№6, 1999/В шутку и всерьез

Архипелаг Гуляк

ИНТИМНЫЕ ЗАПИСКИ

Некрасов? Певец горя народного?

Ненавижу!

Им плохо, а он, гад, поет…

 

Вопиющая несправедливость:

как сестринская – так помощь, а как братская – так могила…

 

«Тысяча и одна ночь» – образец того, как можно заболтать любое хорошее дело…

 

Критик – писателю:

– Учись скромности у своего дарования.

 

– Нету пророка в своем отечестве, – вздыхал государь, – верно?

И побитые пророки дружно отвечали:

– Что вы, батюшка. Какие пророки?

 

ФИЛОСОФ

Подслеповатый философ стоит посреди улицы, по которой в город въезжает колонна грузовиков с немцами. Теми немцами, которые дали миру Канта и Гете. В него прицелились.

– Не убивайте меня, – тихо сказал философ, – я, кажется, сейчас что-то пойму…

ЮНКЕРА

На дуэли один юнкер убил другого. Тот, кого убили, стрелял первым, но промахнулся.

На похороны убитого товарища его друзья привели и стрелявшего.

Ему предоставили покаянное слово, но предупредили: о покойном – только хорошее.

– О’кей, – согласился стрелявший, – тогда мазилой буду я.

Цитировать

Верховский, В. Архипелаг Гуляк / В. Верховский // Вопросы литературы. - 1999 - №6. - C. 360-362
Копировать