№1, 1957/Обзоры и рецензии

Книга избранных работ В. Гриба

В. Р. Гриб, Избранные работы, Гослитиздат, М. 1956, 416 стр.

Впервые собраны и изданы отдельной книгой работы покойного В. Гриба. Написанные около двадцати лет назад, они нисколько не увяли, напротив того, поставленные рядом одна с другой, производят более сильное впечатление, чем в годы их появления, когда они печатались иной раз по случайным поводам и внутренняя связь между ними терялась для читателя. Работы Гриба посвящены довольно разнообразным темам. Объединяет их общий пафос, у них единый научный стиль и единое направление научного интереса. Гриб не был историком литературы ради истории литературы. Человек с активнейшим отношением к советской жизни, к делам социалистической культуры, он занимался литературным прошлым с такой бодростью мысли именно потому, что прошлое ему освещало настоящее, и обратно. Может несколько удивить то пристальное и длительное внимание, которое смолоду он уделял столь, казалось бы, отдаленным вопросам, как классицизм XVII и XVIII веков. Однако же, изучая трагический театр Расина или Вольтера, он отнюдь не превращался в «архивного юношу». Одна из оригинальнейших идей Гриба относится именно к старому классицизму, и эта идея имеет прямое отношение к интересам социалистической культуры и социалистической эстетики. Гриб увидел в классицизме один из первых опытов трактовки человеческой личности как организованной силы и именно это считал одним из лучших завоеваний классицизма. Классицизм, как это хорошо показано Грибом, проповедовал социальную культуру человеческой личности, и пусть само понимание социального было у старых писателей крайне ограниченным, не выходило за черту того, что давало им сословное общество и его государственность, все же принцип был намечен. Красота человека у классиков была неотделима от дара его являться общественным и общительным существом, что Гриб демонстрирует и в разборах трагедий Расина, и в разборах произведений просветителей, стоящих под знаком классицизма. Именно красота общественного человека у Расина, красота и благородство человеческой индивидуальности в ее соприкосновении с другими людьми, с их интересами, нуждами, склонностями и делает нас, носителей социалистической культуры, неравнодушными к расиновской эстетике и к расиновской поэзии. Такова мысль Гриба, приближающая к нам классицизм.

В. Гриб был одним из литераторов 30-х годов, неутомимо и успешно воевавших с вульгарными социологами. Нужно отметить один немаловажный мотив в этой войне. Вульгарные социологи рассматривают историю литературы как мертвый материал, подлежащий «объяснению»; как правило, они безразличны к тому, что дадут нашей живой культуре сегодняшнего дня эти объяснения. Вульгарные социологи как умели приводили в негодность классическое художественное наследие, – кто принимал их толкования, тот должен был немедленно отказаться от всяких притязаний на наследие, в котором все было проникнуто враждебным нам духом, как из их толкований следовало. В. Гриб, хорошо понимавший, что для марксизма объяснение литературных фактов неотделимо от уменья пользоваться ими в художественном и культурном строительстве, относился к задачам исторического и литературного анализа с повышенным чувством ответственности. Его анализ всегда очень тщателен: семь раз отмерь, один – отрежь. Он старался быть справедливым в анализе фактов того же XVII столетия, сознавая, что и XVII столетие имеет свои живые продолжения и аналитику приходится резать по живому.

У В. Гриба был свой очень четкий идеал науки. Понимание для него было необходимым спутником знания, и он не мог мириться с позитивистскими методологиями, у которых знание вещей чуть ли не противоположно пониманию их, у которых желание охватить вещи в целом – это черная и желтая магия, ничего общего с истинной наукой не имеющая. Работы В. Гриба – явление исследующей мысли, и это придает им особый стиль. Они свободны от нагромождения однородных цитат и выписок, в чем позитивисты видят свою научность. Цель работ В. Гриба – уловить логику реального развития французского классицизма, немецкого просвещения, Лессинга, Бальзака. Их доказательность – в способности концепции, предложенной исследователем, идти вслед тем разноречивым фактам, в которых состоит жизнь изучаемого явления. В. Грибне старается, например, во всех мелочах изучить легитимизм Бальзака и накопить его высказывания о легитимизме, повторяющие друг друга. Для В. Гриба суть в том, чтобы уловить связь между легитимизмом и несомненным критическим отношением Бальзака к дворянству, как оно было и есть, и даже к монархии, как она была и есть, между легитимизмом и как будто исключающими его симпатиями Бальзака к буржуазной цивилизации. Разгадка у В. Гриба в особой позиции Бальзака, которую он, пользуясь особым применением этого термина у Маркса, называет «стоической». Иначе говоря, это позиция человека,, относящегося к своей эпохе без предвзятости, без предпосылок, вне ее лежащих. Мировоззрение Бальзака – теоретический вывод из опыта эпохи, не опирающейся на какие-либо предубеждения, посильный вывод, не всегда отвечающий запросам самого художника.

Талант ясности, присущий В. Грибу, никогда не вырождался в рационализм. Логика, которой он придерживался, не есть логика отвлеченных понятий, но логика исторических положений. Определенность высказываний позволяет В. Грибу быть кратким. Его небольшие по объему работы равноценны основательным монографиям.

Необходимо сказать об особом личном обаянии, исходящем от этих работ.

Цитировать

Берковский, Н. Книга избранных работ В. Гриба / Н. Берковский // Вопросы литературы. - 1957 - №1. - C. 232-236
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке