Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: История русской литературы
    Рубрика: Ф. М. Достоевский
    Страницы: 214-224
    Автор: Наталья Юрьевна КАЗАКОВА, кандидат филологических наук, адъюнкт-доцент кафедры славянских языков и литератур, Хантерский колледж, Нью-Йоркский городской университет. Сфера интересов – русская литература ХIX века, творчество Ф. Достоевского и В. Розанова, история русской журналистики конца ХIX – начала ХХ века. Автор ряда статей по указанной проблематике, а также книги «Философия игры: Василий Розанов – литературный критик газеты А. С. Суворина “Новое время”» (2001). Email: natkaz2002@yahoo.com.
    Author: Natalya Yurievna KAZAKOVA, Candidate of Philology, Adjunct Associate Professor of the Division of Russian and Slavic Languages, Hunter College, CUNY. Academic interests include the Russian literature of the 19th century, works of F. Dostoevsky and V. Rozanov, Russian journalism at the turn of the 20th century. She has published a number of articles on aforementioned subjects, as well the book The Philosophy of the Game: Vasily Rozanov as Literary Critic of A. S. Suvorin’s ‘Novoe Vremya’ Newspaper [Filosofiya igry: Vasily Rozanov – literaturniy kritik gazety A. S. Suvorina ‘Novoe vremya’] (2001). Email: natkaz2002@yahoo.com.
    Название: Плагиат как шедевр: Лев Панютин и Достоевский
    Title: Plagiarized Work Begets a Masterpiece: Lev Panyutin and Dostoevsky
    Аннотация: В статье впервые анализируется влияние русского фельетониста Л. Панютина на творчество Ф. Достоевского. Сюжетная близость одного из фельетонов журналиста и рассказа «Бобок» стала главной темой данного исследования. Роман «Бесы» был негативно оценен современниками. Достоевский решил ответить своим оппонентам, и прежде всего Л. Панютину, который более других оскорбил писателя. Позаимствовав сюжет из фельетона Л. Панютина, Достоевский остроумно и резко ответил журналисту в рассказе «Бобок», бесспорном литературном шедевре.
    Abstract: A first of its kind, the article looks at the influence exercised by the Russian feuilleton writer Lev Panyutin on Dostoevsky’s work. The analysis centres around the plot similarity of Panyutin’s feuilleton At Smolenskoe Cemetery [Na Smolenskom kladbishche] and Dostoevsky’s short story Bobok. Dostoevsky’s novel The Possessed [Besy] was received negatively by his contemporaries. The writer resolved to respond to his opponents, and in particular, to L. Panyutin, who had been the most vitriolic in his criticism, insinuating that the writer was insane. In addition to the circumstances preceding the appearance of Bobok, the article discusses the ways in which Dostoevsky transforms the other author’s text. It suggests a case of paraphrase involving a use of a prototypical plot. Dostoevsky succeeds in filling his characters’ dialogues with a more profound philosophical sarcasm and, to mock his critics, paints a vivid picture of society’s moral degradation. The author concludes that, rather than intending what would be considered today an act of plagiarism, Dostoevsky used Panyutin’s feuilleton as a starting point for his own imagination, a rough basis for a completely independent work.
    Ключевые слова / Keywords: Ф. Достоевский, Л. Панютин, Нил Адмирари, «Бесы», «Бобок», «Дневник писателя», критика, журналистика, фельетон, статья, полемика, плагиат, F. Dostoevsky, L. Panyutin, Nil Admirari, The Possessed [Besy], Bobok, A Writer’s Diary [Dnevnik pisatelya], criticism, journalism, feuilleton, article, polemics, plagiarism.
    Фрагмент
    В 1871 году Достоевский начинает публиковать новый роман «Бесы» в журнале «Русский вестник» М. Каткова. Незадолго до этого в одном из писем Н. Страхову Достоевский признается:
    На вещь, которую я теперь пишу в «Русский вестник», я сильно надеюсь, но не с художественной, а с тенденциозной стороны; хочется высказать несколько мыслей, хотя бы погибла при этом моя художественность. Но меня увлекает накопившееся в уме и в сердце; пусть выйдет хоть памфлет, но я выскажусь [Достоевский: 112].
    И чуть позже, уже в письме к А. Майкову, он подчеркнет свое желание высказаться жестко и определенно: «Хочу высказаться вполне и открыто и не заигрывая с молодым поколением» [Достоевский: 154]. Но это желание Достоевского говорить о проблемах молодого поколения, его онтологическое разочарование в либерализме, философские размышления о Боге и Зле, грядущие картины апокалипсического революционного движения, воплощенные в «Бесах», не были вполне поняты современниками[1].
    Ни на один роман Достоевского критика не была такой тенденциозной и безжалостной. Особенно это касается представителей революционной и либерально-демократической печати. В чем только не обвиняли Достоевского: в искажении действительности, в оскорблении либерализма 40-х годов, в предательстве высоких революционных идеалов его молодости, в злобной клевете на молодое поколение, в фальсификации фактов и плагиате. Многие из его оппонентов намекали на душевное состояние Достоевского, воображение которого породило нездоровых героев «Бесов». Герои «Бесов» – «госпиталь», населенный эксцентричными пациентами [М. Н.]; «“Бесы” Федора Достоевского действительно принадлежат к замечательным произведениям нашей бедной современной литературы, но вовсе не с художественной точки зрения, а единственно с патологической, врачебной...» [Минаев]; «...увлекшись разработкой эксцентрических идей и исключительно патологических явлений, г-н Достоевский просмотрел общую и здоровую основу» [Михайловский: 324]; один из критиков счел, что писатель, постоянно занимающий нас «рассказами о душевных состояниях разных идиотов, маньяков, меланхоликов, эпилептиков...» [П. Н.: 156], и сам страдает болезненным настроением ума.
    Эта журналистская травля Достоевского продолжилась и после его объявления о редактировании «Гражданина» кн. Мещерского и публикации «Дневника писателя». Общественную позицию писателя стали считать продажным ренегатством и советовали ему перечитать свои ранние произведения. Один из критиков сравнил публицистический дебют Достоевского с «Записками сумасшедшего» Гоголя. Интересно поподробнее остановится на личности именно этого оппонента Достоевского.
    Лев Константинович Панютин (1831-1882), русский поэт, писатель, журналист. В 1853 году имел чин коллежского регистратора и служил заседателем в Херсонском уездном суде. Свою литературную карьеру начал в 1858 году, опубликовав сборник стихотворений в Москве. С начала 1860-х жил в Петербурге и сотрудничал в ряде либеральных изданий: «Голос», «Отечественные записки», «Неделя», «Будильник». Фельетоны и статьи Панютина, написанные живым языком, отличались остроумием, наблюдательностью и пользовались успехом[2]. Печатался под псевдонимом Нил Адмирари («Ничему не удивляйся» в переводе с латыни). Тяжело заболев, он умер в одной из больниц Петербурга.
    Достоевский лично не знал Панютина (они вместе выступали на похоронах Некрасова, но не были знакомы). Об этом упоминает В. Короленко в своих воспоминаниях: «Помню стихи, прочитанные Панютиным <...> но настоящим событием была речь Достоевского» [Короленко: 356].
    И тем не менее Достоевский выбирает именно Панютина для ответа своим многочисленным неблагожелателям. Как нам кажется, именно Панютин глубоко уязвил Достоевского, выйдя за рамки приличия (и это несмотря на общую тональность многочисленных критических статей). Он позволил себе иронизировать над внешностью писателя.
    В 1872 году в залах Петербургской академии художеств был впервые выставлен портрет Достоевского кисти В. Перова. По воспоминаниям жены Достоевского, прежде чем начать работу, художник посещал их дом в течение недели и заставал писателя в самых различных настроениях, беседовал, вызывал на дискуссии, старался уловить нужное ему настроение. По мнению Анны Григорьевны, Перову удалось передать «минуту творчества Достоевского» [Достоевская: 241]. Портрет производил сильное впечатление на современников, но, вероятно, не всегда положительное.
    Панютин, полемизируя с автором «Дневника писателя» и выражая возмущение новой, на его взгляд, общественной позицией Достоевского в области судопроизводства, объясняет причину такой перемены:
    Довольно взглянуть на портрет автора «Дневника писателя», выставленный в настоящее время в Академии художеств, чтобы почувствовать к г. Достоевскому ту самую «жалостливость», над которою он так некстати глумится в своем журнале – это портрет человека, истомленного тяжким недугом [Адмирари].
    Это высказывание фельетониста, логически завершающее более ранние предположения критики о болезненном душевном состоянии писателя, очевидно, стало последним аргументом для Достоевского.
    Литература
    Адмирари Нил < Панютин Л. К. >. Листок // Голос. 1873. 14 января.
    Достоевская А. Г. Воспоминания. М.: Художественная литература, 1987.
    Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. 29. Кн. 1. Письма, 1869-1874. Л.: Наука, 1986.
    Захарова О. В. Спор с Достоевским о «Бесах»: проблема непонимания романа в прижизненной критике // Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков: цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр. Вып. 7. Петрозаводск: ПетрГУ, 2012. С. 143-162.
    Короленко В. Г. Из истории моего современника // Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников. В 2 тт. Т. 2. М.: Художественная литература, 1990. С. 356-359.
    Лев Константинович Панютин // Русский биографический словарь / Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества Половцова А. А. Т. 13. СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1902. С. 292-293.
    М. Н. < Б. н. > // Биржевые ведомости. 1872. 24 марта.
