Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Литературное сегодня
    Рубрика: Букеровская конференция – 2015
    Страницы: 98-124
    Название: Роман в толстом литературном журнале
    Title: Russian Booker Prize Conference – 2015. The Novel in the Thick Literary Journal
    Аннотация: Материал представляет собой расшифровку записи ежегодной Букеровской конференции, традиционно посвященной обсуждению актуальных вопросов текущего литературного процесса. В данном случае темой для разговора была выбрана судьба толстых литературных журналов и жанровые особенности романов, опубликованных в «толстяках». Кроме того, приглашенные писатели, литературные критики, работники библиотек и преподаватели вузов высказывались о трансформациях романного жанра, о современном читателе, о взаимоотношениях издательств и толстых журналов и т. д.
    Abstract: This look back at the annual Russian Booker Prize Conference features its customary discussion of issues to do with the contemporary literary process. This year’s focus was the future of the thick literary journals and the genre specifics of the novels they publish. The conference’s key speakers included M. Abasheva, a literary critic, D. Bak, director of the State Literary Museum, A. Kabakov, a writer and member of the Russian Booker Committee, V. Pustovaya, a literary critic and member of the 2015 Booker Jury, and the prose writer A. Snegirev. They all addressed various ‘craft’ aspects of the literary process (relations between publishers and thick journals, the process of publication in modern journals), as well as socially significant topics, such as the approach to today’s young readers and the ‘big style’ dominating contemporary art.
    Ключевые слова / Keywords: толстый литературный журнал, современный роман, премия «Русский Букер», издательство «АСТ», современная проза, современная литературная критика, thick literary journal, contemporary novel, Russian Booker Prize, AST Publishing House, contemporary prose, contemporary literary criticism.
    Фрагмент
    В 2015-м ежегодная Букеровская конференция1 в четвертый раз проходила в помещении банка ГЛОБЭКС в формате телемоста. Традиционно в разговоре участвовали писатели, критики и представители литературной общественности пяти городов – Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Перми и Новосибирска: главный редактор журнала «Арион» А. Алехин, соредактор журнала «Звезда» А. Арьев, директор Государственного литературного музея Д. Бак, прозаики, лауреаты Букеровской премии прошлых лет Д. Гуцко и Е. Чижова, член Букеровского комитета писатель А. Кабаков, литературный критик В. Пустовая, директор Новосибирской библиотеки С. Тарасова и др. Вел встречу литературный секретарь премии «Русский Букер» критик И. Шайтанов.
    Игорь Шайтанов. Предваряя наш сегодняшний разговор, я скажу буквально несколько слов. Как вы, может быть, знаете, наши Букеровские конференции проходят начиная с 2002 года, а с 2007-го становятся ежегодными. В их пользе мы убедились сейчас, готовя книгу к двадцатипятилетию премии «Русский Букер»: материалы этих конференций дают как картину каждого отдельного литературного года, так и ощущение общего изменения в литературе в разговорах о ней.
    Сегодня, в то время как Год литературы приближается к завершению, мы говорим о романе в толстом литературном журнале. Раньше мы думали, что время литературы в России измеряется если не веками, то уж по крайней мере десятилетиями; теперь ей был выделен год – что ж, и на этом спасибо, кое-что для нее в этот год было сделано, и толстые журналы ощутили некоторую государственную поддержку. Но очень бы не хотелось, чтобы Год литературы стал для литературы прощальным годом – или даже чтобы он стал прощальным для толстых журналов. Поэтому наш сегодняшний разговор – о том, в какой мере жанр романа и бытование толстых журналов отвечают движению самой современной литературы.
    К сожалению, сегодня не смогли прийти очень важные спикеры, связанные с журналом «Знамя», заболела издатель Елена Шубина... Я называю людей, которые бы наверняка выступили с полярными точками зрения; одни бы говорили: «Настоящую литературу сегодня делают только в журнале, потому что там еще помнят, что такое редактор и что такое работа с автором!», а другие – то есть, как вы понимаете, Елена Шубина, возглавляющая собственную редакцию при «АСТ» и специализирующаяся на издании современных романов, – были бы очевидно другого мнения. Но я надеюсь, что у каждого из этих мнений сегодня найдутся свои противники и сторонники.
    Итак, давайте начнем разговор. Слово имеет писатель, автор многочисленных романов, почти все из которых печатались в толстых журналах, – член Букеровского комитета Александр Кабаков.
