Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Филология в лицах
    Страницы: 201-216
    Автор: Лариса Эриковна НАЙДИЧ, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник кафедры языкознания Еврейского университета в Иерусалиме. Сфера научных интересов – филология, языкознание, русский язык, германские языки. Автор многочисленных статей и нескольких книг по лингвистике, поэтике и теории перевода, в том числе книги «Трубочист или лорд? Теория и практика немецко-русского и русско-немецкого перевода» (2015; в соавторстве с А. Павловой), редактор и составитель двухтомника «Пауль Целан. Материалы, исследования, воспоминания» (Т. 1, 2004; Т. 2, 2007). Email: larissa.naiditch@mail.huji.ac.il.
    Author: Larisa Erikovna NAYDICH, candidate of philology, senior researcher at the linguistic department of the Hebrew University of Jerusalem. Her academic interests include philology, linguistics, Russian and Germanic languages. She has written a number of papers and several books on linguistics, poetics and the theory of translation, including co-authorship of A Chimney Sweep or a Lord? Theory and practice of the German to Russian and Russian to German translation [Trubochist ili Lord? Teoriya i praktika nemetsko-russkogo i russko-nemetskogo perevoda] (2015; with A. Pavlova), and edited the 2-volume collection Paul Celan. Documents, research, memoirs [Paul Celan. Materialy, issledovaniya, vospominaniya] (Vol. 1, 2004; Vol. 2, 2007). Email: larissa.naiditch@mail.huji.ac.il.
    Название: Эрик Найдич – литературовед, библиограф, исследователь творчества Лермонтова
    Title: Erik Naidich – Literary Scholar, Bibliographer, Lermontov Expert
    Аннотация: В статье дается очерк биографии и научной деятельности доктора филологических наук, литературоведа Эрика Эзровича Найдича (1919-2014), чьи работы в основном посвящены творчеству Лермонтова. Рассказывается о коллегах Э. Найдича и его учителе Б. Эйхенбауме.
    Abstract: The article sketches the biography and academic work of literary scholar and doctor of philology Erik Ezrovich Naidich (1919-2014), whose output primarily concerned the work of Lermontov. Naidich was wounded in the Great Patriotic War during which he fought outside Leningrad. He embarked on post-graduate studies after demobilization, writing and successfully defending his dissertation on the early works of Lermontov, under the supervision of B. Eichenbaum. From 1947 to 1988, he worked in the National Library of Russia. The article looks at Naidich’s archival research, his teacher, B. Eichenbaum, and his colleagues, I. Andronikov, V. Vatsuro and I. Serman, filling out our understating of the philological environment of the mid-twentieth century.
    Ключевые слова / Keywords: Э. Найдич, Б. Эйхенбаум, И. Андроников, В. Вацуро, литературоведение, лермонтоведение, библиография, E. Naidich, B. Eichenbaum, I. Andronikov, V. Vatsuro, literary studies, Lermontov studies, Bibliography.
    Фрагмент
    После недавнего 200-летия со дня рождения Лермонтова справедливо вспомнить тех, кто изучал творчество поэта, издавал его сочинения и работал над их комментированием. Среди лермонтоведов советской эпохи есть немало славных имен – имен людей, представлявших цвет российской интеллигенции. К числу ленинградских / петербургских лермонтоведов относится и недавно ушедший из жизни Эрик Эзрович Найдич, мой отец.
    Он родился в Красноярске, в еврейской семье, которую судьба забросила в Сибирь в середине XIX века. Его отец Эзра Абрамович Найдич получил медицинское образование в Томске. Затем он специализировался по рентгенологии и учился у знаменитого врача Владимира Михайловича Крутовского, который, в свою очередь, освоил рентгенологию под руководством самого Рентгена. Во время Великой Отечественной войны Э. А. Найдич был врачом на фронте, получил тяжелое ранение под Одессой и был эвакуирован в Сибирь, где сразу продолжил работу – стал главврачом одного из военных госпиталей в Красноярске. Он впоследствии много лет заведовал рентгенологическим кабинетом Красноярской больницы. Мать Эрика, Анна Исаевна, с юности имевшая склонность к педагогике, училась сначала в Томском университете, а затем в Ленинграде в Педагогическом институте им. Герцена на отделении дефектологии. Впоследствии она много лет обучала детей в специальных школах.
    Родители рано развелись, отец остался в Красноярске, а мать с маленьким сыном и мамой переехала в Ленинград. Жили они на Каменноостровском (Кировском) проспекте, в знаменитом доме 26-28, там, где сегодня музей Кирова, и занимали просторную комнату в коммунальной квартире. А в школу Эрик ходил напротив. Эта школа тоже была знаменита: в нее в 1850-х годах из Царского Села переехал Лицей. «Между решеткой сада, напротив массивной двери здания, стоит обращенный к проспекту памятник Пушкину. Седовласый швейцар гордился тем, что он хорошо знал историю лицея; сообщал новичкам, что в нем учился не только Пушкин, но и – уже в этом здании – Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин» [Найдич 2004: 273], – вспоминал Эрик Эзрович. Школа оказалась замечательной еще и составом учеников. В старших классах три юноши объединились в общих прогулках, чтении и любви к поэзии. Это были одноклассники Эрик Найдич, Фима Эткинд и Алеша Дьяконов, образовавшие так называемый триумвират. О Ефиме Григорьевиче Эткинде все филологи хорошо знают. Алексей Дьяконов, брат известного востоковеда Игоря Михайловича Дьяконова, впоследствии студент кораблестроительного института, погиб 31 декабря 1941 года под Ленинградом. Эрик Эзрович считал, что именно Алеша Дьяконов скреплял их дружеский союз, часто успокаивая горячо спорящих. В шуточной поэме-пародии на «Евгения Онегина», сочиненной Эриком, Алексей и он сам были выведены как Онегин и Ленский: «Онегин строит корабли, / А Ленский учится в ЛИФЛИ». Впоследствии, уже в 1950-е годы, Эрик Эзрович посвятил памяти Алексея Дьяконова пронзительное стихотворение «Реквием»; кончается оно следующей строфой:
    А я вспоминаю Алешу,
    Могилу на плоской горе,
    Где камень для памяти брошен
    В блокадную ночь в декабре[1].
    Окончив школу в 1936 году, Найдич поступил на филологический факультет Ленинградского университета. В 1941 году он окончил университет по специальности «русская литература» и сразу же, в сентябре 1941 года, попал в действующую армию, на Ленинградский фронт. Там стал политруком стрелковой роты 947-го полка 268-й дивизии и сражался на Невской Дубровке, где был ранен в тяжелом бою. Эрик Эзрович на всю жизнь запомнил, как полз через трупы солдат, застывших в «странных позах»; а потом встал и пошел под пулями. Позже он писал:
    И странная поза комбата.
    Его прекратившийся смех.
    Глаза, озорные когда-то,
    Глядят неподвижно наверх.
    ............................................
    И воздух военный, тревожный,
    Кривая окопная нить...
    И вспомнить почти невозможно,
    Но как это можно забыть...
    То, что молодой и не очень хорошо подготовленный боец, прошедший, правда, кратковременное обучение в школе сержантов, остался в живых в этом бою – настоящее чудо. Но вскоре произошло еще одно невероятное событие. Раненых бойцов привезли в Сибирь, в Красноярск. На платформе эшелон встречали врачи, среди них – Эзра Абрамович Найдич. Отец и сын были поражены таким совпадением. Лечение оказалось успешным, и удалось сохранить руку, хотя последствия ранения остались у Эрика Эзровича на всю жизнь. Демобилизовавшись по инвалидности, Найдич поступил в аспирантуру МГУ по кафедре русской литературы, а в 1944 году перевелся в аспирантуру ИРЛИ (Пушкинского Дома), которую окончил в 1947-м. Научным руководителем и многолетним учителем Найдича был Борис Михайлович Эйхенбаум, а сферой его основных научных занятий – творчество Лермонтова. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук была им защищена в ИРЛИ в 1948 году. Эйхенбаум был доволен диссертацией и самой защитой, о чем написал в своем дневнике, отметив, правда, что он беспокоится за здоровье своего ученика, по-видимому тогда еще не оправившегося от ранения.
