Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Язык современной поэзии
    Страницы: 34-62
    Авторы: Робин МИЛНЕР-ГАЛЛАНД, филолог, литературовед, профессор (The School of European Studies, Oxford). Сфера научных интересов – древнерусское искусство, европейская культура Средних веков, история русской литературы XX века (преимущественно творчество Н. Заболоцкого, Д. Хармса, В. Хлебникова). Автор книг «Cultural Atlas of Russia» (1989; 1998); «The Russians» (1997; 1999), а также более ста статей по указанной проблематике. Email: r.r.milner-gulland@sussex.ac.uk.
    Ольга Юрьевна СОБОЛЕВА, старший преподаватель русской и сравнительной литературы Высшей школы экономики и политических наук Лондонского университета. Круг научно-исследовательских интересов включает русскую и европейскую литературу XIX и XX веков, а также переходные периоды в развитии русской эстетической мысли (символизм Серебряного века, литературу холодной войны, постсоветскую культуру). Автор книг «The Silver Mask: Harlequinade in the Symbolist Poetry of Blok and Belyi» (2008), «“The Only Hope of the World”: George Bernard Shaw and Russia» (2012; в соавторстве с Angus Wrenn), а также многочисленных статей по истории русской литературы. Email: o.sobolev@lse.ac.uk.
    Authors: Robin MILNER-GULLAND, philologist, literary critic, professor (the School of European Studies, Oxford). Research interests: Old Russian art, European culture in the Middle Ages, history of Russian literature in the 20th century (mainly, the works by N. Zabolotsky, D. Kharms, V. Khlebnikov). Author of Cultural Atlas of Russia (1989; 1998); The Russians (1997; 1999), and more than a hundred of articles on the aforementioned issues. Email: r.r.milner-gulland@sussex.ac.uk.
    Olga Yurievna SOBOLEVA, senior lecturer of Russian and comparative literature at the London School of Economics and Political Science. Her areas of expertise include Russian and European literature of the 19th and 20th centuries and transition periods in the development of Russian aesthetic thought (Silver Age’s symbolism, literature during Cold War, Post-Soviet culture). Author of The Silver Mask: Harlequinade in the Symbolist Poetry of Blok and Belyi (2008), ‘The Only Hope of the World’: George Bernard Shaw and Russia (2012, co-authored by Angus Wrenn), and a number of articles on the history of Russian literature. Email: o.sobolev@lse.ac.uk.
    Название: Стихотворение Хармса «На смерть Казимира Малевича»
    Title: Kharms’ Poem On the Death of Kazimir Malevich [Na Smert’ Kazimira Malevicha]
    Аннотация: Статья представляет собой сравнительный анализ стихотворений Д. Хармса «На смерть Казимира Малевича» и «Послание к Николаю». Анализ проводится в рамках эффекта двойной экспозиции поэтического материала и исходит из общности семантического спектра, образной системы и поэтики обоих текстов.
    Abstract: The ‘minimalist’ stories of Daniil Kharms are by now well-known; his remarkably diverse and experimental poetic legacy much less so. One of his strangest poems was occasioned by the death of Malevich in 1935; it was read by him over the latter’s coffin (perhaps Kharms’s last public performance, leaving an indelible impression on those present). Yet it turns out to be almost identical with a ‘Missive to Nikolai’ (i. e. Oleynikov) composed before Malevich had died. In this article we attempt to analyze both the formal qualities and the complex referential scheme of these ‘twin’ poems, placing them in the context of Kharms’s personal concerns and poetic legacy.
    Ключевые слова / Keywords: Д. Хармс, К. Малевич, Н. Олейников, поэзия обэриутов, авангард в искусстве и литературе, формальный и тематический анализ текста, D. Kharms, K. Malevich, N. Oleynikov, OBERIU poetry, avant-garde art and literature, thematic and formal analysis.
    Фрагмент
    Даниил Хармс – один из самых удивительных русских, да и, пожалуй, мировых авторов XX века. Каждое его стихотворение готовит очередной сюрприз, а его талант является примером непрерывного творческого самообновления, пронесенного через всю слишком короткую жизнь. От традиционной напевности он переходит к анархическому веселью, к детской простоте, к пародии, к «упражнениям в классическом размере» (так он называет один из видов своих поэтических экспериментов), к иррациональным абстракциям и театрализованным скетчам.
    Почему же поэт подобного творческого диапазона столь долго и безосновательно оставался в тени для западного читателя? Возможно, не так просто было найти внутренний контакт с его ускользающим от интерпретационной конкретики талантом, возможно, слишком постепенно выходил он на литературную арену после практически полного забвения в период с 1941-го до начала оттепельных 1960-х. Как писал один из авторов этой статьи в 1991 году, в преддверии новой волны интереса к поэзии Хармса, «после возрождения внимания к писателю в конце 1960-х перед нами последовательно представало постадийное открытие Хармса-обэриута и детского писателя, Хармса-юмориста, Хармса-драматурга и Хармса-прозаика» [Milner-Gulland 1991: 245].
    Отметим, что именно проза Хармса, сравнительно небольшая по своему общему объему, оказалась наиболее интересной и доступной для западной аудитории, несмотря на трудности, возникающие при переводе его текстов[1]. Найти объяснение подобной избирательности довольно сложно, и здесь вряд ли стоит апеллировать к формальной нетрадиционности авторского стихосложения. Поэзия Хармса вообще часто трудноотличима от прозы. Такое смешение жанров характерно, например, для его драматических произведений – факт, чрезвычайно важный для понимания общей стилистики Хармса, поскольку декламационно-театральный аспект (в прямом или переносном смысле) всегда является доминантой в системе используемых им приемов выразительности и художественных средств.
    Задача данного исследования состоит в подробном рассмотрении относительно хорошо известного, но довольно странного и потому довольно сложного стихотворения позднего Хармса «На смерть Казимира Малевича» (1935), которое представляет собой не что иное, как пример таких авторских декламационно-театральных нарративов. Стихотворение было прочитано вслух у гроба Казимира Малевича 17 мая 1935 года, во время гражданской панихиды на квартире художника. Не приходится сомневаться в огромном впечатлении, которое произвело это чтение на присутствующих. Во-первых, это был чрезвычайно редкий, с момента разгрома обэриутов (1930), случай публичного чтения стихов Хармса (за исключением детских); во-вторых, мощные, пронизанные напряженной риторикой строки никак не вписывались в рамки траурного энкомия и не походили на традиционно ожидаемый в подобных случаях дифирамб.
    Рукопись стихотворения, согласно воспоминаниям современников (в частности, Марии Туфановой [Кобринский 2008: 308-309] и Николая Харджиева [Мейлах: 566]), была демонстративно положена в гроб художника. Однако второй авторский экземпляр сохранился в коллекции Харджиева – Чаги в Амстердаме и был опубликован (факсимильное издание) в каталоге работ Малевича под редакцией Троела Андерсена в 1970 году [Malevich: 16].
    Стоит отметить, что текст стихотворения, опубликованный ранее в большинстве собраний сочинений Хармса [1988: 166; 1997: I, 271; 1999: 255-256; 2000: I, 313], содержит орфографические (использование заглавных букв) и пунктуационные неточности, в некоторых случаях сильно искажающие содержание[2]. В нашей статье мы приводим текст, соответствующий факсимильному изданию рукописи из архива Харджиева – Чаги:
    На смерть Казимира Малевича
    Памяти разорвав струю,
    Ты глядишь кругом, гордостью сокрушив лицо.
    Имя тебе Казимир.
    Ты глядишь как меркнет солнце спасения твоего.
    От красоты якобы растерзаны горы земли твоей.
    Нет площади поддержать фигуру твою.
    Дай мне глаза твои! Растворю окно на своей башке!
    Что, ты человек, гордостью сокрушил лицо?
    Только муха жизнь твоя и желание твое – жирная снедь.
    Не блестит солнце спасения твоего.
    Гром положит к ногам шлем главы твоей.
    Пе – чернильница слов твоих.
    Трр – желание твое.
    Агалтон – тощая память твоя.
    Ей Казимир! Где твой стол?
    Якобы нет его и желание твое трр.
    Ей Казимир! Где подруга твоя?
    И той нет, и чернильница памяти твоей пе.
    Восемь лет прощелкало в ушах у тебя,
    Пятьдесят минут простучало в сердце твоем,
    Десять раз протекла река пред тобой,
    Прекратилась чернильница желания твоего Трр и Пе.
    «Вот штука-то»,- говоришь ты и память твоя Агалтон.
    Вот стоишь ты и якобы раздвигаешь руками дым.
    Меркнет гордостью сокрушенное выражение лица твоего;
    Исчезает память твоя и желание твое трр.
    Даниил Хармс-Шардам.
    17 мая 1935
    В нашем исследовании вряд ли стоит останавливаться на описании общих художественных особенностей поэзии Хармса, подробно проанализированных в статьях Р. Милнера-Галланда [Milner-Gulland 1991] и Н. Перлиной [Perlina], а также в монографиях российских специалистов, и прежде всего в работах А. Кобринского. Каждый текст Хармса, как правило, порождает свою собственную образную систему, свое собственное художественное пространство; в особенности это относится к такому амбивалентному произведению, как «На смерть Казимира Малевича». И тем не менее следует обратить внимание на некоторые характерные черты поэтики Хармса, которые кажутся нам наиболее значимыми в контексте данного критического обсуждения и которые в дальнейшем будут использоваться как матрица для детального анализа рассматриваемого стиха.
    Литература
     Александров А. А. Комментарии // Хармс Д. Полет в небеса. Л.: Советский писатель, 1988. С. 505-537.
    Жаккар Ж.-Ф. Даниил Хармс и конец русского авангарда. СПб.: Академический проект, 1995.
    Жирмунский В. Композиция лирических стихотворений. Mtnchen: Wilhelm Fink Verlag, 1970.
    Злыднева Н. В. К проблеме изобразительных контекстов Малевича. Стихотворение «На смерть Казимира Малевича» // Russian Literature. 2006. № 3-4. С. 507-517.
    Кобринский А. Стихотворение Даниила Хармса «На смерть Казимира Малевича»: история создания, датировка, текстология // Озерная текстология. Поселок Поляны: Петербургский институт иудаики, 2007. С. 21-31.
    Кобринский А. Даниил Хармс. М.: Молодая гвардия, 2008. (ЖЗЛ).
    Кобринский А., Мейлах М. Неудачный спектакль // Литературное обозрение. 1990. № 9. С. 81-85.
    Липавский Л. Разговоры // Липавский Л. Исследования ужаса. М.: Ад Маргинем, 2005. С. 307-423.
    Малевич К. Поэзия. М.: Эпифания, 2000.
    Мейлах М. Б. Комментарии // Хармс Д. Дней катыбр. М.; Кайенна: Гилея, 1999. С. 515-639.
    Парнис А. Е. Хлебников и Малевич. В поисках значимых элементов // Мир Велимира Хлебникова. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 175-181.
    Сажин В. Н. Комментарии // Хармс Д. Собр. соч. в 3 тт. Т. 1. СПб.: Академический проект, 1997 (1999). С. 333-434.
    Тураев Б. А. Бог Тот. Лейпциг: Тип. Ф. А. Брокгауза, 1898.
    Хармс Д. Полет в небеса. Л.: Советский писатель, 1988.
    Хармс Д. Полн. собр. соч. в 3 тт. Т. 1. СПб.: Академический проект, 1997 (1999).
    Хармс Д. Дней катыбр. М.; Кайенна: Гилея, 1999.
    Хармс Д. Собр. соч. в 3 тт. Т. 1. СПб.: Азбука, 2000.
    Хармс Д. Записные книжки. Дневник. В 2 кн. СПб.: Академический проект, 2002.
    Чуковский К. Чукокалла. М.: Искусство, 1979.
    Элиан К. Пестрые рассказы. М.-Л.: Наука, 1936.
    Ямпольский М. В. Беспамятство как исток (читая Хармса). М.: НЛО, 1998.
    A Dictionary of Greek and Roman Biography and Mythology. Boston: C. Little, J. Brown and Co. Boston, 1870.
    Aelian C. Historical Miscellany. Harvard: Loeb Classical Library, 1997.
    Cornwell N. (ed.) Daniil Kharms and the Poetics of the Absurd. London: Macmillan, 1991.
    Malevich K. Catalogue raisonnе of the Berlin Exhibition 1927, Including the Collection in the Stedelijk Museum Amsterdam. Amsterdam: Stedelijk Museum, 1970.
    Milner-Gulland R. Beyond the Turning-point: an Afterword // Daniil Kharms and the Poetics of the Absurd: Essays and Materials. London: St. Macmillan, 1991. P. 243-267.
    Milner-Gulland R. ‘This Could Have Been Foreseen’: Kharms’s The Old Woman. Revisited. A Collective Analysis // Neo-Formalist Papers. Amsterdam; Atlanta: Rodopi, 1998. P. 102-122.
    Perlina N. Daniil Kharms’s poetic system: text, context, intertext // Daniil Kharms and the Poetics of the Absurd... P. 175-191.
    Bibliography
     A Dictionary of Greek and Roman Biography and Mythology. Boston: C. Little, J. Brown and Co. Boston, 1870.
    Aelian C. Historical Miscellany. Harvard: Loeb Classical Library, 1997.
    Aleksandrov A. A. Kommentarii [Comments] // Kharms D. Polyot v nebesa [Flying to Heaven]. Leningrad: Sovetskiy pisatel, 1988. P. 505-537.
    Chukovsky K. Chukokalla [Chukokalla]. Moscow: Iskusstvo, 1979.
    Cornwell N. (ed.) Daniil Kharms and the Poetics of the Absurd. London: Macmillan, 1991.
    Elian K. Pestrie rasskazy [Motley Stories]. Moscow – Leningrad: Nauka, 1936.
    Jaccard J.-P. Daniil Kharms i konets russkogo avangarda [Daniil Kharms and the End of Russian Avant-Garde]. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt, 1995.
    Kharms D. Polet v nebesa [Flying to Heaven]. Leningrad: Sovetskiy pisatel, 1988.
    Kharms D. Complete works in 3 vols. Vol. 1. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt, 1997 (1999).
    Kharms D. Dney katybr [Katybr of Days]. Moscow; Cayenne: Gileya, 1999.
    Kharms D. Complete works in 3 vols. Vol. 1. St. Petersburg: Azbuka, 2000.
    Kharms D. Zapisnie knizhki. Dnevnik [Sketch-Books. Diary]. In 2 books. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt, 2002.
    Kobrinsky A. Stikhotvorenie Daniila Kharmsa Na smert’ Kazimira Malevicha: istoriya sozdaniya, datirovka, tekstologiya [Daniil Kharms’s Poem On the Death of Kazimir Malevich: Background, Dating, Textology] // Ozernaya tekstologiya [Lake Textology]. Settlement of Polyany: St. Petersburg Institute of Jewish Studies, 2007. P. 21-31.
    Kobrinsky A. Daniil Kharms [Daniil Kharms]. Moscow: Molodaya gvardiya, 2008. (The Life of Remarkable People series).
    Kobrinsky A., Meylakh M. Neudachniy spektakl [Failed Performance] // Literaturnoe obozrenie. 1990. Issue 9. P. 81-85.
    Lipavsky L. Razgovory [Conversations] // Lipavsky L. Issledovanie uzhasa [Investigating Terror]. Moscow: Ad Marginem, 2005. P. 307-423.
    Malevich K. Catalogue raisonnе of the Berlin Exhibition 1927, Including the Collection in the Stedelijk Museum Amsterdam. Amsterdam: Stedelijk Museum, 1970.
    Malevich K. Poeziya [Poetry]. Moscow: Epifaniya, 2000.
    Meylakh M. B. Kommentarii [Comments] // Kharms D. Dney katybr [Katybr of Days]. Moscow; Cayenne: Gileya, 1999. P. 515-639.
    Milner-Gulland R. Beyond the Turning-point: an Afterword // Daniil Kharms and the Poetics of the Absurd: Essays and Materials. London: St. Macmillan, 1991. P. 243-267.
    Milner-Gulland R. ‘This Could Have Been Foreseen’. Kharms’s The Old Woman. Revisited. A Collective Analysis // Neo-Formalist Papers. Amsterdam; Atlanta: Rodopi, 1998. P. 102-122.
    Parnis A. E. Khlebnikov i Malevich. V poiskakh znachimykh elementov [Khlebnikov and Malevich. Searching for Relevant Elements]  //  Mir Velimira Khlebnikova [Velimir Khlebnikov’s World]. Moscow: Yazyki russkoy kultury, 2000. P. 175-181.
    Perlina N. Daniil Kharms’s poetic system: text, context, intertext // Daniil Kharms and the Poetics of the Absurd. P. 175-191.
    Sazhin V. N. Kommentarii [Comments] // Kharms D. Collected works in 3 vols. Vol. 1. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt, 1997 (1999). P. 333-434.
    Turaev B. A. Bog Tot [The God Thoth]. Leipzig: Tip. F. A. Brokgauza, 1898.
    Yampolsky M. V. Bespamyatstvo kak istok (chitaya Kharmsa) [Unconsciousness as the Source (Reading Kharms)]. Moscow: NLO, 1998.
    Zhirmunsky V. Kompozitsiya liricheskikh stikhotvoreniy [Lyric Verse Composition]. Munchen: Filhelm Fink Verlag, 1970.
    Zlydneva N. V. K probleme izobrazitelnykh kontekstov Malevicha. Stikhotvorenie Na smert’ Kazimira Malevicha [The Problem of Malevich’s Figural Contexts. Poem On the Death of Kazimir Malevich] // Russian Literature. 2006. Issue 3-4. P. 507-517.