Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Политический дискурс
    Страницы: 151-175
    Автор: Илона КИШ, PhD, литературовед, профессор кафедры зарубежной литературы Московского педагогического государственного университета. Сфера научных интересов – литература и культура XX века. Автор многочисленных публикаций по указанной проблематике. Email: kissilona55@gmail.com.
    Author: Ilona KISH, PhD, literary critic, Professor of the Foreign Literature Department of the Moscow State Pedagogical University. Her academic interests include the 20th century’s literature and culture. Author of multiple publications on the above listed topics. Email: kissilona55@gmail.com.
    Название: «Finis initium»: миф о Прометее в Венгрии и Советском Союзе
    Title: ‘Finis Initium’: The Myth about Prometheus in Hungary and the USSR
    Аннотация: В статье рассматривается социокультурный и идеологический контекст изменений в интерпретации образа Прометея в Венгрии и в Советском Союзе на примере романа «Загадки Прометея» Лайоша Мештерхази, а также ставится вопрос о причинах различий русского и венгерского читательского восприятия романа.
    Abstract: The article concentrates on the socio-cultural context of the changes in the interpretation of the Prometheus image in Hungary and the Soviet Union in 1946-1970 in the mythology study, fiction and non-fiction, cartoons, monumental sculpture, etc. The aim of the article is to explore the transformation of the social realist canon through the case study of a Hungarian novel The Prometheus Riddle by Lajos Mesterházi. Its storytelling is built on the rhetoric scheme ‘hypothesis – proof’ for artistic reconstruction of the ‘only possible’ fate of Prometheus after his release. This narrative act serves as a falsification model of the recent history in Hungary according to the official ideological requirements to present the events of 1956 as a counter-revolution. Among the Hungarian intelligentsia this novel proved to be a complete failure. But, for the Russian-speaking reader, due to the transmission into an alternative artistic language introduced by the novel The Master and Margarita [Master i Margarita] by Mikhail Bulgakov, The Prometheus Riddle has been popular to this day. Asymmetries in the reader’s perception lead to the conclusion about the dissolution processes in the unified literary canon of socialist culture.
    Ключевые слова / Keywords: канонизация, реконструкция мифологического образа, фальсификация истории, Prometheus, canonization, literary reconstruction of a mythological character, falsification of history.
    Фрагмент
    Мы потеряли бы вместе с голосом и самую память, если б забвение было в нашей власти в той же мере, что и молчание.
    Тацит
    «Ох, как же это так плохо устроено, что Дунай течет не в ту сторону <...> эх, если бы Дунай потек в обратную сторону, ну хотя бы на некоторое время!» – с такого восклицания в modus conditionalis начинается рассказ о приключениях рассказчика-героя Лайоша Мештерхази в романе «В нескольких шагах граница» (1958), самого что ни на есть образцового опуса венгерского соцреализма после подавления революции 1956 года. Основная задача заново организованной официальной художественной литературы заключалась в идеологической подготовке консолидации режима Кадара, в разработке нового массового нарратива для широкого потребления, а заодно и в канонизации эффективных новых форм и разрешенных литературных средств. Мештерхази как писатель-коммунист задачу выполнил: написал безупречно дидактический плутовской роман для молодежи с  элементами народных сказок – бравые герои-коммунисты на одной стороне, жалкие жандармы – на другой, в концовке добрые коммунисты прославляются, алчные враги посрамляются. Все по правилам новоиспеченной соцпикарески, ни шага в сторону. Автор точно знал, что сослагательного наклонения у истории не бывает, тем более у истории соцреализма конца 1950-х. Дунай может течь только в одном направлении – так, как это положено.
    Но то, что было невозможным в конце 1950-х годов, десять лет спустя стало просто необходимо. В 1969 году, через год после провала Пражской весны и введения венгерских экономических реформ и реформ в области культуры, Лайош Мештерхази начал писать роман «Загадка Прометея», построенный уже полностью на modus conditionalis. Правда, к моменту окончания работы над романом временная либерализация была радикально прервана и за коротким отрезком оттепели последовал венгерский застой. Автор предвидел подобное развитие событий и снабдил роман подходящим постпостэпилогом, выпустив в 1973 году абсолютно праведную книгу, которую в официальной критике сразу же назвали «коммунистическим кредо  классической филологии» [Szabо: 116]. Сам писатель, превратив Прометея из романтического героя в полноправного соцгероя, стал одним из законодателей венгерского официального соцромантизма [Faragо]. Этот роман, по форме подрывавший каноны соцреализма, а по содержанию утверждавший его, в кругах венгерской интеллигенции успеха не имел.
    Весьма неожиданный поворот произошел после того, как «Загадка Прометея» вышла на русском языке в 1976 году в журнале «Иностранная литература», став самым читаемым иностранным романом года. Журнал достиг высочайшего тиража в 500 тысяч экземпляров, в редакцию поступил поток писем искреннего восхищения [Васильева]. Советский читатель воспринял роман абсолютно иначе, нежели венгерский. И это противоречие в оценке произведения остается вплоть до наших дней: роман в Венгрии полностью забыт[1], а в России и по сей день остается востребованным [Szereda]. Объяснений требует также история взаимодействия венгерской и советской литератур в рамках культурной политики 1960-1970-х годов. Речь идет и о так называемом «обратном течении», согласно которому жесткий эстетический диктат распространялся не из центра на периферию, а наоборот.
    В первой части статьи мы рассмотрим, в каком контексте Прометей появился в Венгрии и в Советском Союзе. Вторая часть будет посвящена анализу образа венгерского Прометея, его восприятию под влиянием нового контекста. Забегая вперед, отметим, что данному процессу больше всего содействовал Воланд, герой Михаила Булгакова.
    Прометей в Восточной Европе: борьба за и против
    Восприятие Прометея в Венгрии связано с тремя волнами острейшей идеологической борьбы.
    Волна первая: борьба за и против мифологии. Она началась с запрета на мифологию и репрессий против исследователей этого вопроса под предлогом чистки общества и его освобождения от фашистских элементов. Аналогичные меры были приняты в это время и в других социалистических странах для ревизии исследований мифологии и ее места в культуре ([Сlassics...], [Брагинская]). В Венгрии этот процесс был завершен к 1948-1949 годам.
    «Врагом народа» номер один в венгерской классической филологии был назван всемирно известный ученый Карой Кереньи, филолог-классик и религиовед. Он был вынужден покинуть Венгрию: в 1943 году он уехал из-за усиления крайне правого движения, а в 1947-м – на этот раз окончательно – крайне левого [Szilаgyi]. После войны он был намерен вернуться в Будапешт, в 1946-м даже был избран академиком Венгерской академии наук, но разгромная статья «Иррационализм и фашизм» означала его вытеснение из научной жизни (министр образования, этнограф, исследователь венгерского фольклора Дюла Ортутаи добился, чтобы Кереньи не получил кафедру в Будапештском университете и был лишен звания академика). В статье утверждалось, что «иррационализм» Кереньи не соответствует демократическим воззрениям новой Венгрии, а сам Кереньи может считаться только «квартирьером фашизма». Немалую роль сыграло при этом резкое высказывание Дердя Лукача о книге Кереньи «Дочери солнца»:
    ...Никто не утверждает о Кереньи, что он лично был сторонником фашизма или политической реакции <...> но то, что он пишет, приводит к самой темной реакции, оправдывает крайний иррационализм с помощью псевдонаучного, произвольного филологического искажения. Потому что атмосфера мифологии однажды – вольно или невольно – уже стала идеологической подготовкой фашизма <...> данная книга активно содействует демонстрации современных сил реакции [Lukаcs: 494][2].
    После такого идеологического вердикта научные взгляды Кереньи были вытеснены марксистским подходом к мифологии (см., например, книги Имре Тренчени-Вальдапфель, которые были переведены на русский язык и изданы в СССР [Тренчени-Вальдапфель]). На долгие годы мысли Кереньи об античности исчезли из венгерской науки, что отрицательно сказалось на развитии науки и культуры – концепция ученого была принципиально важной для обоснования современного мышления в литературе. В книге «Дочери Солнца» утверждается та открытость в осмыслении мифологических феноменов, которая стала ключевой и для структуры современных литературных произведений: «В предпринятом мною интерпретативном рассказе каждое окончание одновременно считается и началом: finis initium...» [Kerеnyi 1948: 7]. Эта мысль обсуждалась в, увы, недолго просуществовавшем литературном журнале «Уйхольд» («Новолуние»), продолжавшем концепцию журнала «Нюгат» («Запад»).
    Волна вторая: борьба против «чистой литературности». Она означала канонизацию новой литературы по советской модели, начавшуюся чуть ли не на другой день после освобождения Венгрии. Главным канонизатором стал опять же Дердь Лукач.
    В своей программной лекции в 1945 году он объявил линию Петэфи – Ади – Аттила Йожеф единственно возможным основанием нового канона, отказав любому другому воззрению в том числе и литературной платформе «Новолуния», в праве на существование. Индивидуализм и абстрактный гуманизм программы «Новолуния» Лукач объявил опасным политическим манифестом – игнорированием или отрицанием демократии в Венгрии. «Новолунники» (Балаж Лендел, Иван Манди, Янош Пилински, Дердь Шомйо, позже присоединились Агнеш Немеш-Надь и Иштван Эркень) настаивали на автономной литературности и литературной автономии. За все три года существования журнала, вплоть до 1948 года, они защищали в  острых и порою жестких дебатах свой основной принцип: «Вернуться к цельности и универсальности».
    Характерный эпизод из истории журнала тесно связан с литературной и политической биографией Лайоша Мештерхази. В феврале 1945 года Мештерхази, получив диплом преподавателя латыни и французского языка, был назначен секретарем районной организации компартии в центре Буды. В это же время его друзья в Пеште начали публиковать журнал «Уйхольд» и пригласили его сотрудничать. Он отказался, ссылаясь на свою работу по восстановлению разрушенного будайского квартала и прочую организационную деятельность. До самой смерти он остался обиженным на бывших друзей-литераторов, которые так определили его поворот к политике: «Лайош ощутил сладкий вкус власти» [Garai: 1822].
    Волна третья: борьба за романтизм и расширение канона соцреализма. Она означала изменение литературного контекста для реканонизации романтизма в Венгрии, что произошло только к началу 1960-х годов в связи с консолидацией кадаровского режима. Как ни парадоксально, этому способствовало то, что Дердь Лукач, безусловный сторонник реализма с 1930-х годов, после 1956 года был репрессирован как сторонник Имре Надя ([Филология...], [Стыкалин]).
    Дискуссии о романтизме были обобщены впервые в монографии одного из самых авторитетных исследователей XVIII-XIX веков, Йожефа Саудера, «По пути романтизма» [Szauder]. Реабилитация романтизма проходила параллельно с восстановлением категорий истории стиля: процесс начался с монографии Тибора Кланицаи «Ренессанс и барокко» [Klaniczay]. Эти книги, вкупе с рядом программных статей советского литературоведения и искусствоведения 1963-1968 годов [Степанов], включая сборники с участием венгерских ученых, положили конец единовластию соцреализма в послевоенный период и стали на годы важнейшим источником идей о романтизме в СССР. Основной результат этих усилий в обоих академических сообществах заключается в частичной эмансипации исследования специфических историко-литературных проблем романтизма, что постепенно привело к эмансипации самого романтизма и к реабилитации мифологических и библейских образов, включая Прометея.
    Литература
    Брагинская Н. В. Как изживали классику и как она выживала (Размышления над книгой «Античные авторы и коммунизм») // Новое литературное обозрение. 2014. № 5 (129). С. 324-342.
    Васильева Л. Н. Из нашей почты / Сост. и предисл. Л. Н. Васильевой // Иностранная литература. 1977. № 8. С. 258-260.
    Жуковский Л. Прометей – друг человечества // Прометей. Историко-биографический альманах серии «Жизнь замечательных людей». Т. 7. М.: Молодая гвардия, 1969. С. 7-15.
    Маркиш С. П. Миф о Прометее. По Гесиоду, Эсхилу, Платону и другим древним писателям, греческим и латинским / Пересказал Симон Маркиш. Для средней школы. М.: Детская литература, 1967.
    Маркиш С. П. Античность и современность // Новый мир. 1968. № 4. С. 227-237.
    Маркиш С. П. Советская античность. Из опыта участника. Итоги советской культуры // Знамя. 2001. № 4. С. 188-190.
    Степанов Н. Л. «Что такое романтизм?» // Вопросы литературы. 1968. № 12. С. 176-181.
    Стыкалин A. С. Дердь Лукач как литературовед, философ и политик: взгляд из Москвы в 1940-1970-е годы // Вопросы литературы. 2009. № 1. С. 88-125.
    Тренчени-Вальдапфель И. Мифология / Перевод с венгерского Е. Н. Елеонской. Ред. и предисл. проф. В. И. Авдиева. М.: РУДОМИНО, 1959.
    Филология в лицах. Дердь Лукач // Вопросы литературы. 2009. № 1. С. 5-131.
    Classics and Communism: Greek and Latin behind the Iron Curtain. Ljubljana: Znanstvena zaloєba Filozofske fakultete; Budapest: Collegium Budapest Institute for Advanced Study; Warsaw: Faculty of Artes Liberales, 2013.
    Falus Rоbert. Promеtheusz mаrtyromsаga: Kerеnyi Kаroly knnyvеnek margоrаja // Vilаgossаg. 1966. № 7. P. 663-668.
    Faragо Vilmos. A Promеtheusz tzenet // Еlet еs Irodalom. 1973. № 48.
    Funkenstein Amos. The Disenchantment of Knowledge: The Emergence of the Ideal of Open Knowledge in Ancient Israel and in Classical Greek // Aleph. 2003. № 3. P. 15-95.
    Garai Gаbor: [rоszobаm. Beszеlgetеs Mesterhаzi Lajossal // Kortаrs. 1975. № 11. P. 1819-1827.
    Kerеnyi Kаroly. Napleаnyok. Elmеlkedеsek Hеliosrоl еs gnrng istennpkrpl. Budapest: Bibliotheca, 1948.
    Kerеnyi Karl. Prometheus – die menschliche Existenz in griechischer Deutung. Hamburg: Rowohlt, 1959.
    Kerеnyi Kаroly. Gnrng mitolоgia. Nеmetbpl fordytotta Kerеnyi Grаcia. Budapest: Gondolat, 1977.
    Kiss Ilona. Prometheus vs. Woland: Transacting Sotsromantizm between Hungary and the USSR // Princeton Conjunction – 2014. Princeton: Princeton Institute for International and Regional Studies, 2014. URL: http://sotsromantizm.princeton.edu/panel-1/
    Klaniczay Tibor. Reneszаnsz еs barokk: tanulmаnyok a rеgi magyar irodalomrоl. Budapest: Szеpirodalmi, 1961.
    Lukаcs Gynrgy. Kerеnyi Kаroly. Napleаnyok // Tаrsadalmi Szemle. 1948. № 6-7. P. 491-495.
    Mink Andrаs. The «Kopjаs»: The Culture of the Counter-revolution. A Dissertation in History. Central European University, 2003.
    Szabо B. Istvаn. Kommunista hitvallаs – klasszika-filolоgiаban // Sj [rаs. 1974. № 5. P. 116-117.
    Szauder Jоzsef. A romantika wtjаn: tanulmаnyok. Budapest: Szеpirodalmi, 1961.
    Szereda V. Т. A magyar irodalom kalandjai Oroszorszаgban 1989 utаn // Korunk. 2004. № 5. URL: http://www.korunk.ro/?q=node/ 8&ev=2004&honap=5&cikk=7532.
    Szilаgyi Jаnos Gynrgy. Egy halаlhyr // Beszеlp. 1998. № 4. P. 94-100.
 
    Bibliography
    Braginskaya N. V. Kak izzhivali klassiku i kak ona vyzhivala (Razmyshleniya nad knigoy Antichnie avtory i kommunizm) [How They Tried to Get Rid of Classics and How It Was Surviving (Reflections over the Book Entitled Classical Writers and Communism)] // Novoe literaturnoe obozrenie. 2014. Issue 5 (129). P. 324-342.
    Classics and Communism: Greek and Latin behind the Iron Curtain. Ljubljana: Znanstvena zaloєba Filozofske fakultete; Budapest: Collegium Budapest Institute for Advanced Study; Warsaw: Faculty of Artes Liberales, 2013.
    Falus Rоbert. Promеtheusz mаrtyromsаga: Kerеnyi Kаroly knnyvеnek margоrаja // Vilаgossаg. 1966. № 7. P. 663-668.
    Faragо Vilmos: A Promеtheusz tzenet // Еlet еs Irodalom. 1973. № 48.
    Filologiya v litsakh. Derd’ Lukach [People in Philology. G. Lukаcs] // Voprosy literatury. 2009. Issue 1. P. 5-131.
    Funkenstein Amos. The Disenchantment of Knowledge: The Emergence of the Ideal of Open Knowledge in Ancient Israel and in Classical Greek // Aleph. 2003. № 3. P. 15-95.
    Garai Gаbor: [rоszobаm. Beszеlgetеs Mesterhаzi Lajossal // Kortаrs. 1975. № 11. P. 1819-1827.
    Kerеnyi Kаroly. Napleаnyok. Elmеlkedеsek Hеliosrоl еs gnrng istennpkrpl. Budapest: Bibliotheca, 1948.
    Kerеnyi Karl. Prometheus – die menschliche Existenz in griechischer Deutung, Hamburg: Rowohlt, 1959.
    Kerеnyi Kаroly. Gnrng mitolоgia. Nеmetbpl fordytotta Kerеnyi Grаcia. Budapest: Gondolat, 1977.
    Kiss Ilona. Prometheus vs. Woland: Transacting Sotsromantizm between Hungary and the USSR // Princeton Conjunction – 2014. Princeton: Princeton Institute for International and Regional Studies, 2014.URL: http://sotsromantizm.princeton.edu/panel-1/
    Klaniczay Tibor. Reneszаnsz еs barokk: tanulmаnyok a rеgi magyar irodalomrоl. Budapest: Szеpirodalmi, 1961.
    Lukаcs Gynrgy. Kerеnyi Kаroly. Napleаnyok // Tаrsadalmi Szemle. 1948. № 6-7. P. 491-495.
    Markish S. P. Mif o Prometee. Po Gesiodu, Eskhilu, Platonu i drugim drevnim pisatelyam, grecheskim i latinskim [Myth about Prometheus. Subject to Hesiod, Aeschylus, Plato and Other Ancient Writers, Greek and Latin] / Retold by Simon Markish. For secondary school. Moscow: Detskaya literatura, 1967.
    Markish S. P. Antichnost’ i sovremennost’ [Classical Antiquity and Modern Times] // Noviy mir. 1968. Issue 4. P. 227-237.
    Markish S. P. Sovetskaya antichnost’. Iz opyta uchastnika. Itogi sovetskoy kultury [Soviet Antiquity. By the Experience of a Participant. Results of Soviet Culture] // Znamya. 2001. Issue 4. P. 188-190.
    Mink Andrаs. The «Kopjаs»: The Culture of the Counterrevolution. A Dissertation in History. Central European University, 2003.
    Stepanov N. L. ‘Chto takoe romantizm?’ [‘What is Romanticism?’] // Voprosy literatury. 1968. Issue 12. P. 176-181.
    Stykalin A. S. Derd’ Lukach kak literaturoved, filosof i politik: vzglyad iz Moskvy v 1940-1970-e gody [Gynrgy Lukаcs As a Literary Critic, Philosopher and Politician: A Glance from Moscow in 1940-1970s] // Voprosy literatury. 2009. Issue 1. P. 88-125.
    Szabо B. Istvаn. Kommunista hitvallаs – klasszika-filolоgiаban // Sj [rаs. 1974. № 5. P. 116-117.
    Szauder Jоzsef. A romantika wtjаn: tanulmаnyok. Budapest: Szеpirodalmi, 1961.
    Szereda V. Т. A magyar irodalom kalandjai Oroszorszаgban 1989 utаn // Korunk. 2004. № 5. http://www.korunk.ro/?q=node/ 8&ev= 2004&honap=5&cikk=7532.
    Szilаgyi Jаnos Gynrgy. Egy halаlhyr // Beszеlp. 1998. № 4. P. 94-100.
    Trencheni-Valdapfel I. Mifologiya [Mythology] / Trans. from Hungarian by E. N. Eleonskaya. Ed. and foreword by prof. V. I. Avdieva. Moscow: RUDOMINO, 1959.
    Vasilieva L. N. Iz nashey pochty [From Our Correspondence] / Ed. and afterword by L. N. Vasilieva // Inostrannaya literatura. 1977. Issue 8. P. 258-260.
    Zhukovsky L. Prometey – drug chelovechestva [Prometheus is a Friend of Humankind] // Prometey. Istorikobiograficheskiy almanakh serii Zhizn’ zamechatelnykh lyudey [Historical and Biographical Almanac from the Life of Remarkable People series]. Vol. 7. Moscow: Molodaya gvardiya, 1969. P. 7-15.