Не пропустите новый номер Подписаться
Горячая десятка

Не теряя лица

10 статей о лицах современной литературы

Осенью 2020 года редакция журнала «Вопросы литературы» планирует выпустить книгу, в которую войдут избранные статьи о современных российских писателях и поэтах. Эта подборка — выборка из избранного. И имена — Маканин, Лосев, Иванов, Шишкин, Водолазкин, Толстая, Петросян — действительно стоят того, чтобы о них говорить. 

Экзистенциальный задачник. Владимир Маканин 

О Владимире Маканине много действительно глубоких, вдумчивых статей. В особенности стоит отметить статьи Л. Аннинского, А. Архангельского, Е. Ермолина, Н. Ивановой, А. Латыниной, А. Марченко, А. Немзера, И. Роднянской и др. Показательно, что Маканина по достоинству оценили именно критики, которые на закате советской эпохи встречали новые времена. 

Владимир Козлов исследует, как менялось отношение к Маканину и как сам писатель «присутствует» в собственных текстах. 

Трагедия под маской иронии. Лев Лосев 

Имя Льва Лосева широкой российской публике явилось двадцать лет назад, хотя как поэт он выступил в эмигрантской печати значительно раньше. 

Артем Скворцов объясняет, почему Лосев последовательно и упорно возвращался к теме уродливости всего революционно-советского на антропологическом и метафизическом уровнях и почему стержнем его творчества сделалось осознание чудовищности национального опыта.

Географ и его боги. Алексей Иванов 

В 1990-е годы Иванова печатать перестали. Много лет он вел скромную жизнь провинциального интеллигента, пока на него не обратил внимания чуткий к молодым авторам Л. Юзефович. Он помог опубликовать «Сердце Пармы» и «Географ глобус пропил» в «Пальмире» и «ВАГРИУСе», после чего за раскрутку перспективного провинциала принялось издательство «Азбука-классика», которое и опубликовало практически полное собрание сочинений Иванова.

Сергей Беляков пишет о сложном творческом пути писателя и пытается понять, что влияло на его выбор.

Коллекционер. Михаил Шишкин 

Сергей Чередниченко подводит предварительные итоги русского литературного процесса постсоветского периода и обозначает круг наиболее значительных прозаиков, среди которых, несомненно, выделяется Михаил Шишкин.

Шишкин — лауреат всех крупнейших литературных премий: «Русский Букер» за роман «Взятие Измаила» (2000), «Национальный бестселлер» за роман «Венерин волос» (2005), «Большая книга» за роман «Письмовник» (2011)… Однако критика не всегда рукоплещет победителю, обвиняя Шишкина в том, что он пишет свою рафинированно-истеричную прозу о бедной, несчастной России на берегу Цюрихского озера. 

Литература как прием. Татьяна Толстая 

В середине 1980-х на общем фоне написанного небрежно и «второпях» рассказы Татьяны Толстой выглядели весьма эффектно благодаря виртуозному владению языком, художественной изобретательности, хорошему вкусу автора и, главное, — осознанию того, как надо писать.

Ольга Осмухина исследует «роскошно-расточительную» манеру письма Толстой и пытается понять, какой прием делает прозу Толстой настоящей литературой.

Лопнувший формат. Дина Рубина 

Сегодня Дина Рубина — один из самых острых авторов, умело балансирующих между литературой «серьезной» и «форматной». Подобная ситуация коммерческого и читательского успеха справедливо вызывает вопрос: а что за этим стоит — «удача» или всего лишь «удачливость» (категории Тынянова)? Тот ли это нечастый случай, при котором настоящая «удача» становится — в какой-то момент — еще и массовым явлением?

Елена Луценко анализирует творчество Рубиной и задается вопросом, возможно ли комбинировать  полярно разные форматы в одном романе — или это создает стилистическую кашу, повсеместно ругаемую критикой.

Неискушенный писатель. Мариам Петросян 

Поэт или прозаик, пишущий в Армении по-русски, неизбежно оказывался на периферии: на периферии армянской литературы — по признаку языка, на периферии русской литературы — по территориальному признаку.

Татьяна Геворкян пишет об армянских писателях Мариам Петросян и Гранте Матевосяне и о том, как в их романах по-разному отражается Армения. 

Поэт эпохи поэтического журнализма, писатель эпохи фаст-фикшн. Дмитрий Быков 

Какие бы мощные критики с какими бы борцовскими полемическими задатками ни брались за Быкова, он выскальзывает из их захватов, как парижанин Буше, обмазавшийся оливковым маслом, из рук Поддубного. Остаются преимущественно парадоксы, афоризмы, шутки или просто констатация факта.

Но Олег Кудрин серьезно взялся за проблему и делает анализ анализов — приводит мнения критиков о работах Быкова и пытается дать объективную оценку творчеству писателя. 

 Времени нет. Евгений Водолазкин 

Свое место работы — Пушкинский Дом — Евгений Водолазкин назвал «точкой вненаходимости» в современности. Ход времени здесь почти не ощущается, время, как сказал бы Бахтин, «вовсе выключено», а люди, по замечанию самого Водолазкина, занимаются «если не вечностью, то, по крайней мере, не сиюминутными проблемами». Художественное творчество Водолазкина впоследствии также будет названо «точкой вненаходимости» в современной литературной словесности. Для его характеристики очень подходит предлог вне: вне современности с ее острой политизированностью, вне истории, вне времени.

Анна Маглий анализирует и сопоставляет романы, рассказы и пьесы Евгения Водолазкина с его научными исследованиями и определяет особенности его художественной манеры.

 

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке