Кнабе Георгий Степанович

(1920–2011)

Кнабе.jpgГеоргий Степанович Кнабе — один из крупнейших отечественных ученых-гуманитариев второй половины XX — начала XXI века. Наделенный острым чувством современности и глубоким интересом к культуре, он жил как будто в двух пространствах и по двум адресам — между Арбатом и Древним Римом.

Кнабе родился 20 августа 1920 года в городе Коканде в семье гимназических преподавателей. В 1921 году семья переехала в Москву. Детство и юность Георгия Степановича прошли на Арбате, который он очень любил, а впоследствии изучал. Он учился в двух «очень арбатских» средних школах – в бывшей гимназии Брюхоненко в Столовом переулке (школа № 103), а затем — в бывшей Флеровской гимназии (школа № 110 им. Фритьофа Нансена).

В октябре 1941 года студент ИФЛИ Кнабе добровольно ушел на фронт и 27 февраля 1942 года был тяжело ранен. После демобилизации продолжил учебу на филологическом факультете МГУ и окончил его в 1943&м с отличием.

До 1960 года Георгий Степанович преподавал иностранные языки (латинский, французский, английский) в различных учебных заведениях страны. С 1960-го заведовал кафедрой иностранных языков Всесоюзного Государственного института кинематографии (ВГИК), занимаясь проблемами лингвистики и сравнительного языкознания. Многие деятели современного кино вспоминают его как человека, открывшего перед ними многоязыкий мир культуры.

В 1955 году Кнабе защитил кандидатскую диссертацию по филологии, в 1982-м — докторскую по истории.

В начале 90-х Георгий Степанович пришел на работу в Институт Высших гуманитарных исследований РГГУ авторитетным ученым, специалистом в нескольких областях гуманитарного знания: лингвистике, филологии, истории (античной, а также российской), автором очень большого числа научных работ.

В 2005 году Кнабе вошел в обновленный состав редколлегии «Вопросов литературы» и принял деятельное участие в работе журнала. Статьи ученого были посвящены тому, что интересовало его и о чем, как он полагал, нельзя не сказать: о свойствах культурной памяти, об ощущении недавнего прошлого, об арбатском мифе и поэзии Булата Окуджавы...

Несмотря на годы, Георгий Степанович всегда охотно отзывался на приглашение присутствовать на редколлегии: «О чем будем говорить?» Он не мог прийти на обсуждение неподготовленным, предварительно не обдумав предмет разговора. В его характере удивительно уживались глубокая серьезность и любовь к острому слову, шутливому разговору. Он был из тех людей, чей уход заставляет ощутить рвущиеся связи между временами и поколениями.

Вопросы литературы. 2012. № 1.