Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Литературное сегодня
    Рубрика: В творческой мастерской
    Страницы: 151-159
    Автор: Гузель Шамилевна ЯХИНА, писатель, сценарист; выпускница Казанского государственного педагогического института и сценарного факультета Московской школы кино. Рассказы Яхиной публиковались в журналах «Сибирские огни» и «Нева», а ее дебютный роман «Зулейха открывает глаза» оказался открытием Года литературы и вошел в короткие списки всех значимых литературных премий минувшего сезона. В октябре 2015-го Яхиной присудили премию «Ясная Поляна», а в декабре – «Большую книгу».
    Author: Guzel Shamilevna YAKHINA, writer, scriptwriter; Kazan State Pedagogical Institute and Scriptwriting Faculty of Moscow Film School alumna. Yakhina’s stories have been published in the Sibirskie ogni and Neva journals, while her debut novel, Zuleikha Opens Her Eyes [Zuleikha otkryvaet glaza], was the literary discovery of 2015, reaching the short lists of all the major literary awards. Yakhina received the Yasnaya Polyana Award in October 2015 and the Bolshaya Kniga Prize in December.
    Название: «Мне нравится складывать истории». Беседу вела А. Каримова
    Title: ‘I Like Spinning a Yarn’. Interview by A. Karimova
    Аннотация: В беседе поэта, переводчика с тюркских языков А. Каримовой с писателем, лауреатом премии «Большая книга» Г. Яхиной идет речь как об истории создания романа «Зулейха открывает глаза» – самого яркого дебютного романа минувшего года, – так и о современной литературе в целом, а также о взаимосвязи советского прошлого и культурного настоящего.
    Abstract: Poet and translator from Turkic languages A. Karimova talks to author G. Yakhina, winner of the 2015 Bolshaya Kniga Prize, about writing the winning novel, Zuleikha Opens Her Eyes [Zuleikha otkryvaet glaza], the outstanding first novel of 2015, contemporary literature in general and the relationship between the Soviet past and contemporary culture. Yakhina reflects on her aim in writing the novel, its prototypes, allusions to Soviet literature, and its historical and cultural framework. Since the book effectually sits at the confluence of two different ethnic mindsets – Russian and Tatar – the conversation covers various linguistic and semantic points and explains the Tatar component for the Russian reader. The interview touches upon Yakhina’s work as scriptwriter and the way the poetics of the TV mini-series, the so-called ‘must-see-TV’, influences contemporary prose.
    Ключевые слова / Keywords: Г. Яхина, А. Каримова, современная русская литература, татарская литература, советская история, редакция Елены Шубиной, G. Yakhina, A. Karimova, contemporary Russian literature, Tatar literature, ‘Elena Shubina Publishing’.
    Фрагмент
    - Гузель, я читала в интервью, что вы начали писать недавно. «Зулейха открывает глаза» – ваш первый роман, но написан он профессионально, хорошим, образным языком. Как вы пришли к писательству?
    - Писала с восьми лет – стихи, рассказы, повести, сценарии, философские сказки... В детстве и юности мечтала стать писателем и сценаристом, но жизнь сложилась иначе. Теперь, «земную жизнь пройдя до половины», все же вернулась к писательству.
    - А где вы учились? Кто вы по профессии?
    - Закончила Казанский педагогический институт, факультет иностранных языков. Так что по первому диплому я учитель немецкого и английского языков. А по второму – сценарист, выпуск Московской школы кино этого года.
    - Соотносятся ли как-то ваша работа киносценаристом и писание прозы? Помогают ли эти занятия друг другу?
    - Навыки сценарной работы очень помогают мне в написании литературных текстов: лучше построить сцену, придумать более яркие визуальные образы, сделать диалоги более живыми, а структуру – более крепкой. Но, конечно, создание сценариев и прозы – это два разных вида искусства, каждый сложен по-своему. Если я долго, с погружением, пишу сценарий, потом требуется время – дни, недели, – чтобы настроиться на волну прозы. И наоборот.
    - Ваш роман написан на русском языке, но он близок татарской душе, татарскому мироощущению. Особый колорит создают татарские слова в русском тексте. Повлияла ли на вас татарская художественная литература? Или это скорее фольклор, что-то из детства?
    - Конечно, мы проходили в школе татарских классиков: росли на поэмах Габдуллы Тукая, на стихах Мусы Джалиля. Татарские народные сказки были неотъемлемой частью моего детства. К тому же очень много времени в детстве я провела в деревенском доме бабушки и дедушки – слушала их рассказы, наблюдала их жизнь. Поэтому для меня было очень естественно писать о татарской деревне – не нужно было ничего придумывать, начитывать материал. Просто писала о том, что хорошо знала и чувствовала. Да, чуть сгустила краски, чуть по-другому расставила акценты, но не более того.
    - Какие татарские писатели вам нравятся? Владеете ли вы татарским языком? Если да, то почему выбрали русский для написания этой книги?
    - До трех лет я разговаривала только по-татарски. Потом уже пошла в детский сад и выучила русский. Мне очень повезло с бабушками-дедушками: с маминой стороны это деревенские татары, а с папиной – казанские, поэтому владела я обоими вариантами татарского. Разница небольшая, но все же есть – в лексике: йомырка и кукуй (яйцо), калак и кашык (ложка), урындык и утыргыч (стул)... Но писать с детства начала сразу же на русском, на татарском не пробовала.
    Из современных татарских литераторов хотела бы отметить очень талантливого поэта – Булата Ибрагима. Ему всего 24 года, но он пишет совершенно потрясающие стихи. Кстати, некоторые из них вошли в сборник «Антология современной татарской поэзии», представленный общественности в сентябре этого года в Казанской ратуше в рамках «Аксенов-феста».
    - Действительно ли прототипом Зулейхи была ваша бабушка? Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее – как возник замысел книги?
    - Бабушка моя, Раиса Шакировна Шакирова, была сослана на Ангару вместе со своими раскулаченными родителями, когда ей было семь лет. Это было в 1930 году. В построенном руками ссыльных переселенцев таежном поселке Пит-Городок она провела шестнадцать лет и вернулась на родину уже в 1946-м – молодой образованной женщиной с прекрасным русским языком, профессиональной учительницей. Ее судьба вдохновила меня написать роман.
    Но бабушка – не прототип главной героини Зулейхи. Те, кто уже читал роман, знают, что Зулейхе в начале истории тридцать лет, это уже взрослая женщина, которая склонна считать свою жизнь практически законченной. Вынужденное путешествие в Сибирь дарит ей второе дыхание, вторую жизнь – новую, совсем иную. Да, временные рамки истории те же, что и в жизни моей бабушки – с 1930 года по 1946-й, – но это обусловлено историческим контекстом: именно в январе 1930 года в СССР началась массовая кампания по раскулачиванию, а с 1946 года «хватка» государства ослабла, раскулаченные стали получать разрешения и разъезжаться по домам.