    Окончив аспирантуру, Эрик Найдич мечтал о научной работе. Несмотря на замечательные рекомендации и прекрасную диссертацию, никаких перспектив быть принятым в университет или в Пушкинский Дом в это время не было: началась пресловутая антикосмополитическая кампания. Найдич обивал пороги разных учреждений и всюду получал отказ. Каждый раз, перед тем как он уходил, его бабушка-сибирячка, умевшая гадать, раскидывала карты, а потом с досадой говорила: «Все карты мне перепутали! Видно, кто-то мои карты трогал». По душевной доброте она никогда не давала отрицательных прогнозов. И вот один раз она с надеждой, но не очень уверенно сказала: «Знаешь, здесь, может быть, и получится». Эрик Эзрович шел тогда в Публичную библиотеку, и бабушкино предсказание сбылось.
    Поступить на работу в Публичку в тех условиях было большой удачей. Служба в ней предоставляла целый ряд возможностей: работа с рукописями и с редкими книгами, общение с выдающимися учеными. Старшие коллеги-библиографы научили Эрика Эзровича библиотечной работе, а легендарный директор Лев Львович Раков сердечно отнесся к новому сотруднику и всячески поощрял его. Историк, замечательный лектор, драматург, Раков был директором Публичной библиотеки в 1947-1950-х годах. Эрика Эзровича он хотел сделать ученым секретарем, что в те годы оказалось совершенно невозможным. Лев Львович защищал других, пользуясь своим авторитетом, но сам стал жертвой репрессий по «ленинградскому делу» в 1950 году – и это был не единственный его арест.
    Литература
    Вацуро В. Э. Последняя повесть Лермонтова // М. Ю. Лермонтов: Исследования и материалы. Л.: Наука, 1979. С. 223-252.
    Лотман Л. М. Воспоминания. СПб.: Нестор-История, 2007.
    Найдич Э. Этюды о Лермонтове. СПб.: Художественная литература, 1994.
    Найдич Э. Э. Воспоминания о Борисе Михайловиче Эйхенбауме // Мир Лермонтова / Ред. М. Н. Виролайнен, А. А. Карпов. СПб.: Скрипториум, 2015. С. 968-975.
    Найдич Эрик. Через всю жизнь // Ефим Эткинд: Здесь и там: Сборник / Сост. П. Л. Вахтина [и др]. СПб.: Академический проект, 2004. С. 273-278.
    Найдич Эрик. «В октябре, ноябре, декабре». Стихи разных лет. Иерусалим: Достояние, 2011.
    Серман И. З. Михаил Лермонтов. Жизнь в литературе. 1836-1841. Иерусалим: Славистический центр гуманитарного фак-та Еврейского ун-та в Иерусалиме, 1997.
    Серман И. З. Михаил Лермонтов. Жизнь в литературе. 1836-1841. 2-е изд. М.: РГГУ, 2003.
    Bibliography
    Lotman L. M. Vospominaniya [Memoirs]. St. Petersburg: Nestor-Istoriya, 2007.
    Naydich E. Etyudy o Lermontove [Essays on Lermontov]. St. Petersburg: Khudozhestvennaya literatura, 1994.
    Naydich E. E. Vospominaniya o Borise Mikhailoviche Eykhenbaume [Reminiscences about Boris Mikhailovich Eichenbaum] // Mir Lermontova [The Lermontov Universe] / Ed. M. N. Virolaynen, А. А. Karpov. St. Petersburg: Scriptorium, 2015. P. 968-975.
    Naydich Erik. Cherez vsyu zhizn’ [Throughout the Whole Life] // Efim Etkind: Zdes’ i tam: Sbornik [Here and There: A Collection] / Ed. P. L. Vakhtina [et al]. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt, 2004. P. 273-278.
    Naydich Erik. V oktyabre, noyabre, dekabre. Stikhi raznykh let [In October, November, December. Poems from various years]. Jerusalem: Dostoyanie, 2011.
    Serman I. Z. Mikhail Lermontov. Zhizn’ v literature. 1836-1841 [Mikhail Lermontov. A Life in Literature. 1836-1841]. Jerusalem: The Slavistic Centre of the Humanities Faculty at the Hebrew University of Jerusalem, 1997.
    Serman I. Z. Mikhail Lermontov. Zhizn’ v literature. 1836-1841 [Mikhail Lermontov. A Life in Literature. 1836-1841]. 2nd edition. Moscow: RGGU, 2003.
    Vatsuro V. E. Poslednyaya povest’ Lermontova [Lermontov’s Last Story] // M. Yu. Lermontov: Issledovaniya i materialy [M. Yu. Lermontov: Studies and Documents]. Leningrad: Nauka, 1979. P. 223-252.