ивана Денисовича» (1959) А. Солженицына, размышляет о двух способах существования заключенных. Первый, описанный в «Строителе БАМа», наполнен бравурным пафосом, ударным трудом, радостным настроением, веселыми песнями. Второй, воссозданный Солженицыным, — непосильной работой, нравственными и физическими мучениями, борьбой за жизнь. В связи со сравнением исследователь задается вопросами о том, какова была истинная цель лагерной культурно-воспитательной деятельности — облегчение существования заключенных или же голая пропаганда? И какое место в этом существовании отводилось газетам и журналам [Bell 2004: 291]?

В данной статье впервые предпринята попытка кратко воссоздать историю выпуска главного печатного органа БАМлага — газеты «Строитель БАМа», а также представить художественно-публицистическую парадигму издания, в течение десятилетия задававшего тон литературной жизни свободненского лагеря.

Центральная газета БАМлага «Строитель БАМа» начала выходить с 1 января 1933 года. Ее истоком послужил листок «Бамовец», выпускавшийся в течение 1932-го. «Бамовец» позиционировался как «газета строительства Байкало-Амурской магистрали» и состоял из двух полос, наводненных однотипными заметками о «производственных достижениях и неполадках», «ударных бригадах», «проделках классовых врагов и их агентуре». Лагерное начальство, осознавая силу воздействия печати и действуя в данной области согласно общегосударственным политическим установкам, не могло удовлетвориться подобным масштабом: обостренное внимание к печатной продукции требовало выпуска большой общелагерной газеты, которая смогла бы объединить усилия лагерных журналистов и сделаться мощным «коллективным пропагандистом, агитатором и организатором» заключенных, подневольно работавших на строительстве «вторых путей».

В конце 1932 года Управлением БАМлага была поставлена цель — создать собственную газету  — и объявлен конкурс на ее название. В Бюро печати, через некоторое время преобразованное в Сектор печати культурно-воспитательного отдела БАМлага, пришло множество вариантов: «Рельсы БАМа», «Сквозь тайгу», «Путеармеец», «Новые рельсы», «Байкал-ДВК -Амур», «Штурм тайги и мерзлоты» и др. В итоге в качестве наиболее общего и нейтрального выбрали заголовок «Строитель БАМа». Образцами для него послужили печатные органы «Перековка»  (БелБалтлаг), «На штурм» (Темлаг) и «Темпы» (Вишлаг), пользовавшиеся «заслуженной славой передовых борцов за стройку и перековку человека».

В 1933 году издано 95 номеров «Строителя БАМа». Газета выходила раз в три дня, а с середины 1936-го печаталась ежедневно . В разные годы ее тираж колебался от трех до десяти тысяч. Газета, как и остальная лагерная периодика, имела грифы: «Не подлежит распространению за пределами лагеря», «За пределы строительства не распространяется». Первоначально «Строитель БАМа» был двухполосным и размещался на четверти листа. С 1934-го газета сделалась широкоформатной и четырехполосной, по праздникам, юбилейным датам и важным лагерным событиям (слетам, годовщинам и т.  п.) число страниц могло увеличиваться до восьми.

Литературному материалу в «Строителе БАМа» уделялось пристальное внимание, на страницах газеты публиковались стихотворения, песни, очерки, фельетоны и рассказы. Наиболее популярный литературный род — лирика, самый распространенный из жанров — стихотворение. Во многом это продиктовано малым объемом текста, занимавшим небольшое пространство на полосе и позволявшим в трех-четырех строфах выразить ключевую тему и идею номера. Авторами стихотворных строк чаще всего являлись лагерные корреспонденты (лагкоры). Статус поэта не имел в БАМлаге широкого распространения и в ряде случаев был опасен, о чем, например, в письмах к жене свидетельствует лирик Серебряного века, бамлаговский узник Г. Анфилов: «Кой-кто знает, что я пишу стихи, и это уже пункт недоброжелательного наблюдения за мной» [Анфилов 1996: 17]. Название первой художественно-публицистической книги, выпущенной в свободненском лагере и содержащей поэтические произведения, сопровождалось подзаголовком «стихи и песни лагкоров» . В стихотворении поэта БАМлага С. Малюхина подчеркивалась многопрофильность деятельности лагерного корреспондента: «Ты беспощаден — в каждой строчке / Стихов, заметок и статей». К заключенному, сочиняющему стихи, предъявлялись те же требования, что и к лагкору: реализовывать идеологические установки КВО, писать кратко, доступно, незамысловато. Данное предписание совпадало с задачами, которые в 1920–1930-е годы ставились перед советскими писателями, чьи голоса должны были сделаться «огрубевшими», упрощенными, дабы их повсеместно услышали и поняли широкие рабоче-крестьянские массы.

Первоначально стихотворные произведения не имели закрепленного места, располагаясь на разных страницах неупорядоченно, выступая дополнением к заметкам и сообщениям, акцентируя те или иные темы и т.  д. В первые месяцы выпуска газеты стихи в ней публиковались нечасто («Ударникам магистрали» П. Харламова, «Первомайская» К. Гандурина и др.) и в основном носили несамостоятельный характер. Изредка возникал раздел «Лагерное творчество», в котором перепечатывались произведения из главной газеты Белбалтлага «Перековка». В 1933 году со стихотворением соперничал сатирический жанр, составлявший рубрики «Вместо фельетона» и «Маленький фельетон». В начале деятельности БАМлага считалось важным заострить внимание на недостатках быта, высмеять отстающих от передовых показателей труда, «разоблачить, заклеймить лентяев, дармоедов, врагов Советской власти, вредителей большого дела» . Помощь в деле развенчания оказывали карикатуры, находившие приют почти в каждом номере.

В 1934 году появилась рубрика «Литературный уголок», где помещалось по одному стихотворению. В нее желали попасть, вероятно, те, кто претендовал на звание поэтического глашатая лагеря: А. Балашов, Г. Воловик, П. Митюков, А. Соколов, А. Холщевников, С. Федотов, М. Фиделев и др. Во многом «Строитель БАМа» являлся плацдармом, который позволял печататься в иных художественно-публицистических изданиях БАМлага. Только прошедшие через главную газету оказывались «достойны» публикаций в книжной серии «Библиотека «Строителя БАМа»», в специализированной газете «Литература и искусство БАМлага», в литературно-художественном журнале «Путеармеец», в репертуарных бюллетенях. Может быть, поэтому настоящие, некустарные поэты стремились лишь мелькнуть в «Строителе БАМа». Так произошло с Г. Анфиловым, талантливейшим лириком, чье стихотворение только однажды напечатали в газете в 1936-м.

1936 год вообще оказался кульминационным с точки зрения количества стихотворных публикаций. Прежде всего это обусловлено пропагандой стахановского движения: редакция «Строителя БАМа» призывала во весь голос прославлять трудовой подвиг, возвеличивать Байкало-Амурскую магистраль и ее строителя. В 1936 году выпускались отдельные номера с тематическими стихотворными подборками. В «Строителе БАМа на лесозаготовках» (1936) помещены такие произведения, как «Песня лесорубов» и «Делянка моя» Н. Хоменко, «На делянке» К. Федорова, «Песня о делянке» Л. Лисенко, «О лучковой пиле и Ване-стахановце» Г. Кружинина. В номерах 1939–1940-х годов обозначились литературные страницы, что свидетельствовало о систематизации текстов, их классификации по тематическому или жанровому показателю; помимо этого, писательские материалы, печатавшиеся в рубрике, стали отличаться формальным и содержательным разнообразием, более высоким художественным уровнем. Так, на литературных страницах 1939 года представлены нетипичные для лагерного творчества жанры (сказка и колыбельная), в ряде стихотворений усилилась лиричность, очерчены контуры образов родины, природы, матери.

Тематический диапазон произведений определялся газетной редколлегией, строго следовавшей рекомендациям КВО. В литературных соревнованиях, объявляемых ведущим лагерным изданием, перечень тем всегда четко оговаривался. Например, в условия конкурса на агитбригадное представление входили следующие: строительство БАМа и «вторых путей», перековка лагерника, производство и быт. Первая из основных тем — покорение природных стихий в ходе строительства «второй магистрали», подчинение тайги: «Скала» (1934) А. Косникова, «Закал страны» (1935) Л. Дмитриева, «Отступление тайги» (1936) М. Антонова, «В тайге» (1939) Г. Воловика и др. В стихотворении А. Денисенко «Нас не сломит буря!» (1936) выражается уверенность в преодолении какого угодно природного препятствия: «Над нами хмуро и зловеще / висит свинцово-серый зонт. / Грохочет небо. Дождик хлещет / и давит грозный горизонт. / Эй, ты! Небесная стихия! / Ты хочешь буйством изойти? / Но мы сегодня тоже злые, / сегодня с нами не шути! / Мы злимся на твои попытки / умерить пыл наш трудовой.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2019

Литература

Анфилов Г. И. Выдержки из писем // Москвичи в ГУЛАГе: Письма Глеба Анфилова; Список бывших политзаключенных. М.: Мемориал, 1996.

Бердинских В. А. История советской поэзии. М.: Ломоносовъ, 2014.

Горчева А. Ю. Пресса ГУЛАГа (1918–1955). М.: МГУ, 1996.

Горчева А. Ю. Пресса ГУЛАГа. Списки Е. П. Пешковой. М.: МГУ, 2009.

Еланцева О. П. Кто и как строил БАМ в 30-е годы // Отечественные архивы. 1992. №. 5. С. 71–81.

Путеармейцы: Стихи и песни лагкоров. Свободный: Сектор печати КВО БАМлага НКВД, 1935.

Смыковская Т. Е. Сборник стихов и песен лагкоров «Путеармейцы» как отражение мотивно-образного строя официальной поэзии БАМлага // Лосевские чтения — 2015: Материалы региональной научно-практич. конф. / Под ред. А. В. Урманова. Благовещенск: БГПУ, 2015. С. 4–27.

Строитель БАМа: Орган КВО Управления БАМлага ОГПУ // 1933. 5 мая. № 35.

Bell T. W. One day in the life of educator Khrushchev: Labour and ‘kulturnost’ in the Gulag newspapers // Canadian Slavonic Papers. Revue Canadienne des Slavistes. 2004. Vol. 46. № 3–4. P. 289–313.

Gullotta A. A new perspective for Gulag literature studies: the Gulag press //
Studi Slavistici. 2011. № 8. P. 95–111.

Цитировать

Смыковская, Т.Е. Литература на страницах главной газеты БАМлага «Строитель БАМа» / Т.Е. Смыковская // Вопросы литературы. - 2019 - №5. - C. 138-157
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке