Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Филология в лицах
    Рубрика: В. Б. Земсков
    Страницы: 242-270
    Автор: Татьяна Николаевна КРАСАВЧЕНКО, литературовед, культуролог, литературный переводчик, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, член Союза писателей России (СП Москвы). Сфера научных интересов – английская литература, литература русского зарубежья, сравнительное литературоведение, имагология. Автор более двухсот научных публикаций, среди них «Английская литературная критика ХХ в.» (1994); составитель, автор послесловия и комментариев в двухтомнике Т. С. Элиота «Избранное: Религия, культура, литература» (2004), составитель и ответственный редактор двухтомника Валерия Земскова «О литературе и культуре Нового Света» (2014), «Образ России в современном мире и другие сюжеты» (2015). Email: tatianakras@mail.ru
    Author: Tatyana Nikolaevna KRASAVCHENKO, literary studies scholar, cultural studies scholar, literary translator, Doctor of Philology, senior researcher at the Russian Academy of Sciences Institute of Scientific Information on the Social Sciences (INION RAN), member of the Union of Russian Writers (Union of Writers of Moscow). Academic interests include English literature, expatriate Russian literature, comparative literature studies, imagology. Author of over two hundred academic publications, including English Literary Criticism of the ХХ Century [Angliyskaya literaturnaya kritika ХХ v.] (1994); compiler and author of the afterword and commentary to a two-volume edition of the works of T. S. Eliot: Selected Works: Religion, Culture, Literature [Izbrannoe: Religiya, kultura, literatura] (2004), compiler and editor-in-chief of a two-volume edition of the works of Valery Zemskov: On the Literature and Culture of the New World [O literature i kulture Novogo Sveta] (2014), The Image of Russia in the Modern World and Other Topics [Obraz Rossii v sovremennom mire i drugie syuzhety] (2015). Email: tatianakras@mail.ru
    Название: От литературоведения к теории культуры
    Title: From History of Literature to Culture Theory
    Аннотация: В статье прослежена траектория научной эволюции литературоведа, культуролога Валерия Земскова (1940-2012) от создания истории и теории литературы/культуры Латинской Америки к типологическому сопоставлению культурных процессов в Иберо-Америке, Евразии, Северной Америке, к изучению феноменов имагологии, жанра истории литературы, культурно-цивилизационного пограничья.
    Abstract: The possibilities of comparative studies and the history of literature as a genre were among the most important research areas of Valery Zemskov (1940-2012). When the history of literature underwent a crisis, he developed a theory of culture and civilization that became the foundation for his innovative 5-volume History of the Literatures of Latin America [Istoriya literatur Latinskoy Ameriki] (Institute of World Literature, 1985-2005), and set up a Russian school of interdisciplinary Latin American studies. He introduced elements of civilization studies into comparative research and studied the expansion of European Christianity (Spain, England, Russia) westwards and eastwards in the 16th-17th centuries, which resulted in a complete revision of the cultural and literary cartography of the modern era. In a culturally multipolar world, he believes a series of ‘big histories’ is required to encapsulate the rationales of different cultural and civilizational entities. This calls for a new scientific language interpreting key concepts as concentrated expressions of the different rationales. For Zemskov, Russian culture is driven by the energy generated between the theurgic principle and its atheistic ‘inversion’. He sees the ‘cultural and civilizational border zone’, which has itself led to a new field of research, as a universal constant, powering the global cultural process and world literature.
    Ключевые слова / Keywords: В. Земсков, история литературы как жанр, компаративистика, культурный трансфер, имагология, культурно-цивилизационное пограничье, V. Zemskov, history of literature as a genre, comparative studies, cultural transfer, imagology, cultural and civilizational border zone.
    Фрагмент
    Траектория эволюции Валерия Борисовича Земскова (1940-2012) как ученого – от Латинской Америки к Европе и России, от компаративистики, от исследования феноменов культурного трансфера и имагологии к проблематике культурно-цивилизационного пограничья – вполне естественна и логична: одно влекло за собой другое, требовало расширения, выхода за рамки. В целом же все дороги неизменно выводили его к актуальной, полемической проблеме «история литературы/культуры» как важнейшему явлению не только академической науки, но культуры в целом – ее памяти, ее осмысления, систематики.
