Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Сравнительная поэтика
    Страницы: 213-232
    Автор: Марк УРАЛЬСКИЙ, прозаик, поэт, переводчик с немецкого. Сфера научных интересов - история русского зарубежья и русского литературно-художественного андеграунда XX века. Автор ряда книг и статей по указанной проблематике, а также сборников лирики. Живет в Германии. Email: mark.uralski@gmail.com.
    Author: Mark URALSKY, a writer, poet, translator from German. Academic interests include history of Russian émigré culture and the Russian literary and artistic underground in the 20th century. Author of several books and articles on the aforementioned topics, as well as collections of poetry. Lives in Germany. Email: mark.uralski@gmail.com.
    Название: Пьеса Лео Бирински «Молох» в контексте венского модерна
    Title: Leo Birinski’s Moloch in the Context of Viennese Art Nouveau
    Аннотация: В контексте истории русско-немецких культурных связей эпохи модерна обсуждается рецензия, написанная журналистом московской газеты «Русское слово» И. Троцким на пьесу Лео Бирински «Молох». Бирински - австро-германский драматург, бывший родом из России. Рецензия отражает рецепцию новаций венского модерна русской публикой, воспитанной в традициях «натуральной школы».
    Abstract: The article examines the reception of Moloch, a play by the Russian-born Leo Birinsky, by Russian and Austrian crticics. Uralsky compares the reviews by Russian journalist Iliya Trotsky and Austrian literary and theatre critic of the period Hermann Bahr. Noting the agitation caused by the play based on contemporary Russian material, I. Trotsky takes the viewpoint of the ‘natural school’ (critical realism) and criticises the playwright for ‘weak philosophy’, i. e. ideological impotence, and alleged absence of ‘true drama and action’. Yet he admits that the author ‘must be given credit for good observation skills, knowing the Russian revolutionary underground’. H. Bahr, on the contrary, considers Moloch a product of Viennese art nouveau and states that ‘this loud play conceals a level of the Spirit, that, contained and motionless as it may be, demonstrates, however, an active process of spiritual ascension and downfall’. In the voices of the characters he discerns ‘a certain unique quality’, and under the ‘veil’ of Russian exoticism he sees something absolutely genuine in the spiritual sense, a kind of ‘innocence’, a quality that Kierkegaard and Nietzsche attributed to a truly original thinking.
    Ключевыеслова / Keywords: Л. Бирински, И. Троцкий, Г. Бар, венский модерн, «Молодая Вена», пьеса «Молох», символизм, L. Birinski, I. Trotsky, H. Bahr, Viennese art nouveau, Young Vienna, symbolism, play Moloch.
    Фрагмент
    Настоящая статья посвящена знаковому в контексте истории литературной борьбы начала ХХ века артефакту - оценке русской и немецкой критикой пьесы «Молох» немецкоязычного драматурга Лео Бирински[1], чья личность до настоящего времени находится в тени забвения.
    Как литератор Бирински сформировался в эпоху расцвета венского модерна, и, несмотря на отсутствие упоминаний его имени в обширной научной литературе, посвященной этому культурному явлению, он несомненный его представитель.
    Венский модерн - широкое культурное явление, оказавшее заметное воздействие на развитие мировой философии, психологии, эстетической мысли и всех видов искусства. Его> культурологическая модель <...> имеет оригинальную философскую основу, отрицающую традиционный логоцентризм и утверждающую реальность субъективного сознания <...> и имеет прямой выход в постмодернизм. Новый философский взгляд на мир открыл путь для постижения бессознательных глубин личности, поэтому> венский модерн наполнен поисками индивидуального эстетического и художественного моделирования мира в теории> и литературе. На этой платформе он> объединяет весьма условно многих в большей или меньшей степени> знаменитых деятелей философии, психологии, литературы и искусства. У них, в отличие от многочисленных объединений европейской интеллигенции, не было единой программы и политической ангажированности. Плюрализм суждений, синтетичность, экзистенциальность мышления и вибрация актуальных жизненных смыслов создавали совершенно особое интеллектуальное поле, какое было возможно в Европе лишь в последние два десятилетия перед Первой мировой войной [Цветков: 3].
    Вена и Берлин остро конкурировали друг с другом на общегерманской культурной сцене. Живший в обеих странах и хорошо знакомый как с атмосферой австро-германской культурной жизни, так и с выдающимися представителями литературного мира Вены и Берлина эпохи модерна, русский журналист Илья Троцкий писал по этому поводу:
    Между художественно-литературным миром Берлина и Вены существуют странные отношения. Если в Вене какая-нибудь пьеса имеет успех, вы можете заранее быть уверены, что в Берлине она провалится. Такова уж традиция. Венец иронизирует над грубым и пошлым вкусом Михеля, а берлинец ставит ни во что легкомысленного венца [Троцкий: 5].
    Австро-Венгрия - «лоскутная империя»[2], как ее иронически называли, с конца ХХ века, в связи с резким подъемом национализма и ростом национально-культурного самосознания населявших ее «языцев», неудержимо катилась к распаду. Оттого темы иллюзорности, зыбкости и хрупкости всего сущего, представление процесса жизни как игры на стыке фантазии и реальности доминировали в произведениях литераторов венской школы.
    Модный в начале 1900-х годов русский прозаик и драматург Осип Дымов, испытавший сильное влияние венской школы, лично знавший многих ее выдающихся представителей и сам часто обвинявшийся отечественными критиками в попытках «укоренения» эстетики этого направления на русской почве, касаясь творчества одного из знаменитейших венцев - Артура Шницлера, писал:
    Согласно Шницлеру, никто не знает, где начинается и где кончается граница между жизнью и театральным зрелищем <...> Одним словом, по Шницлеру, мы одновременно и актеры, и зрители. И мы играем на жизненной сцене свои собственные жизни, и с еще большим жаром и талантом - свою собственную смерть [Дымов: 426].
    Большинство драматических произведений и ряд киносценариев Бирински вполне соответствуют шницлеровскому мироощущению, которое в принципе отражало экзистенциальный опыт эпохи европейского модерна в целом. В драмах Бирински «мир отношений и связующих чувств»[3] принимает характер заостренной парадоксальной игры: действительность превращается в сценическую иллюзию, а эта последняя - в действительность. Да и собственную жизнь Бирински проживал подобным образом - как мистификатор и визионер, чем, кстати говоря, и объясняется факт превращения его в наше время в мифическую фигуру неизвестного, но востребованного автора.
    В отличие от Австро-Венгрии с ее дряхлым монархом и межнациональными трениями, кайзеровская Германия - самая молодая и однородная в этническом отношении европейская империя - была на подъеме как в культурном, так и, особенно, в экономическом отношении. Несмотря на соперничество, а зачастую и обоюдную неприязнь, Берлин и Мюнхен - основные культурные столицы Германской империи - демонстрировали доброжелательность и гостеприимство по отношению к «Молодой Вене»[4]. Вполне естественно, что австрийские литераторы стремились заявить о себе и в Германии. В частности, это касается главного идеолога венцев Германа Бара[5] - на редкость разностороннего литератора и мыслителя, удостоенного критикой титула «Пророк модерна» («Prophet der Moderne») [Farkas]. Бар не только активно подвизался на германской сцене, но с 1922 года и до конца своих дней жил в Мюнхене.
    Волны венского модерна быстро достигли и берегов России. Пьесы Шницлера и фон Гофмансталя, например, с успехом ставились на русской сцене крупнейшими театральными режиссерами (Мейерхольд, Таиров и др.), их произведения издавались большими тиражами и пользовались огромной популярностью у читающей публики. Более того, символизм - ведущее эстетическое и духовное направление как русского, так и венского модерна, являлся важнейшим элементом общеевропейской культуры того времени.
    Литература
    Горький М. Наша литература - влиятельнейшая литература в мире // Правда. 1935. 9 марта.
    Делез Ж. Ницше и философия / Перевод с франц. О. Хомы под ред. Б. Скуратова. М.: Ад Маргинен, 2003.
    Дымов О. Вспомнилось, захотелось рассказать... Из мемуарного и эпистолярного наследия. В 2 тт. / Сост., коммент., вступ. ст. В. Хазан. Т. 2. М.: Мосты культуры; Иерусалим: Гешарим, 2011.
    Жеребин А. И. «Молодая Вена» и русская литература. М.: Языки славянской культуры, 2009. URL: http://www.imli.ru/upload/ elibr/russliteratura/ZHerebin_A._I._Absolyutnaya_realnost._Molodaya_.
    Кугель А. Р. Утверждение театра. М.: Изд. журнала «Театр и искусство», 1922.
    Мамардашвили М. Кантианские вариации. М.: Аграф, 2002.
    Скабичевский А. Больные герои больной литературы // Новое слово. 1897. Кн. 4 (янв.). С. 157-161.
    Троцкий И. Молох // Русское слово. 1910. 15 (28) октября.
    Цветков Ю. Л. Литература венского модерна. Автореферат дис. <...> докт. филол. наук. М.: МПГУ, 2003.
    Bahr H. Der Moloch. Ein offener Brief an den Herausgeber // Die Schaubthne. 1910. Band 6. S. 1059-1061.
    Bahr H. Zur Kritik der Moderne. Weimar: VDG Verlag, 2004.
    Deutsche Biographische Enzyklopbdie Online // URL: http://www.degruyter.com/view/db/dbe.
    Doyle B. H. The Ultimate Directory of Film Technicians: A Necrology of Dates and Place of Births and Deaths of More Than 9,000 Producers, Screenwriters, Composers, Cinematographers, Art Directors, Costume Designers, Choreographers, Executives, and Publicists. Metuchen, New Jersey: Scarecrow Press, 1999.
    Farkas R. Bahr Hermann. Prophet der Moderne. Tagebtcher 1888-1904. Wien: Bnhlau, 1987.
    Handbuch nsterreichischer Autorinnen und Autoren jtdischer Herkunft 18. bis 20. Jahrhundert / Osterreichische Nationalbibliothek Wien. Vol. 1. Mtnchen: K. G. Saur, 2002.
    Leo Birinski // Aufbau. New York City. 7 Dezember, 1951. P. 2.
    Liste deutschsprachiger Dramatiker // URL: http://de.wikipedia.org/wiki/Liste_deutschsprachiger _Dramatiker.
    Liste nsterreichische Autoren // URL: http://de.wikipedia.org/wiki/Liste_nsterreichischer_Autoren.
    Osterreichisches Biographisches Lexikon 1815-1950 (OBL). Wien, 2003-2014. Online Edition // URL: http://www.biographien. ac.at/oebl?frames=yes.
    Vaclykovа P. Rtcktbersetzung am Beispiel der Tragikomndie von Leo Birinski: Narrentanz - Mumraj - Mum-menschanz. Magisterskа diplomovа prаce Vedoucy prаce: PhDr. Jaroslav Kovа†, CSc. 2013 // URL: https://is.muni.cz/th/398463/ff_m/Magisterska_diplomova_prace_Vaclikova_Petra.txt.
    Wininger S. GroЊe Jtdische National-Biographie. Band I. Cernauti: Orient, 1927-1936.
    Bibliography
    Bahr H. Der Moloch. Ein offener Brief an den Herausgeber // Die Schaubthne. 1910. Band 6. S. 1059-1061.
    Bahr H. Zur Kritik der Moderne. Weimar: VDG Verlag, 2004.
    Delez Zh. Nitsshe i filosofiya [Nietzsche and Philosophy] / Translated from French by O. Khoma, ed. B. Skuratov. Moscow: Ad Marginem, 2003.
    Deutsche Biographische Enzyklopbdie Online // URL: http://www.degruyter.com/view/db/dbe.
    Doyle B. H. The Ultimate Directory of Film Technicians: A Necrology of Dates and Place of Births and Deaths of More Than 9,000 Producers, Screenwriters, Composers, Cinematographers, Art Directors, Costume Designers, Choreographers, Executives, and Publicists. Metuchen, New Jersey: Scarecrow Press, 1999.
    Dymov O. Vspomnilos’, zakhotelos’ rasskazat’. Iz memuarnogo i epistolyarnogo naslediya [It Suddenly Came Back to Me and I Just Wanted to Tell You... From Memorial and Epistolary Heritage]. In 2  vols. / Ed., comments, foreword by V. Khazan. Vol. 2. Moscow: Mosty cultury; Jerusalem: Gesharim, 2011.
    Farkas R. Bahr Hermann. Prophet der Moderne. Tagebtcher 1888-1904. Wien: Bnhlau, 1987.
    Gorky M. Nasha literatura - vliyatelneyshaya literatura v mire [Our Literature is the Most Influential Literature in the World] // Pravda. 9 March, 1935.
    Handbuch nsterreichischer Autorinnen und Autoren jtdischer Herkunft 18. bis 20. Jahrhundert / Osterreichische Nationalbibliothek Wien. Vol. 1. Mtnchen: K. G. Saur, 2002.
    Kugel A. R. Utverzhdenie teatra [Establishing the Importance of the Theatre]. Moscow: Izd. zhurnala Teatr i iskusstvo, 1922. P. 9-11.
    Leo Birinski // Aufbau. New York City. 7 December, 1951. P. 2.
    Liste deutschsprachiger Dramatiker // URL: http://de.wikipedia. org/wiki/Liste_deutschsprachiger _Dramatiker.
    Liste nsterreichische Autoren // URL: http://de.wikipedia.org/wiki/Liste_nsterreichischer_Autoren.
    Mamardashvili M. Kantianskie variatsii [Kantian Variations]. Moscow: Agraf, 2002.
    Osterreichisches Biographisches Lexikon 1815-1950 (OBL). Wien, 2003-2014. Online Edition // URL: http://www.biographien. ac.at/oebl?frames=yes.
    Skabichevsky A. Bolnie geroi bolnoy literatury [Sick Heroes in Sick Fiction] // Novoe slovo. 1897. B. 4 (January). P. 157-161.
    Trotsky I. Molokh [Moloch] // Russkoe slovo. 15 (28) October, 1910.
    Tsvetkov Y. L. Literatura venskogo moderna [Literature of the Viennese Modern]. Synopsis of a thesis in candidacy for Doctor of Philology. Moscow: MPGU, 2003.
    Vaclykovа P. Rtcktbersetzung am Beispiel der Tragikomndie von Leo Birinski: Narrentanz - Mumraj - Mum-menschanz. Magisterskа diplomovа prаce Vedoucy prаce: PhDr. Jaroslav Kovа†, CSc. 2013 // URL: https://is.muni.cz/th/398463/ff_m/Magisterska_diplomova_ prace_Vaclikova_Petra.txt
    Wininger S. GroЊe Jtdische National-Biographie. Band I. Cernauti: Orient, 1927-1936.
    Zherebin A. I. Molodaya Vena i russkaya literatura [Young Vienna and Russian Literature]. Moscow: Yazyki slavyanskoy kultury, 2009. URL: http://www.imli.ru/upload/elibr/russliteratura/ZHerebin_A._I._Absolyutnaya_realnost._Molodaya_Vena_i_russkaya_literatura._2009.pdf.