Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4
Номер 5
№ 5


Заголовок формируется программно
 


Сергей ДМИТРЕНКО

АНТОЛОГИЯ ПОД ВИДОМ УЧЕБНИКА
На правах послесловия

Перечитав суждения своих студентов, начну с напоминания. Современное школьное литературное образование в России предусматривает определенное знакомство школьников с основами стихосложения, историей русской силлабо-тоники и современным состоянием отечественного поэтического хозяйства.

Вместе с тем реальное положение в этой сфере литературного творчества ниже всякой критики. Абсолютное большинство выпускников наших школ имеет смутное представление о версификации, не способно отличить один стихотворный размер от другого, плохо понимает, в чем состоит своеобразие лирических жанровых форм, различие между ними и т. д. Вечная, неистребимая (и не надо истреблять!) жажда молодых сочинять стихи сегодня отличается явной деградацией: юные стихоплеты полагают, что примитивная рифмовка с помощью глаголов или мало созвучных слов и есть настоящая поэзия, продолжающая славу творений Пушкина и Есенина. Складывается впечатление, что единственным учебным пособием для них осталась известная глава «Как Незнайка сочинял стихи» из знаменитой книги Николая Носова, прочитанной еще в детсадовском возрасте.

Более того. К нам в редакцию газеты «Литература» не раз присылали с претензией на наши восхищенные отзывы роскошно изданные, в переплете, на мелованной бумаге (Евгений Рейн позавидует!) книги школьниц (в основном школьниц), набитые безграмотной графоманией. Как видно, их богатые папы также не обрели в школьные годы должных представлений, в чем же наконец существо русской поэзии и в чем ея особенность… Коротко говоря, при сохраняющемся интересе к кропанию как бы в рифму пишущие даже по своим техническим навыкам опустились на уровень младенческого бормотанья. Хотя еще во времена императорской России определилась здравая цель школьного образования в сфере поэзии: выпускники не только гимназий, но и реальных училищ и т. д. выходили во взрослую жизнь с навыком, с одной стороны, писания правильных по форме, но без претензий на творческое откровение стихотворений и, с другой, – с пониманием различия между любительщиной, сочинением стихов к случаю и созданиями Ломоносова и Державина, Пушкина и Некрасова.

Решусь утверждать: учителя литературы почти не обращают внимания на стиховедческие разделы программы, не объясняют школьникам, что поэтическое творчество требует, кроме художественного таланта, огромных ремесленных усилий, основанных на особом поэтическом чутье. Уже поэтому стремление группы филологов и стиховедов написать учебник «для старших классов школы (гуманитарных классов или гимназий и лицеев)» вызывает интерес и заведомую поддержку. Тем более в той же аннотации высказана надежда, что предлагаемым изданием можно будет пользоваться «не только на уроках литературы, но и на уроках русского языка». В конце концов в руках думающего учителя такая книга должна оказаться полезной в любом классе любой школы. Но…

Но это уже будет отступлением от первоначального адреса. Учебник для школьников не может иметь объем почти девятьсот страниц. Впрочем, у авторов и получился не учебник, а сочетание выстроенного по тематико-проблемному принципу поэтического словаря с антологией. Намеренно не стану влезать в дебри методики преподавания литературы (ибо отношусь к ней, то бишь к методике, со здравым скепсисом, признавая первенство за талантом конкретного педагога), но все же замечу: перед нами книга для чтения, а не для обучения. В лучшем случае ее можно назвать родственницей ныне знаменитого «учебного пособия для вузов» М. Гаспарова «Русские стихи 1890-х–1925-го годов в комментариях» (М.: Высшая школа, 1993).

Необходимо обратить особое внимание и на решение авторов в отборе иллюстративного материала: «Доля современной поэзии была сознательно увеличена, чтобы показать применимость фундаментальных принципов устройства поэтических текстов не только к “классической” поэзии, но и к поэзии последних десятилетий (в том числе к поэзии, создаваемой авторами 1980-х годов рождения)» (с. 9).

Это решение только на первый взгляд кажется бесспорным и прогрессивным (и, как мы видели, оно не принято заметной частью студентов). Русская поэзия посткоммунистических десятилетий, после того как рухнули цензурные оковы и возникла возможность свободного издания, до сих пор изучена и осмыслена недостаточно для того, чтобы вывести из ее массива художественно состоятельное, именно хрестоматийное. «Половина приводимых стихов написаны до 1960 года, а половина – после», при этом общее число представленных в книге поэтов XVIII–XXI веков – около трехсот (с. 9).

Если бы авторы писали пособие по современной поэзии, вопросов к ним было бы куда меньше. Но они выступают с претензией на учебник, а значит, дают всем читателям право искать в их книге именно свойства учебника.

Мы честно старались, но эти свойства отыскивались в тексте с трудом. Если отыскивались.