    В ситуации кризиса жанра истории литературы, когда теоретики за рубежом, а позднее и в России признали его исчерпанность, необходимость минимализма, предпочтения «тропинок», В. Земсков разработал принципы объемного культурно-цивилизационного подхода к изучению истории латиноамериканской литературы, ставшего методологической основой пятитомной «Истории литератур Латинской Америки» (1985-2005), по масштабу и принципам исследования не имеющей аналогов не только в России, но и за рубежом. По сути это был новаторский опыт создания сравнительной истории литературы целого материка. Более того, в ней, представившей литературу и культуру двадцати восьми стран континента за пятьсот лет – на испанском, португальском, а также английском и французском языках, выявились возможности сочетания жанров истории национальных литератур и сравнительного исследования.
    В осуществлении этого проекта В. Земсков был не одинок, он собрал группу талантливых ученых, хотя решающий вклад как ответственного редактора, автора четырех теоретических введений и трех десятков глав принадлежал ему. В его концепции формирование латиноамериканской литературы рассмотрено как часть крупнейшего в мировой истории культурного синтеза, сложившегося в ходе культурного взаимодействия. Основное в ней – положения о повышенном общественном и культуротворческом статусе латиноамериканской литературы, о ее специфическом мифопоэтическом потенциале; о выполнении ею, в отличие от литератур с древней традицией, функций «вторичного эпоса»[1], о ее интегративной способности соединять в новое мировоззренческое и эстетическое целое разнородные традиции, о возникновении единого по всему континенту и вариативного на местах типа художественного сознания, о становлении многоуровневой латиноамериканской межлитературной общности.
    Будучи с конца 1980-х годов заместителем председателя, а затем и сопредседателем Комиссии по изучению культуры народов Пиренейского полуострова и Латинской Америки в Совете по истории мировой культуры РАН и членом редсовета журнала «Латинская Америка», он провел (с 1988 года) ряд междисциплинарных конференций и «круглых столов» с участием латиноамериканистов из ИМЛИ, Института Латинской Америки, Института искусствознания, из других городов и стран. И в результате издал пять коллективных сборников серии «Iberica Americans»: «Культуры Нового и Старого Света в их взаимодействии. ХVI-ХVIII вв.» (1991), «Механизмы культурообразования в Латинской Америке» (1994), «Типы творческой личности в латиноамериканской культуре» (1997), «Праздник в иберо-американской культуре» (2002), «Латиноамериканская культура в дискуссиях конца ХХ – начала XXI веков» (2009). После выхода третьего выпуска «Иберики» заговорили о появлении «серьезной научной школы» отечественной латиноамериканистики, а выпуски «Иберики» расценили как значительное явление в российской культурологии в целом [Шестопал, Прохорова: 70].
    Создание теории культуры Латинской Америки дало ученому масштабный, неевропоцентричный взгляд на культуру, вывело в большой мир, побудило к сравнительному анализу различных по своей структуре и динамике культур. И в дальнейшем он словно испытывал в разных ракурсах возможности сравнительных исследований на современном этапе.
    Латиноамериканский культурно-цивилизационный парафраз он соотнес с крупнейшими синтезами мировой истории, например с римским парафразом древнегреческой культуры, с новоевропейским парафразом греко-римского синтеза в соединении с ближневосточной иудео-христианской культурной традицией, а в русском варианте – с византийским ее вариантом, и эти сравнительные исследования позволили ему показать специфичность и латиноамериканской традиции, и новоевропейских культур. Последние формировались в пределах одного цивилизационно-культурного «архетипа» или же из вступавших во взаимодействие «архетипов» одного стадиально-хронологического уровня. В латиноамериканском варианте взаимодействовали цивилизационные «архетипы», хронологически разведенные тысячелетиями (непроницаемый мифологизм индейских культур и начинающийся процесс демифологизации европейской культуры).
    Концепция ученого проложила путь типологическому анализу других литератур/культур Нового времени (США, Канады, Австралии...).
    Сам он разрабатывал направление типологического сопоставления культурных процессов в иберийском мире и российско-азиатском регионе. Так, в рамках «Совета по истории мировой культуры» РАН в 1997 году он провел междисциплинарную конференцию «Сибирь в контексте мировой культуры», где речь шла о типологическом сопоставлении культурных процессов в Иберо-Америке, Евразии, Северной Америке начиная с ХVI-ХVII веков. Земсков сопоставил хроники конкисты Америки и летописи взятия Сибири, считая фундаментальным основанием для такого сопоставления их единосущность (несмотря на все своеобразие) в геополитическом, историко-хронологическом и историко-культурном смысле как памятников, свидетельствовавших об экспансии христианской европейской цивилизации на рубеже Нового времени за пределы традиционного ареала – на запад в иберийском варианте, на восток – в варианте русском [Земсков 2015: 197-208].
    Логическим продолжением этой работы стала монография «Экспансия в XVI-XVII веках Испании и Англии в Америку, России – в Сибирь: варианты этнокультурного взаимодействия и генезис новых культурно-литературных моделей» [Земсков 2015: 209-247] (завершить ее ученый не успел). В ней впервые дается сопоставительный анализ трех главных исторических субъектов европейско-христианской экспансии (Испания, Англия, Россия) на Запад и на Восток. Крайне важно введение в этот макроисторический и историко-культурный ряды равновеликого другим русского варианта экспансии, который прежде либо маргинализировался, выводился в зону «варварских экзотизмов», либо вообще не рассматривался. Однако без его осмысления останутся неполно понятыми как истоки культуры начала Нового времени, то есть модернизационного процесса, так и возникновение, развитие классического российского культурно-художественного сознания в XIX веке и далее – в ХХ веке.
    Это исследование относится к направлению, цель которого – пересмотр и новое структурирование культурно-литературной «картографии» Нового времени – исторического цикла всемирной истории. Процесс начался на рубеже XV-XVI веков христианско-европейской экспансией иберийских стран, в конкуренции с ними Голландии, Англии, Франции, – в Новый Свет, на Запад; России – в Сибирь, на Восток. В результате всемирная ойкумена была открыта в ее полном и окончательном составе: возник первичный информационно-культурный континуум, конфигурация которого определялась рядом доминирующих европейских центров. То была точка отсчета процессов, определивших динамику всемирного развития, с новыми «центрами» и новыми «перифериями», сложными и глубоко различными между собой вариантами и вариациями межцивилизационных взаимодействий, приведших к появлению на протяжении последующих столетий новых социокультурных образований с различной историей и судьбой.
    Любой вариант колонизации, особенно в Новое время, это по сути сложный историко-культурный процесс; растянутое во времени событие межцивилизационного, этнокультурного взаимодействия, захватывающего все уровни встретившихся традиций. И связку «культура/литература» В. Земсков избирает не случайно. Слово, словесность, литература оказываются наделенными повышенными функциями в кризисные моменты, каковыми являются Столкновения, Встречи цивилизаций, Открытия; они – важнейшее средство присвоения-освоения нового пространства и его преобразования во взаимодействии с автохтонными традициями. Словесность содержит высшую концентрацию духовных, интеллектуальных, эстетических смыслов истории, пронизывая всю ее «толщу» – от уровня расово-биологического «низа» до уровня высшей духовности.
    Земсков прослеживает формирование культурно-литературных моделей в трех зонах экспансии – типологически общую в разных ареалах Нового Света и иную в зоне русской/российской экспансии. В зоне испанской и английской экспансий, хотя и по-разному, происходит «перенос» за океан традиций европейской словесности. Европейская словесность и на юге, и на севере американского континента оказалась в «нулевой» ситуации, когда пришлось опознавать новую действительность и осваивать ее в слове. Здесь возникает ситуация генезиса новых цивилизационно-культурных общностей и культурно-литературных моделей.
    «За Камнем», то есть за Уралом, новое пространство осваивается в слове не на новой, а на традиционной основе. Там подготавливается почва для изменения пространства русской культуры, русского типа пространственного мышления, ментального круга и оформления новой цивилизационно-культурной ориентации, новой русской «хронотопичности». Позднее это радикальным образом отзовется в русской художественности. Появится серия идеологем и мифологем Сибири, вариаций сибирской картины мира, и они войдут «в канон» русской классической литературы как важнейшие художественно-этические и интеллектуальные компоненты. Возникнет «сибирское измерение» русской/российской культуры (с Сибирью тематически или жизненной и творческой судьбой связаны Аввакум, Ломоносов, Радищев, Пушкин, Достоевский, Чернышевский, Некрасов, Лев Толстой, Короленко, Чехов...) – без него она не была бы такой, какой ее узнал мир.
    Исходная позиция В. Земскова: западно-восточная, или восточно-западная, европейская общность – это совокупность многих отличающихся одна от другой переходных зон. Через «краевые», пограничные зоны, в данном контексте – Испанию, Англию, Россию – эта общность выходит за пределы европейской цивилизации и вступает во взаимодействие с иными мирами. Так возникают концепции «Россия-Евразия» и «Евро-Америка».
    Европейскую культурно-географическую экспансию XVI-XVII веков ученый рассматривает сквозь призму представлений того времени об эсхатологическом пространстве. Это дает понимание генезиса базовых концептов, мифологем, новых культурных кодов. В трансформированном виде эти представления и поныне определяют ключевые компоненты латиноамериканской, североамериканской и русской культурной традиции (в ее сибирском измерении). Усиление эсхатологических ожиданий приходится на переломные периоды развития социума, когда происходит радикальное изменение картины мира. Три субъекта экспансии – Испания, Россия и Англия – это разные типы формирующихся империй.
    Так, ученый доказывает, что единство земного шара на основе европейско-христианского цивилизационного варианта в качестве динамической силы мировой истории включает в себя как один из компонентов такой универсально значимый процесс, как российская экспансия в Северную Азию.
    Литература
    Ахиезер А. С. Россия: Критика исторического опыта. В 3 тт. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1997.
    Дмитриева Е. Е. Компаративный метод и его современные паллиативы: transfert culturel, histoire croisеe, histoire partagеe // Проблемы культурного пограничья. Памяти Валерия Борисовича Земскова (1940-2012). М.: ИМЛИ РАН, 2014. С. 106-116.
    Земсков В. Аргентинская поэзия гаучо. К проблеме отношений литературы и фольклора в Латинской Америке. М.: Наука, 1977.
    Земсков В. Б. Россия «на переломе» // На переломе. Образ России прошлой и современной в культуре, литературе Европы и Америки (конец ХХ – начало ХХI вв.) / Отв. ред. В. Б. Земсков. М.: Новый хронограф, 2011. С. 27-43.
    Земсков В. Образ России в современном мире и другие сюжеты / Сост., отв. ред. Красавченко Т. Н. М.-СПб.: Центр гуманитарных инициатив, Гнозис, 2015. (Российские Пропилеи).
    Каган М. С. О сфере действия и границах циклической структуры процессов самоорганизации природных и антропосоциокультурных систем// Циклы в истории, культуре, искусстве. М.: Гос. ин-т искусствознания, 2002. С. 77-82.
    Кануны и рубежи. Типы пограничных эпох – типы пограничного сознания. В 2 ч. / Отв. ред. Земсков В. Б. М.: ИМЛИ РАН, 2002.
    Лотман Ю. М. К построению теории взаимодействия культур // Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство, 2000. С. 603-614.
    Михайлов А. В. Несколько тезисов о теории литературы / Публ. Е. М. Местергази // Литературоведение как проблема. Труды Научного совета «Наука о литературе в контексте наук о культуре». Памяти Александра Викторовича Михайлова посвящается. М.: Наследие, 2001. С. 224-279.
    Пелипенко А. А., Яковенко И. Г. Культура как система. М.: Языки русской культуры, 1998.
    Проблемы культурного пограничья. Памяти Валерия Борисовича Земскова (1940-2012) / Отв. ред. Ю. Н. Гирин. М.: ИМЛИ РАН, 2014.
    Шайтанов И. О. Классическая поэтика неклассической эпохи  // Веселовский А. Н. Избранное. Историческая поэтика / Сост., коммент. И. О. Шайтанов. М.: РОССПЭН, 2006. С. 5-50.
    Шайтанов И. «Бытовая история». Дело № 59: «НЛО» против основ литературоведения // Шайтанов И. Компаративистика и/или поэтика. Английские сюжеты глазами исторической поэтики. М.: РГГУ, 2010. С. 576-616.
    Шемякин Я. Г. Европа и Латинская Америка: Взаимодействие цивилизаций в контексте истории. М.: Наука, 2001.
    Шестопал А. В., Прохорова Э. В. Ибероамерика: альтернативы культуры и диалектика исторического творчества // Латинская Америка. 1999. № 2-3. С. 69-76.
    Эспань М. О понятии культурного трансфера // Европейский контекст русского формализма (к проблеме эстетических пересечений: Франция, Германия, Италия, Россия). Коллективная монография по материалам русско-французского коллоквиума / Под ред. Е. Дмитриевой, В. Земскова и М. Эспаня. М.: ИМЛИ РАН, 2009. С. 7-18.
    Яковенко И. Г. Россия и саморазвитие западноевропейского эйдоса // Российский цивилизационный космос. М.: Эйдос, 1999. С. 186-202.
    Schnning U. La internacionalidad de las literaturas nacionales // Naciones literarias / Coord. Dolores Romero Lopez. Madrid: Anthropos, 2006. P. 305-340.
    Bibliography
    Akhiezer A. S. Rossiya: Kritika istoricheskogo opyta [Russia. Critique of Historical Experience]. In 3 vols. Novosibirsk: Sibirskiy khronograf, 1997.
    Dmitrieva E. E. Komparativniy metod i ego sovremennie palliativy: transfert culturel, histoire croisеe, histoire partagеe [Comparative Method and Its Modern Palliatives: Transfert Culturel, Histoire Croisеe, Histoire Partagеe] // Problemy kulturnogo pogranichya. Pamyati Valeriya Borisovicha Zemskova (1940-2012) [Problems of Cultural Frontier. In memory of Valery Borisovich Zemskov (1940-2012)]. Moscow: IMLI RAN, 2014. P. 106-116.
    Espan’ M. O ponyatii kulturnogo transfera [Upon the Cultural Transfer Concept] // Evropeyskiy kontekst russkogo formalizma (k  probleme esteticheskikh peresecheniy: Frantsiya, Germaniya, Italiya, Rossiya). Kollektivnaya monografiya po materialam russko-frantsuzskogo kollokviuma [European Context of Russian Formalism (To the Problem of Aesthetic Crosses: France, Germany, Italy, Russia). Collective Monography from the Materials of Russian and French Colloquium] / Ed. E. Dmitrieva, V. Zemskov and M. Espan’. Moscow: IMLI RAN, 2009. P. 7-18.
    Kagan M. S. O sphere deystviya i granitsakh tsiklicheskoy struktury protsessov samoorganizatsii prirodnykh i antroposotsiokulturnykh system [On the Scope and Borders of the Cyclic Structure of Processes of Self-Organization in the Natural and Antroposociocultural Systems] // Tsikly v istorii, kulture, iskusstve [Cycles in History, Culture and Art]. Moscow: Gos. in-t iskusstvoznaniya, 2002. P. 77-82.
    Kanuny i rubezhi. Tipy pogranichnykh epokh – tipy pogranichnogo soznaniya [Types of Frontier Epochs – Types of Bordering Consciousness]. In 2 Parts / Resp. ed. Zemskov V. B. Moscow: IMLI RAN, 2002.
    Lotman Yu. M. K postroeniyu teorii vzaimodeistviya kultur [Towards Constructing the Theory of Cultures Interaction] // Lotman Yu. M. Semiosphera [Semiosphere]. St. Petersburg: Iskusstvo, 2000. P. 603-614.
    Mikhailov A. V. Neskolko tezisov o teorii literatury [Several Propositions for the Theory of Literature] / Publ. E. M. Mestergazi // Literaturovedenie kak problema. Trudy nauchnogo soveta Nauka o literature v kontekste nauk o kulture. Pamyati Aleksandra Viktorovicha Mikhailova posvyashchaetsya [Literary Studies as a Problem. Research Council Works Science on Literature in the Context of Science and Culture. Devoted to the Memory of Aleksander Viktorovich Mikhailov]. Moscow: Nasledie, 2001. P. 224-279.
    Pelipenko A. A., Yakovenko I. G. Kultura kak sistema [Culture as a System]. Moscow: Yazyki russkoy kultury, 1998.
    Problemy kulturnogo pogranichya. Pamyati Valeriya Borisovicha Zemskova (1940-2012) [Problems of Cultural Frontier. In memory of Valery Borisovich Zemskov (1940-2012)] / Ed. Yu. N. Girin. Moscow: IMLI RAN, 2014.
    Shaytanov I. O. Klassicheskaya poetika neoklassicheskoy epokhi [Classical Poetics of Neoclassical Epoch] // Veselovsky A. N. Selected works. Istoricheskaya poetika [Historical Poetics] / Ed., comments by Shaytanov I. O. Moscow: ROSSPEN, 2006. P. 5-50.
    Shaytanov I. Bytovaya istoriya. Delo No. 59: NLO protiv osnov literaturovedeniya [Common Story. Case No. 59: NLO against the Principles of Literary Studies] // Shaytanov I. Komparativistika i/ili poetika. Angliyskie syuzhety glazami istoricheskoy poetiki [Comparative Studies and/or Poetics. English Plots through the Eyes of Historical Poetics]. Moscow: RGGU, 2010. P. 576-616.
    Shemyakin Ya. G. Evropa i Latinskaya Amerika: Vzaimodeystvie tsivilizatsiy v kontekste istorii [Europe and Latin America: Civilizations Interaction in the Context of History]. Moscow: Nauka, 2001.
    Shestopal A. V., Prokhorova E. V. Iberoamerika: alternativy kultury i dialektika istoricheskogo tvorchestva [Ibero-America: Alternatives of Culture and Dialectics of Historical Creativity] // Latin America. 1999. Issues 2-3. P. 69-76.
    Schnning U. La internacionalidad de las literaturas nacionales // Naciones literarias / Coord. Dolores Romero Lopez. Madrid: Anthropos, 2006. P. 305-340.
    Yakovenko I. G. Rossiya i samorazvitie zapadnoevropeyskogo eydosa [Russia and Self-Development of West European Eidos] // Rossiyskiy tsivilizatsionniy kosmos. Moscow: Eydos, 1999. P. 186-202.
    Zemskov V. Argentinskaya poeziya gaucho. K probleme otnosheniy literatury i folklora v Latinskoy Amerike [Gaucho’s Argentinian Poetry. Towards the Problem of Relations between Literature and Folklore in Latin America]. Moscow: Nauka, 1977.
    Zemskov V. B. Rossiya na perelome [Russia at the Turning Point] // Na perelome: Obraz Rossii proshloy i sovremennoy v kulture, literature Evropy i Ameriki (konets XX – nachalo XXI veka) [At the Turning Point: Previous and Modern Russia’s Image, Literature in Europe and America (end of the 20th – beginning of the 21st Century)] / Ed. V. B. Zemskov. Moscow: Noviy khronograph, 2011. P. 27-43.
    Zemskov V. Obraz Rossii v sovremennom mire i drugie syuzhety [Russia’s Image in the Modern World and Other Plots] / Ed.  T. N. Krasavchenko. Moscow, St. Petersburg: Tsentr gumanitarnykh initsiativ, Gnosis, 2015. (Russian Propylaeum series).