    Александр Кабаков. Я бы начал с того, что возразил нашему уважаемому ведущему. Мнение о противостоянии журналов и издательств – это мнение не то чтобы неверное, но обостренное. По своему собственному опыту я могу сказать, что в действительности никакого противостояния нет: есть разные задачи, которые решают эти институции. Журнал – это, знаете, как в парфюмерии пробник: это проверка на литературность, если угодно, тщательная подготовка к знакомству с сочинением, в то время как издательство – это литературное производство, и оно не может быть другим. И слава богу, что оно теперь такое, потому что если кто-то помнит советские издательства... Это были не производства, а склады. Склады полуготовой литературной продукции.
    Я думаю, что создавшаяся на сегодня система разделения труда, сложившаяся в литературе, очень разумна. Принято сетовать на то, что журналы стали выходить маленькими тиражами. Ну естественно, по сравнению с советскими тиражами, которые исчислялись сотнями тысяч, если не миллионами, тиражи маленькие; но с тиражами книг эти цифры вполне сопоставимы. Толстый журнал выходит тиражом 3000 или 4000 экземпляров. Книга современной прозы выходит точно таким же тиражом. В смысле соперничества по линии скорости публикации – иногда приходится договариваться с журналом, чтобы немножко придержали публикацию, потому что книга может выйти скорее. Это опять-таки – по сравнению с советскими временами, когда издание книги временами задерживалось на годы! Сейчас это происходит приблизительно в одном темпе.
    Сходные тиражи, сходная скорость, но разные задачи: знакомить с сочинением и продать сочинение (продать, разумеется, на литературном рынке, а не на финансово-экономическом). К тому же очень часто журналы, просто в силу своей мультижанровости, публикуют не роман целиком, а какую-то одну его часть: это уж точно – для того, чтобы познакомить читателя с текстом. То есть при соперничестве, которое изначально существует между журналами и издательствами, журналы как бы играют на издательство. Но... у меня был роман, который опубликовали в сильно сокращенном виде в журнале «Знамя», – и это, честно говоря, меня сильно расстроило. Был другой случай, когда журнал опубликовал только одну часть из трехчастного большого романа – и в результате некоторые читатели, не дождавшись выхода книги, говорили, что «Все поправимо» – это про стиляг, хотя «про стиляг» там всего лишь одна ее часть. Но, с другой стороны, были случаи, когда некоторая рутинность издательского процесса тоже приносила мне как автору определенные огорчения.
    Я повторюсь, чтобы закончить свое выступление: у толстых журналов и у литературных издательств – разные функции внутри одного и того же процесса. Но вот что необходимо учитывать: сегодня на этом поле появляются новые игроки – так называемые умные глянцевые журналы. Я имею в виду категорию журналов вполне себе глянцевых, с рекламой, со светскими новостями и т. д. и т. п., которые при этом публикуют просто литературу, довольно приличную...
    Игорь Шайтанов. И роман они могут опубликовать?
    Александр Кабаков. Целиком романы, как правило, не публикуют и толстые журналы. А куски – публикуют и глянцевые. Это «Сноб», это «Русский пионер», решающие вполне литературные задачи. «Сноб» так вообще занимается литературой серьезно, в кооперации с редакцией Елены Шубиной.
    Словом, еще раз, уже окончательно, подведу итог своему выступлению. Я не вижу непреодолимых расхождений в деятельности толстых журналов и литературных издательств. Я вижу, что они работают на одну и ту же задачу: на сохранение и поддержание существования серьезной литературы.
    Игорь Шайтанов. Я совершенно не побуждаю к острому столкновению, и мирное сосуществование журнала и издательства меня вполне устраивает! Давайте сделаем так: прежде чем я передам слово сотрудникам библиотеки, я предоставлю его человеку, связанному с толстыми журналами, но другой литературной профессии, – критику Валерии Пустовой, в этом году – члену Букеровского жюри.
    Валерия Пустовая. Вы знаете, сегодня утром я включила телевизор, чтобы посмотреть программу «Наблюдатель» на телеканале «Культура»; гостями Андрея Максимова были поэт Тимур Кибиров и прозаик, критик Майя Кучерская. Они обсуждали какую-то общую литературную тему и постепенно, ни шатко ни валко, подбирались к проблеме толстых литературных журналов... И тут вся их дискуссия вдруг неожиданно свелась к следующему: да кто их читает, кому они вообще нужны, вы читаете? я не читаю... – и все в таком духе. Ну, значит, закрываем разговор, сказал Максимов – и действительно закрыл разговор.
    Я страшно удивилась, потому что в студии сидели люди, как раз таки кровно заинтересованные в публикации в литературном журнале: поэт (известно, что в толстых журналах востребованы прежде всего поэтические подборки) и автор рассказов и критики. Кроме того, меня очень удивила реплика Кучерской, что, дескать, Прилепин сразу, до всяких журнальных публикаций, выпустил книжку, и слава к нему пришла. Как критик она допустила очевидную ошибку: разве она не помнит, что Прилепин начинал именно в литературном журнале – в провинциальном «Севере», где был опубликован его роман «Патологии»? И, конечно, немалую долю в раскрутку Прилепина, в формирование его репутации вложил «Новый мир», который довольно долго публиковал его рассказы, вышедшие потом книгой – романом в рассказах под названием «Грех»...
