Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 1998/Мнения и полемика

Хорошая книга, но…

«Воспоминания» Екатерины Алексеевны Андреевой-Бальмонт, написанные в 40-е годы, только недавно увидели свет в издательстве им. Сабашниковых. В условиях тоталитарного режима они выглядели чем-то инородным, чуждым, и попытки их напечатать были тщетными.

Автор «Воспоминаний» отнюдь не тень знаменитого мужа – поэта Константина Бальмонта, который, по слову Брюсова, «царил» в русской поэзии начала XX века. Красивая, хорошо образованная женщина, переводчица, владевшая несколькими европейскими языками, человек от природы доброжелательный, не «зацикленный» на каких-либо идеях и пристрастиях, но внимательный наблюдатель, она прекрасно знала культуру и быт своей эпохи и рассказала о себе и людях того времени не только искренне и правдиво, а и талантливо.

Цель настоящих заметок – обратить внимание на недостатки и ошибки «Воспоминаний» (общая редакция и примечания А. Л. Паниной, подготовка текста, предисловие и примечания Л. Ю. Шульман), так как мне кажется, что они непременно будут переиздаваться, о чем свидетельствует заслуженный успех, каким они уже пользуются. При этом я не буду касаться первых двух частей книги – «Семья Андреевых» и «Князь Александр Иванович Урусов». Остановлюсь на третьей части – «Мои воспоминания о Бальмонте», которые представляют собой по существу первую биографию поэта и, кроме того, богаты фактами из истории русского символизма.

Ответственная за текстологическую сторону издания Л. Шульман в предисловии отмечает, что в основу воспоминаний о Бальмонте легла машинописная копия, находящаяся у наследников (семья Нины Львовны Киселевой). Вместе с тем она указывает, что есть машинописные копии в РГАЛИ и Отделе рукописей РГБ (бывшей «Ленинки»); кроме того, есть автографы – тоже в Отделе рукописей РГБ. Однако, судя по всему, к указанным материалам она не обращалась. Между тем они могли бы внести некоторые уточнения в текстах и комментариях.

Например, в автографе не только приведен первый эпиграф к воспоминаниям, но и назван источник его (что важно) – стихотворение Бальмонта «О да, молитвенна душа…» из книги «Только любовь». Обращение к автографу помогло бы вместо мифического Миллера прочитать – Шиллера. Да и сам контекст в цитируемом мемуаристкой письме В. Г. Короленко заставлял увидеть тут явную ошибку машинистки. Кстати, перечисление у Короленко идет во множественном числе, а не в единственном: «Гете, Байрон и Шиллер потому и велики…» 1 Короленко отмечает в поэзии юного Бальмонта «несомненный талант», «легкость и звучность стиха, изящество формы и лиризм».

  1. Е. А. Андреева-Бальмонт, Воспоминания. Под общей редакцией А. Л. Паниной, М., 1997; ср. на с. 299. Далее ссылки на это издание даются в тексте.[]

Цитировать

Куприяновский, П. Хорошая книга, но… / П. Куприяновский // Вопросы литературы. - 1998 - №3. - C. 320-323
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке