Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2013/За рубежом

Библия Пор-Рояля на перекрестке языков и культур

Зарубежная литература

Кира КАШЛЯВИК

БИБЛИЯ ПОР-РОЯЛЯ НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ЯЗЫКОВ И КУЛЬТУР

1. Erat autem terra labii unius, et sermonum oerumdem.

Genesis. XI1[]

1. La terre n’avait alors qu’une seule langue et qu’une mgme manifre de parler.

Genfse. XI2[]

1. На всей земле был один язык и одно наречие.

Бытие. 113[]

По окончании войны 1812 года русский царь Александр I, пережив религиозное обращение, вернулся к чтению Библии во французском переводе Пор-Рояля[4]. Экземпляр Библии Пор-Рояля, которую «император постоянно возил с собой», был весь испещрен «заметками <...> подчеркиваниями, условными знаками»[5]. В дальнейшем при содействии Александра I в Санкт-Петербурге в 1813 году открылось Российское библейское общество, результатом деятельности которого стало создание первого перевода Библии на русский язык, известного как Синодальный перевод[6]. Примечательно, что в 1813 году комитет Российского библейского общества принял решение в рамках изданий иностранных переводов Библии издать Библию на французском языке именно в переводе Пор-Рояля[7].

До появления Евангелия на русском языке дворянство читало Писание преимущественно по-французски[8]. Среди образованной части русского общества и богословов имела хождение Библия на церковнославянском или же в переводе на европейские языки — немецкий, английский и уже упомянутый французский. В личной библиотеке А. Пушкина, так же как и в библиотеке Ф. Достоевского, были переводы из Библии в варианте Пор-Рояля[9].

Собрание наиболее переводимых книг в мире открывается Библией[10]. В европейской истории, кроме «Перевода семидесяти толковников» (Септуагинты / LXX) (II в. до н. э.), Вульгаты (Vulgata, V в.) блаженного Иеронима и Геннадиевской Библии (1499), особенно известны Библия Лютера (Lutherbibel, 1534), английская Библия Короля Якова (King James Bible, 1611)[11] и французская Библия Пор-Рояля / Библия де Саси (la Bible de Port-Royal / la Bible de Sacy, 1665-1708). У разных переводов есть общий корень — Священное Писание — со сложнейшей текстологической историей познания смысла Слова. Рассмотреть некоторые ее этапы составляет задачу этого очерка. Начиная с перевода LXX возник «своеобразный новый стиль, который носителями языка стал <...> определяться как библейский («и встал… и пошел… и сказал…») <...> Характерно, что подобный «библейский стиль» возникал практически в любом языке, на который переводилось Священное Писание»[12].

Это не исключает необходимости учитывать специфику самого языка. Геометрия французского была задана еще в Средние века. Его логика и точность, как и чувственность и интуиция русского языка, стали общим местом.

Сходство всех Библий Нового времени основано на звучании «единого наречия» («une mgme manifre de parler») эпохи перехода от устного, услышанного слова («Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия») к письменному, когда вера уже воплощается не только в глаголе / действии «услышал», но и в «прочел» и тогда «поверил». При этом стиль определяется онтологическим равенством языка оригинала и языка перевода[13], что ведет за собой синхронию двух принципиальных подходов — verbum e verbo и sensum de sensu, — открытых блаженным Иеронимом[14].

Английская Библия короля Якова, ориентированная на произнесение во время церковных служб и при создании проверяемая на слух знатоками французского, испанского, греческого, древнееврейского текстов, напоминает речь древнееврейского пророка, предполагающую многовариантность смысла[15]. Драматическая история переводов английской Библии, как известно, завершилась одобрением королевы Елизаветы и короля Якова.

Что касается французской Библии, то ее появление на языке Нового времени, имевшее собственное политическое значение, вызывавшее не меньшие споры и тоже ломавшее жизни и судьбы, оказалось связанным с судьбой монастыря Пор-Рояль. Отсюда название Библии — Библия Пор-Рояля (lа Bible de Port-Royal) — или по имени главного переводчика Леметра де Саси — Библия де Саси (la Bible de Sacy).

Развитие Европы XVI-XVII веков было определено решениями Тридентского собора (1545-1563), ставшими системными ответами на вопросы Реформации. Собор отразил два противоречивых процесса — «католическое возрождение» и укрепление абсолютизма в сфере политической[16].

8 апреля 1546 года на четвертом заседании Тридентского собора были приняты два декрета, отражающие отношение католической церкви к Библии. Первый декрет «О священных книгах» (Decretum primum: recipiuntur libri sacri et traditiones apostolorum) подтвердил равную богодухновенность канонических и второканонических книг, тем самым утвердив александрийский канон, согласно которому в состав Канона Священного Писания вошло 45 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета[17].

Второй декрет «Об издании и использовании Священных Книг» (Decretum secundum: recipitur vulgata editio bibliae praescribiturque modus interpretandi sacram scripturam etc.) утверждал позицию Церкви в отношении к древнееврейским и греческим оригиналам Библии. Церковь отвечала на появление различных переводов Библии, произвольно трактующих Слово Божие. Собор положил принять за эталон перевод блаженного Иеронима — Вульгату[18].

Вследствие того, что декрет мог трактоваться двузначно, в среде католиков стали возникать разногласия. С одной стороны, декрет не запрещал обращения экзегетов к оригинальным текстам, что позже позволило группе Пор-Рояля при переводе обращаться к древнееврейским и древнегреческим текстам. С другой стороны, очевидна настороженность Церкви, так как за Декретом последовали различного рода меры и разъяснения. Например, папа Пий IV в 1564 году опубликовал буллу Dominici Gregis, содержащую Индекс запрещенных книг (Index Tridentina).

Изобретение книгопечатания было благосклонно воспринято Церковью. Распространение Слова обрело иные масштабы[19]. Открылся поток самых разнообразных изданий Священного Писания, начали широко распространяться протестантские переводы Библии.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2013

Цитировать

Кашлявик, К.Ю. Библия Пор-Рояля на перекрестке языков и культур / К.Ю. Кашлявик // Вопросы литературы. - 2013 - №2. - C. 201-215
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке