Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Теория: проблемы и размышления
    Страницы: 79-100
    Автор: Николай Александрович ГУСЬКОВ, филолог, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории русской литературы филологического факультета СПбГУ. Сфера научных интересов – история русской литературы XVIII – первой половины XX века, история русского театра, кинематографа, литературный быт, краеведение, детская литература. Автор книги «От карнавала к канону (Русская советская комедия 20-х гг.)» (2003), нескольких учебно-методических пособий по русской литературе XVIII века, а также о жизни и творчестве А. Сумарокова. Email: kakto@mail.ru
    Author: Nikolay Aleksandrovich GUSKOV, philologist, Candidate of Philology, Assistant Professor at the Department of Russian Literature at the SPSU Philology Faculty. Academic interests include the history of Russian literature in the 18th century – the first half of the 20th century, the history of Russian theatre, cinema, the literary environment, regional studies and children’s literature. He is the author of the book From Carnival to Canon (Russian Soviet Comedy of the Twenties) [Ot karnavala k kanonu (Russkaya sovetskaya komediya 20-h gg.)] (2003) and of several study guides to Russian 18th century literature and Sumarokov’s life and works. Email: kakto@mail.ru
    Название: Биографический миф о Сумарокове
    Title: Biographical Myths about Sumarokov
    Аннотация: В статье рассматривается литературная репутация А. Сумарокова, оформление суждений и преданий о видном поэте XVIII века в биографический миф, закрепленный в группе текстов и оказавший влияние на представления о Сумарокове, бытовавшие в культурном сознании, а также литературной и научной среде XIX-XX веков.
    Abstract:The article deals with the literary fame of poet and playwright A. Sumarokov, the first Russian writer to be held in public esteem as a literary personality and the subject of mythologization. Cultural consciousness and even literary studies built up his reputation to contrast with the clichéd image of his rival Lomonosov in his role as a scientist engaged in a mission of national importance. The legends about Sumarokov registered his individual personality traits while also drawing on the archetype of the creator as asocial – a madman, troublemaker and eccentric (an image typical of the period in which society began to focus on the personalities of creatives). Sumarokov’s appearance, manners, amour propre, heavy drinking and other personality traits were interpreted in this spirit. The ambivalence of 19th-20th century culture to this particular archetype, which entailed simultaneously lauding some features and rejecting others, has left Sumarokov with an inconsistent literary reputation that has suffered despite enduring recognition of his services to Russian literature and theatre.
    Ключевые слова / Keywords: А. Сумароков, биографический миф, биография, русская литература XVIII века, литературная репутация, A. Sumarokov, biographical myth, biography, Russian 18th century literature, literary reputation.
    Фрагмент
    Репутации писателей играют заметную роль в любой национальной культуре, но мало исследованы. Один из факторов их формирования именуют биографическим мифом[1]. Обстоятельства жизни, переосмысленные обществом в духе распространенных в нем стереотипов, бытуют в культурном сознании, дополняясь реальными и вымышленными деталями, пока не закрепляются в «циклизации вокруг имен выдающихся писателей (Сумарокова, Баркова, Кострова. – Н. Г.) анекдотических рассказов, складывающихся в целостный биографический миф» [Лотман: 373]. Он несводим лишь к контекстуально обусловленному повествовательному жанру исторического анекдота, отражаясь в формах панегирических (посвящение, мадригал, послание, надпись к портрету) и полемических (эпиграмма, сатира, пародия), в критике, публицистике, учебниках и т. д.
    Особенно характерна мифологизация биографий для раннего периода развития литератур, когда личность писателя уже интересна и значима для публики, но занятие искусством еще не приобрело общественного престижа, и достоверная информация об авторе не считается обязательной, важнее соотнесение его с набором традиционных амплуа, архетипов – антропоморфным набором общих мест культуры. На Западе это происходило уже в позднее Средневековье и в эпоху Возрождения (вспомним жизнеописания трубадуров, Данте, Ф. Вийона, К. Марло, Т. Тассо), в России так создавались репутации писателей XVIII века.
    Биографический миф отражает не все стороны личности и деятельности писателя. Внешне проявляющиеся черты характера, поступки, взаимоотношения с окружающими привлекают больше внимания, чем творчество и роль в литературном процессе (исключая историю создания произведений и реакцию на них публики). Поэтому мифы о деятелях искусства, особенно в старину, могут почти игнорировать их профессию, сосредоточившись на психологических или социальных архетипических чертах. Для того чтобы литератор в преданиях действовал именно как писатель, а внимание было обращено на эти занятия, должно сложиться если не уважение к словесному творчеству, то хотя бы понимание его самодостаточности и общественной значимости[2].
    Первый русский литератор, чья личность заинтересовала публику именно как писательская и сделалась объектом мифологизации, – Александр Петрович Сумароков. Это не значит, что ранее не было мифологизированных репутаций, просто именно в сумароковской вышла на первый план индивидуальность поэта, а не общественное положение, должность, тематика творчества. Сам Сумароков первым стал активно внедрять в произведения автобиографические мотивы, заговорил о величии писательской миссии и противопоставил у нас поэта толпе. Общество не было готово к таким новшествам. Реакция на них в виде раздраженных анекдотов, быстро сгруппировавшихся в цикл, была неизбежна. Молва опиралась на реальные факты и действительные особенности личности поэта и давала им истолкование, единственно доступное тогда массовому сознанию. В результате пересуды о Сумарокове сложились в цельный миф, получивший важное место среди топосов, не исчезнувших для российской культуры бесследно[3].
    Когда формировались репутации предшественников и современников Сумарокова, акцентировались иные аспекты мифологизируемой личности. Писатели Древней Руси и Петровской эпохи воспринимались лишь как духовные особы, литературное творчество не было их основным занятием. Князь А. Кантемир рано уехал за границу и оставил о себе мало преданий.
    Фигура Тредиаковского оказалась благодатной для мифотворчества, но сам по себе, как неповторимая индивидуальность, поэт не привлекал внимания: он рано стал восприниматься как анахронизм и интересен был именно как занятный тип уходящего прошлого, удобный для осмеяния. Отдельные факты жизни Тредиаковского (знакомство школьником со свитой Петра I, доносы на Волынского, на литературных соперников) подавались без учета конкретных обстоятельств, включались в готовые анекдотические модели, в сюжет о неудачнике, попадающем впросак, независимо от его занятия, возраста и статуса. В преданиях о Тредиаковском реализуется классическое амплуа шута. Во многих рассказах поэт выступает как объект насмешки, в том числе и со стороны царских шутов (Педрилло, Кульковского). Со временем в такой роли оказался и Сумароков.
    Образ Сумарокова, сложившийся в культурном сознании, даже если возводить его к традиционным амплуа, несводим ни к одному из них, но по меньшей мере является их синтезом. Не случайно чаще внимание привлекают не важные события жизни поэта, как в случае с Тредиаковским, а рядовые, повседневные. В первых поступок важен как деяние, во вторых – как характеристика. Анекдотические мифы о Тредиаковском и о Сумарокове относятся друг к другу, как комедия положений к комедии характеров.
    Литература
    Алексеева Н. Ю. Репутация Сумарокова-поэта в начале XIX в. // XVIII век. Сб. 26. СПб.: Наука, 2011. С. 95-117.
    Белинский В. Г. Литературные мечтания (Элегия в прозе) // Белинский В. Г. Собр. соч. в 9 тт. Т. 1. М.: Художественная литература, 1976. С. 47-127.
    Булич Н. Н. Сумароков и современная ему критика. СПб.: Тип. Э. Праца, 1854.
    Веселова А. Ю. Трагедии Сумарокова в русской критике XIX в. // XVIII век. Сб. 26. С. 118-131.
    Виролайнен М. Н. Культурный герой нового времени // Легенды и миф о Пушкине. Сб. ст. / Под ред. М. Н. Виролайнен. СПб.: Академический проект, 1995. С. 329-349.
    Глинка С. Н. Очерки жизни и избранные сочинения А. П. Сумарокова. Ч. 1. СПб.: Тип. С. С. Глинки и К., 1841.
    Гуковский Г. А. Очерки по истории русской литературы XVIII века. Дворянская Фронда в литературе 1750-х – 1760-х годов. М.; Л.: АН СССР, 1936.
    Гуськов Н. А. А. П. Сумароков в мифе о создании русской литературы: к постановке проблемы // Мир русского слова. 2013. № 3. С. 58-66.
    Душечкина И. В. Своеобразие литературной борьбы середины XVIII века (Критика – пародия – миф) // Труды по русской и славянской филологии. Т. 31. Тарту, 1979 (Уч. зап. Тартуского ун-та. Вып. 491). С. 13-34.
    Живов В. М. Первые русские литературные биографии как социальное явление: Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков // Новое литературное обозрение. 1997. № 3 (25). С. 24-84.
    Лотман Ю. М. Литературная биография в историко-культурном контексте (К типологическому соотношению текста и личности автора) // Лотман Ю. М. Избранные статьи. В 3 тт. Т. 1. Таллинн: Александра, 1992. С. 365-376.
    Магомедова Д. М. Автобиографический миф в творчестве А. Блока. М.: Мартин, 1997.
    Образцы литературной полемики прошлого века / Публ. А. Н. Афанасьева // Библиографические записки. 1859. № 17. Стлб. 513-525.
    Пушкин А. С. Table-talk // Пушкин А. С. Полн. собр. соч. в 19 тт. Т. 12. М.: Воскресенье, 1996. С. 156-177.
    Сокращенная повесть о жизни и писаниях господина статского действительного советника и Святыя Анны кавалера, Александра Петровича Сумарокова // Санкт-Петербургский вестник. 1778. Ч. 1. С. 39-49.
    Стоюнин В. Я. Александр Петрович Сумароков. СПб.: Тип. Я. Ионсона, 1856.
    Сумароков А. П. Письма / Публ. В. П. Степанова // Письма русских писателей XVIII века / Отв. ред. Г. П. Макогоненко. Л.: Наука, 1980. С. 68-223.
    Томашевский Б. В. Литература и биография // Книга и революция. 1923. № 4. С. 6-9.
    Фонвизин Д. И. Собр. соч. в 2 тт. Т. 2. М.; Л.: Гослитиздат, 1959.
    Bibliography
    Alekseeva N. Yu. Reputatsiya Sumarokova-poeta v nachale XIX v. [Poet Sumarokov’s Reputation at the Beginning of the 19th Century] // 18th Century. Collection 26. St. Petersburg: Nauka, 2011. P. 95-117.
    Belinsky V. G. Literaturnie mechtaniya (Elegiya v proze) [Literary Reveries (Elegy in Proze)] // Belinsky V. G. Collected works in 9 vols. Vol. 1. Moscow: Khudozhestvennaya literatura, 1976. P. 47-127.
    Bulich N. N. Sumarokov i sovremennaya emu kritika [Sumarokov and the Criticism of His Time]. St. Petersburg: Tip E. Pratsa, 1854.
    Dushechkina I. V. Svoeobrazie literaturnoy bor’by serediny XVIII veka (Kritika – parodiya – mif) [Literary Struggle Personal Touch in the Middle of the 18th Century (Criticism – Parody – Myth)] // Trudy po russkoy i slavyanskoy filologii [Works in Russian and Slavonic Philology]. Vol. 31. Tartu, 1979 (Academic Notes of the Tartu University. Issue 491). P. 13-34.