    Минаев Д. Д. «Бесы» Достоевского // Искра. 1873. 21 февраля.
    Михайловский Н. К. Литературные и журнальные заметки // Отечественные записки. 1873. Февраль. Т. ССVI. С. 314-343.
    Назиров Р. Г. Реминисценция и парафраза в «Преступлении и наказании» // Достоевский. Материалы и исследования. Т. 2. Л.: Наука, 1976. С. 88-95.
    П. Н. Ткачев П. Н. > Больные люди. «Бесы» // Дело. 1873. № 3. С. 156.
    Панютин Л. К. > На Смоленском кладбище // Собрание повестей, очерков, корреспонденций и проч. Нила Адмирари. В 2 тт. Т. 2. СПб.: Тип. А. Краевского, 1872. С. 127-136.
    Подготовительные материалы и рукописные редакции // Достоевский Ф. М. Указ. изд. Т. 21. Дневник писателя. 1873. Статьи и заметки. 1873-1878. 1980. С. 294-314.
    Туниманов В. А. Л. К. Панютин и «Бобок» Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования. Т. 2. С. 160-163.
 
    Bibliography
    Admirari Nil <Panyutin L.K.>. Listok // Golos. 14 January, 1873.
    Dostoevskaya A. G. Vospominaniya [Memoirs]. Moscow: Khudozhestvennaya literatura, 1987.
    Dostoevsky F. M. Complete works in 30 vols. Vol. 29. Book 1. Pis’ma [Correspondence], 1869–1874. Leningrad: Nauka, 1986.
    Korolenko V. G. Iz istorii moego sovremennika [From My Contemporary’s Story] // F. M. Dostoevsky v vospominaniyakh sov- remennikov [Reminiscences of F. M. Dostoevsky by His Contempo- raries]. In 2 vols. Vol. 2. Moscow: Khudozhestvennaya literatura, 1990. P. 356–359.
    Lev Konstantinovich Panyutin [Lev Konstantinovich Panyutin] // Russian Biographical Dictionary / Izd. pod nablyudeniem pre- dsedatelya Imperatorskogo Russkogo Istoricheskogo Obshchestva Polovtsova A. A. [Ed. under the Supervision of Chairman of the Imperial Russian Historical Society A. A. Polovtsov]. Vol. 13. St. Petersburg: Tip. I. N. Skorokhodova, 1902. P. 292–293.
    M. N. <Untitled> // Birzhevie vedomosti. 24 March, 1872.
    Minaev D. D. Besy Dostoevskogo [Dostoevsky’s The Possessed] // Iskra. 21 February, 1873.
    Mikhaylovsky N. K. Literaturnie i zhurnalnie zametki [Literary and Journalistic Notes] // Otechestvennie zapiski. 1873. February. Vol. ССVI. P. 314–343.
    Nazirov R. G. Reministsentsiya i parafraza v Prestuplenii i naka- zanii [Reminiscences and
    Paraphrase in Crime and Punishment] // Dostoevsky. Materialy i issledovaniya [Dostoevsky. Materials and Studies]. Vol. 2. Leningrad: Nauka, 1976. P. 88–95.
    P. N. <Tkachev P. N.> Bolnie lyudi. Besy [Sick Folk. The Possessed] // Delo. 1873. Issue 3. P. 156.
    <Panyutin L. K.> Na Smolenskom kladbishche [At Smolenskoe Graveyard] // Collected Long Short
    Stories, Essays, Correspondence, etc. of Nil Admirari. In 2 vols. Vol. 2. St. Petersburg: Tip. A. Kraevskogo, 1872. P. 127—136.
    Podgotovitelnie materialy i rukopisnie redaktsii [Preparatory Materials and Manuscript Texts] // Dostoevsky F. M. Collected works. Vol. 21. Dnevnik pisatelya [Writer’s Diary]. 1873. Statii i zametki [Articles and Notes]. 1873—1878. 1980. P. 294–314.
    Tunimanov V. A. L. K. Panyutin i Bobok Dostoevskogo [L. K. Pa- nyutin and Dostoevsky’s Bobok] // Dostoevsky. Materialy i issle- dovaniya [Dostoevsky. Materials and Studies]. Vol. 2. P. 160–163.
    Zakharova O. V. Spor s Dostoevskim o Besakh: problema neponi- maniya romana v prizhiznennoy kritike [Argument with Dostoevsky about The Possessed: the Problem of the Failure to Understand the Novel in Living Criticism] // Evangelskiy tekst v russkoy literature XVIII—XX vekov: tsitata, reministsentsiya, motiv, syuzhet, zhanr [Evangelic Text in the Russian Literature of the 18th—20th
    Centuries: Quotation, Reminiscence, Motif, Plot, Genre]. Issue 7. Petrozavodsk: PetrGU, 2012. P. 143–162.