    Вот какие казусы бывают! Или еще один свеженький казус: буквально на днях критик Галина Юзефович написала в «Фейсбуке» о замечательном, с ее точки зрения, романе Сухбата Афлатуни «Поклонение волхвов». Недавно он вышел большой, толстой книгой, а до этого печатался в журнале «Октябрь», где я работаю, печатался несколько лет, так как это роман в трех томах. И вот Галина Юзефович замечает «Поклонение волхвов» только на уровне выхода книги! Для нее это открытие, открытие издательства «РИПОЛ-Классик», которое нашло такой шедевр и жемчужину литературного процесса, между тем как эта жемчужина валялась под ногами и в журнале все это время являла себя.
    К сожалению, такое восприятие книги как продукта, как готовой части литературного процесса есть. Мне кажется, это главное противоречие в работе издательств и журналов, так как журнал, конечно, занимается литературным процессом, социальной миссией литературы. Эта миссия – представление новых имен, собирание малых жанров, различные жанровые эксперименты... Журнал работает с тем, что нельзя выдать за готовый продукт. Новые имена, новые жанры, новые форматы довольно редко открывают в издательстве.
    Здесь говорили про журнал «Сноб»; так вот, «Сноб», выпуская свои тематические сборники современных рассказов – «Все о моем доме», «Все о вере» и др., – пользовался наработками толстых журналов, отыскивал авторов в их пространстве. Это были авторы толстожурнальные, которые писали на заказ чудесные глянцевые истории – часто, надо сказать, по качеству уступавшие их рассказам, написанным для публикации в толстом журнале. Потому что в «Сноб» они писали продукт; они представляли себя как готовых брендовых авторов, тогда как в журнале мы имеем дело с их творчеством, их поисковым процессом. К сожалению, сейчас, когда и отделы культуры в газетах сворачиваются, и государство не очень заинтересовано в поддержке думающих, пишущих и «поисковых» людей, журналы остаются почти что единственным средством их проявления.
    Можно, конечно, со мной поспорить. Вот, например, Гузель Яхина: имя года, открытие Года литературы, ее роман «Зулейха открывает глаза» вышел книгой в издательстве «АСТ», в этом случае представившем публике новое имя. Этот роман часто сравнивают с другим – тоже громко прошедшейся по литературе и тоже миновавшей толстожурнальные страницы «Обителью» З. Прилепина. Казалось бы, перед нами два молодых открытия, сделанных лично редакцией «АСТ»; но если мы посмотрим, что это, собственно, за романы, мы увидим, в сущности, готовые продукты. Это книги, имеющие отношение не к литературному процессу, а к готовому набору, готовому жанровому формату на фоне истории. У Прилепина – молодежный приключенческий роман на фоне Соловецкиго лагеря (тем более что Соловки стали весьма популярным брендом последних лет, это наше советское прошлое, жемчужина России; туда проложены туристические маршруты, и само мучительное путешествие в историю воспринимается у Прилепина как увлекательная экскурсия), у Яхиной – женский, любовный роман на фоне выигрышного трагизма советской истории, эксплуатируемого нещадно современной словесностью.
    Меня не удивляет, что эти романы не вышли в журналах. Это готовые книжные истории. Помните скандал на тему того, что в свое время Алексея Иванова не печатали в журналах? Но ведь то, что делает Иванов, – это готовый формат. Это не вопрос к литературному процессу, это не вопрос о том, что собой представляет современный роман, как он изменяется, что с ним происходит, – это некая готовая формочка, которая в издательстве отливается в готовый кирпичик и встраивается в готовую линеечку продвижения литературы издательством.
    Эту разницу необходимо понимать. Мне как сотруднику журнала очень дорого, что толстые журналы сегодня работают с экспериментами в области жанровой формы, и очень дороги те романы, которые в 2015 году были опубликованы в «Октябре», – например, маленький, компактный роман И. Бояшова «Джаз» и документальный роман Л. Юзефовича «Зимняя дорога». Здесь перед нами – новое лицо романа, новая работа с историей, новый принцип работы с героем, с авторской позицией и с историческим сознанием в прозе...
    Мне бы все-таки хотелось сохранить возможность откатывать новые имена, новые жанры и новые форматы в журналах. А потом пусть уже эти готовые блоки выходят в издательстве – и пусть их замечают там критики, которые работают с литературой как с продуктом, а не как с процессом.