    Fonvizin D. I. Collected works in 2 vols. Vol. 2. Moscow; Leningrad: Goslitizdat, 1959.
    Glinka S. N. Ocherki zhizni i izbrannie sochineniya A. P. Sumarokova [A. P. Sumarokov’s Sketches of Life and Selected Works]. Part 1. St. Petersburg: Tip. S. S. Glinki i K., 1841.
    Gukovsky G. A. Ocherki po istorii russkoy literatury XVIII veka. Dvoryanskaya Fronda v literature 1750-h – 1760-h godov [Sketches on the History of Russian Literature of the 18th Century. Noble Fronde in the Literature of 1750s – 1760s]. Moscow; Leningrad: AN SSSR, 1936.
    Guskov N. A. A. P. Sumarokov v mife o sozdanii russkoy literatury: k postanovke problemy [A. P. Sumarokov in the Myth on Russian Literature Creation: to the Problem Setting] // Mir russkogo slova. 2013. Issue 3. P. 58-66.
    Lotman Yu. M. Literaturnaya biografiya v istoriko-kulturnom kontekste (K tipologicheskomu sootnosheniyu teksta i lichnosti avtora) [Literary Biography in the Historical and Cultural Context (As for the Typological Correspondence of the Text and Author’s Personality)] // Lotman Yu. M. Selected articles in 3 vols. Vol. 1. Tallinn: Aleksandra, 1992. P. 365-376.
    Magomedova D. M. Avtobiograficheskiy mif v tvorchestve A. Bloka [Autobiographic Myth in A. Blok’s Oeuvre]. Moscow: Martin, 1997.
    Obraztsy literaturnoy polemiki proshlogo veka [Last Century’s Literary Polemic Samples] / Publication by A. N. Afanasyeva // Bibliograficheskie zapiski. 1859. Issue 17. P. 513-525.
    Pushkin A. S. Table-talk // Pushkin A. S. Complete works in 19 vols. Vol. 12. Moscow: Voskresenie, 1996. P. 156-177.
    Sokrashchennaya povest’ o zhizni i pisaniyakh gospodina statskogo deystvitelnogo sovetnika i Svyatiya Anny kavalera, Aleksandra Petrovicha Sumarokova [Contracted Narration of the Life and Works by Mister Actual State Councillor and St. Anna Companion Alexander Petrovich Sumarokov] // Sankt-Peterburgskiy vestnik. 1778. Part 1. P. 39-49.
    Stoyunin V. Ya. Aleksandr Petrovich Sumarokov [Alexander Petrovich Sumarokov]. St. Petersburg: Tip. Ya. Ionson, 1856.
    Sumarokov A. P. Pis’ma [Letters] / Publication by V. P. Stepanova // Pis’ma russkikh pisateley XVIII veka [Letters by the 18th Century Russian Writers] / Resp. ed. G. P. Makogonenko. Leningrad: Nauka, 1980. P. 68-223.
    Tomashevsky B. V. Literatura i biografiya [Literature and Biography] // Kniga i revolyutsiya [Books and Revolution]. 1923. Issue 4. P. 6-9.
    Veselova A. Yu. Tragedii Sumarokova v russkoy kritike XIX v. [Sumarokov’s Tragedies in the Russian Criticism of the 19th Century] // 18th Century. Collection 26. P. 118-131.
    Virolaynen M. N. Kulturniy geroy novogo vremeni [Modern Era’s Cultural Hero] // Legendy i mif o Pushkine [Legends and Myths about Pushkin]. Collected articles / Ed. M. N. Virolaynen. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt, 1995. P. 329-349.
    Zhivov V. M. Pervie russkie literaturnie biografii kak sotsialnoe yavlenie: Trediakovsky, Lomonosov, Sumarokov [First Russian Literary Biographies as a Social Phenomenon: Trediakovsky, Lomonosov, Sumarokov] // Novoe literaturnoe obozrenie. 1997. Issue 3 (25). P. 24-84.