№3, 1970/Обзоры и рецензии

Главная проблема

Г. Айрян. Главная проблема литературы, «Айастан», Ереван, 1969, 482 стр. (на армянском языке).

Книга Г. Айряна посвящена проблеме героя в армянской советской литературе и охватывает период ее развития с первых пореволюционных лет до начала 50-х годов. Автор ставит своей задачей показать, как отразилось в литературе формирование внутреннего мира и общественного облика советского человека, какими путями шли поиски новых художественных форм его изображения в творчестве старшего и молодого поколения советских писателей.

К моменту победы социалистической революции в Закавказье, как известно, работала целая плеяда известных поэтов, драматургов, романистов, ставших ныне классиками армянской литературы, – О. Туманян, И. Иоаннисян, Ав. Исаакян, Д. Демирчян, А. Акопян, А. Ширванзаде, С. Зорьян. Они восторженно встретили рождение Советской Армении. Глубокая демократическая сущность дореволюционного творчества этих писателей обусловила их горячее стремление включиться в новую жизнь своего народа. Вместе с социалистической революцией в литературу вошло молодое поколение талантливых художников. Среди них Е. Чаренц, А. Бакуиц, Н. Зарьян, А. Вштуни, А. Сирас, Г. Маари, Г. Сарьян, В. Алазан, М. Армен, Аракс, С. Таронци, с именами которых теперь тесно связаны многие достижения армянской советской литературы. И наконец, в эти же годы активно выступали в печати молодой советской республики известные марксисты-литераторы: А. Мясникян (Мартуни), С. Спандарян, А. Каринян, П. Макинцян, А. Сурхатян, Г. Гюликехвян, А. Мравян, талантливые труды которых еще до революции способствовали развитию ленинской эстетики на армянской почве.

Октябрь принес Армении национальное и социальное освобождение. Народ, находившийся под угрозой физического истребления, обрел свою государственность. И глубоко закономерно, что главные силы национального художественного творчества – виднейшие писатели, художники, композиторы, архитекторы – оказались вместе с революционным пролетариатом России.

Все эти обстоятельства, подчеркивает Г. Айрян, объясняют бурный рост национальной культуры, то необычайно интенсивное вторжение нового героя в армянскую прозу, поэзию, драматургию, которым отмечен литературный процесс в Советской Армении. Автор сочувственно цитирует слова И. Бехера о том, что новое искусство вырастает не из новых форм, оно начинается с нового героя. Каков он, новый герой, каким он должен быть и как надо его изображать – эта проблема стала в центре литературных споров.

Новый герой меняет весь облик национальной литературы. Герой – жертва социальных условий, как и несколько абстрактный романтический герой, характерный для произведений ряда писателей конца XIX – начала XX века и выражающий мечту народа выстоять в невероятно тяжелых обстоятельствах, грозящих гибелью нации, в атмосфере мрака и стенаний, уступает место реальному борцу, преобразователю, деятелю, строителю, твердо верящему в силы и возможности трудящихся, в успех дела, которому он служит.

Литература проявляет пристальный интерес к росткам нового. Знаменательно, что первенец социалистического строительства Армении – Ширакский оросительный канал – сразу же становится предметом поэтического вдохновения. Появляется поэма А. Акопяна «Ширканал-болыневик» (1924), затем «Свадьба Ширака» (1925) Г. Сарьяна, «Поля улыбаются» (1925) А. Сармена, «Ширакский канал» (1925) Г. Маари, «В голубой стране канала» (1926) Н. Зарьяна, «Ширканал» (1926) М. Армена. Факт этот весьма показателен для характеристики той атмосферы, которая активизировала рождение нового героя.

Чуткое внимание к новым явлениям национальной жизни – черта творчества писателей всех поколений. Г. Айрян прослеживает этот процесс и в произведениях 30-х годов, в которых созданы образы комсомольских вожаков, колхозных организаторов, рабочих- ударников, активистов социалистического строительства.

Однако автор книги не упрощает сложной проблемы. Он показывает, что новый герой в армянской литературе – это не только комиссар, председатель ревкома, борющийся на фронтах гражданской войны, или непосредственный участник социалистического строительства. Сила революции в том, что она поднимает к сознательной жизни, к историческому творчеству широчайшие массы трудящихся. Новый художественный метод – социалистический реализм – позволяет художнику исследовать средствами искусства этот процесс, показать новые связи человека и истории, по-новому понять и изобразить личность героя.

Выдающийся прозаик А. Бакунц, например, пишет рассказы и новеллы об армянской деревне, и герой его, казалось бы, все тот же патриархальный крестьянин, хорошо знакомый нам по бессмертным произведениям классиков XIX века (Прошяна, Раффи, Мурацана). Здесь нет зримых примет социалистической нови. Однако сквозь пелену знакомых старых форм патриархальной жизни под пером Бакунца постепенно вырисовывается лицо человека, увиденного другими глазами, в другой душевной атмосфере, с других, художественных позиций. Перед нами не просто объект сочувствия и сострадания художника, а активно думающая и чувствующая личность. Мы видим пытливый взгляд персонажей Бакунца, вникаем в их внутренние монологи, весомые от накопленной веками народной мудрости, и ощущаем те великие душевные силы, скрытую энергию, которые уже готовы раскрыться для новой, активной деятельности.

Г. Айрян показывает, таким образом, что с проблемой героя тесно связано рождение новой художественной национальной традиции, нового художественного видения, когда и старые «предметы» приобретают новые очертания и новый смысл, когда по-новому раскрывается личность героя-повествователя (эта традиция А. Бакунца нашла продолжение в наши дни, в талантливых произведениях Гранта Матевосяна).

С этой точки зрения очень интересны также рассуждения Г. Айряна о романе «Вардананк». В разгар Великой Отечественной войны против фашистского агрессора Д. Демирчян пишет исторический роман о событиях V века – о битве в Аварайрской долине, которая определила судьбу армянского народа и оставила глубокий след в его сознании. Эти события неоднократно на протяжении пятнадцати веков были воспеты многими поколениями летописцев, поэтов и художников, главный герой битвы – легендарный полководец Вардан Мамиконян вошел в национальную историю в ореоле святого.

Д. Демирчян спустил Вардаяа Мамиконяна с холодного мраморного пьедестала на землю, посмотрел на него глазами народа, во имя которого он совершил свои бессмертные подвиги. Всем ходом повествования романист стремится раскрыть суть народного патриотизма, вдохновлявшего героев аварайрской битвы, и такой подход позволяет ему наиболее полно и художественно убедительно постичь историческую правду.

К теме персидской войны V века Д. Демирчян обращался и до революции, посвятив одну из своих драм образу Васака – антипода Вардана. Г. Айрян говорит, что в ту пору писатель, идя по проторенной дороге своих предшественников, нарисовал этот образ, пользуясь лишь черно-белой палитрой. В «Вардананке» Д. Демирчян опрокинул традиционную прямолинейную концепцию событий V века, раскрыв в образе Васака отражение сложных противоречий общественной жизни в Армении, зажатой между могучими и жестокими завоевателями с Востока (Персия) и Запада (Византия). Романист показал сложный узел трагических противоречий, который Васак не смог разрубить, потому что он опирался лишь на свой класс – феодальную знать – и надеялся лишь на свои политиканские и дипломатические комбинации, полностью сбрасывая со счетов народ и силу его патриотизма. Вместо ходульной схемы под пером Демирчяна вырисовывается живой, психологически убедительный образ Васака, жизнь и деяния которого отражали существенные особенности исторической действительности.

Так, Г. Айрян подчеркивает мысль о том, что проблема героя непосредственно связана с идейно-художественной концепцией писателя, глубиной и силой его реалистического видения. Метод социалистического реализма позволил Демирчяпу создать одно из прекрасных произведений о судьбе на рода и его героя, произведение, по праву вошедшее в золотой фонд многонациональной советской литературы. Идейно-художественная концепция романа «Вардананк» позволяет современному читателю ощутить неразрывную связь между далеким прошлым жизни народа и тем, что происходило на полях сражений против фашистских полчищ.

Привлекательная сторона рецензируемой книги – самостоятельность и свежесть суждений автора, горячая полемичность без претенциозности и ложного оригинальничанья. В работе немало интересных наблюдений об особенностях художественного воплощения образа нового человека у разных писателей и на разных этапах жизни советского общества.

Г. Айрян ратует за создание в литературе образа общественно активного человека, деятеля и борца, строителя и созидателя новых форм жизни. Он решительно выступает против тех, кто под вывеской критики теории бесконфликтности пытался подвергнуть сомнению жизненную реальность положительного героя советского искусства, олицетворяющего силу и непоколебимость нашего общественного строя. Он выступает против попыток подменить образ нового героя, «человека для людей», другим персонажем – эгоцентричной личностью, нудное самокопание которой выдается за сложность и интеллектуальную глубину. Весь опыт развития советской литературы, говорит Г. Айрян, доказывает бесплодность таких попыток.

Автор книги полемизирует и с теми критиками, которые утверждали, будто от литературы мирного времени нельзя требовать создания героических характеров, ибо их рождает только героическая борьба, что обыденная действительность остается обыденней.

Нельзя сказать, чтобы все удалось автору книги. Я остановлюсь на одном, на мой взгляд, самом существенном ее «недостатке. Речь идет об архитектонике книги. Автор построил ее по схеме исторического очерка: он говорит о герое, идя последовательно от страницы к странице истории литературы, от писателя к писателю, от произведения к произведению… При этом тщательно заботится о том, чтобы не пропустить ни одного значительного факта, ни одного имени. Это привело к тому, что анализ Г. Айрян зачастую подменяет описанием и пересказом фактов. В книге – около пятисот страниц, однако автор ее остановился у порога 50-х годов. За рамками исследования остался герой послевоенной и современной литературы, а вместе с ним – и весьма интересные явления эволюции поэтики армянской прозы, выдвинувшей ряд острых вопросов изображения современного героя.

Хочется надеяться, что Г. Айрян допишет недостающие страницы своей книги, в которой читатель, несомненно, найдет не только большую и интересную информацию о своеобразной жизни одной из литератур нашей многонациональной страны, но и разработку актуальных проблем литературного развития, и прежде всего – проблем героя, идейно-художественного новаторства советского искусства.

Цитировать

Петросян, А. Главная проблема / А. Петросян // Вопросы литературы. - 1970 - №3. - C. 202-204
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке