Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Филология в лицах
    Рубрика: В. Б. Земсков
    Страницы: 282-285
    Автор: Валерий Борисович ЗЕМСКОВ
    Author: Valeriy ZEMSKOV
    Название: Сравнительное литературоведение и «История мировой литературы»
    Title: Comparative Studies and World Literature
    Фрагмент
    Если отбросить лукавство, то следует признать, что понятие «сравнительное литературоведение», всегда полагавшееся подсобной, а никак не самостоятельной дисциплиной, сопоставительным методом, то есть способом, или еще «ниже» того – аспектом изучения (В. М. Жирмунский), так вот, это понятие, подобно маске, скрывает иную, подлинную проблему: проблему способа построения истории литературы, в максимальной иерархии – мировой (Гете), всемирной (Маркс).
    Н. И. Конрад, чьи идеи во многом легли в основание многотомной «Всемирной истории литературы», писал в статье «Проблемы современного сравнительного литературоведения»: «Под сравнительным литературоведением можно понимать... изучение связей... всей совокупности литератур»[1]. А совокупность истории литератур может быть построена только как некая система, сама себя выстраивающая, или сама себя «играющая» по каким-то определенным выдержанным принципам и правилам. Так, упомянутая «большая» история строилась, если использовать словарь другого из ее первостроителей – В. М. Жирмунского, на основе понятий: аналогии (конвергенции и схождения); сходства и различия; связи, влияния, отношения в их исторической обусловленности...[2]
    Словацкий теоретик компаративизма Дионис Дюришин, обобщая уже устоявший опыт, писал: «...мировую литературу как систему образуют два типа явлений: контактно-генетические и типологические отношения»[3].
    Советское сравнительное литературоведение, воплотившееся в своем классическом виде в «Истории всемирной литературы», при том, что существовали различные по своей корректности теоретические обоснования, во всех вариантах комфортно основывалось на формационной теории, на концепции линейно направленного общественно-литературного процесса, что предполагало и аналогичность, и повторяемость «единосущных» циклов развития, и при его очевидной неравномерности наличие более или менее «развитых» культур и литератур, «передовых» и «отстающих», «догоняющих» и т. п. Монизм, телеологизм, внутренне присущий марксизму эсхатологизм обеспечивали некий всеобщий «благополучный» финал мировой культуры и литературы в небывалом их расцвете. То, что сегодня кажется шуткой, когда-то было «кредо де фе» – почитайте упомянутую книгу Н. И. Конрада – «Запад и Восток».