№4, 2002/Мозаика

«Картина не может быть боевым орудием». Неизвестное письмо А. В. Сухово-Кобылина

В РГАЛИ нами найден беловой автограф письма русского драматурга А. В. Сухово-Кобылина (Ф. 438. Oп. 1. Ед. хр. 275. Л. 1-1об.). Письмо адресовано автору фельетона «По выставкам», опубликованного в газете «Новое время».

«Милостивый Государь.

Не имею моего усобного места в русской Литтературе я могу предполагать, что эти Строки в вас Интереса не возбудят, – и если Я вам их посылаю, то с просьбою принять их как Эгоистическое Удовлетворение Потребности моего Я сказать вам, что Фельетон ваш «По выставкам» (N 6114 Н<овое> Вр<емя>) в высокой степени замечателен не только своей Смелой самостоятельной Речью, но и действительной Глубиною Содержания – что вам принадлежит Честь хоть один раз сказать нашим художникам «печальную Правду» и те Слова: «Картина не может быть боевым орудием» суть прекрасные слова того, кто сам Художник, кто Художество видит стоящим выше Вопля [Крика] и Драки Партий – т. е. видит абсолютное Художество – Художество для Художества.

С особенным уважением и особенною Готовностью к вашим Услугам

А. Сухово-Кобылин».

Письмо без даты, но ее легко определить по «Новому времени»: газета всегда вела не годовую, а сквозную нумерацию. N 6114 вышел 7 марта 1893 года; следовательно, письмо могло быть написано драматургом не раньше этой даты. В этом номере газеты и был напечатан фельетон «По выставкам», так взволновавший Сухово-Кобылина и побудивший его обратиться к автору фельетона с письмом, где горячо благодарит его за «печальную Правду» о русских художниках, говорит о своем понимании истинного искусства.

Фельетон «По выставкам» подписан псевдонимом «Житель». Словарь И. Ф. Масанова позволяет его раскрыть: так подписывал свои фельетоны в «Новом времени» журналист и прозаик Александр Александрович Дьяков (1845- 1895) 1.

Фельетоны «Жителя», хлестко бьющие по обывателю, по общественным пристрастиям и художественным вкусам толпы, отличались «желчным, почти свирепым» тоном 2. Его фельетон «Бронзовые головы» («Новое время», 6 января 1885 года), по мнению И. Н. Крамского, «есть решительно серьезный, социальный и психологический этюд, даже страшно становится» 3. Очерки, рассказы, фельетоны Александра Дьякова пользовались определенным успехом, хотя и по-разному оценивались современниками. О чем только он не писал: и об искусстве, и о судах, и о семейных историях и о прочих общественных и частных делах.

Но постоянной сатирической мишенью Дьякова были художники-передвижники, эти, по его мнению, извечные перепевалы горя народного, самозванные заступники бедного люда, варьирующие одни и те же скорбные мотивы. Последний фельетон Дьякова об очередной выставке передвижников был опубликован незадолго до его смерти 4.

В феврале 1893 года в Петербурге в залах Императорской Академии наук открылась очередная, XXI выставка передвижников. На их творчество вновь обрушился Александр Дьяков, обвиняя художников в тематическом однообразии, в примитивном понимании идейности искусства: «Все зипуны, протодьяконы, урядники, секуторы, кулаки, вся рвань и голь, все убожество и скорбь народной идейности давно переписаны, давно всем надоели, к ним даже средний интеллигент пригляделся до отупения и на него уже эти овчиньи прянности перестали действовать, – пора бросить. Публицистическая живопись, это печальное наследие шестидесятых годов, несомненно, допевает свою последнюю песню. Вульгарный натурализм постепенно теряет свое обаяние».

Фельетонист задается вопросом: «Неужели это поэзия живописи?

На это обыкновенно отвечают:

– Такова правда жизни! На это надо ответить:

– Такова тенденциозная ложь!»

И наконец, те самые слова из фельетона, которые так приглянулись Сухово-Кобылину: «Картина не может служить боевым орудием, – это ей крайне невыгодно, в сравнение со словом, и она всегда проигрывает в турнире борьбы, какой бы то ни было».

Как водится, в полемическом азарте Дьяков явно увлекся, не увидев ничего выдающегося на XXI выставке передвижников. Но главное фельетонист подметил точно: следование художников ветхим заветам шестидесятников, тщетное соперничество с литературой, подмена живописи публицистикой, художественный тупик русского исскуства.

  1. И.Ф. Масанов, Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей, т. I, M., 1956, с. 378. []
  2. М.Л. Гольдштейн, Впечатления и заметки, Киев, 1895, с. 229. []
  3. И. Н. Крамской, Письма в 2-х томах, т. II, Л., 1937, с. 323. []
  4. Житель, У художников. – «Новое время», 5 марта 1895 года, []

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2002

Цитировать

Селезнев, В. «Картина не может быть боевым орудием». Неизвестное письмо А. В. Сухово-Кобылина / В. Селезнев // Вопросы литературы. - 2002 - №4.
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке