Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Зарубежная литература
    Страницы: 176-200
    Автор: Андрей Васильевич ГОЛУБКОВ, 1976, филолог, литературовед, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник ИМЛИ РАН, доцент кафедры сравнительной истории литератур ИФИ РГГУ. Сфера научных интересов – французская литература эпохи Возрождения, XVII века и Просвещения, галантная культура, взаимосвязь научного и светского дискурса. Автор ряда статей по указанной проблематике. Email: andreygolubkov@mail.ru.
    Author: Andrey Vasilyevich GOLUBKOV, philologist, literary critic, candidate of philology, senior researcher at the Russian Academy of Sciences’ Gorky Institute of World Literature, associate professor at the department of comparative literary studies of the Russian State University for the Humanities’ Institute for Philology and History. Academic interests include the French literature from the ages of the Renaissance, the 17th century and the Enlightenment; the French cultural tradition of the ‘galanterie’; interconnectedness of the academic and civil discourse. He has penned a number of articles on the above topics. Email: andreygolubkov@mail.ru.
    Название: Фетиш, или Традиция метаморфоз в рокайльном романе
    Title: Fetish or The Tradition of Metamorphoses in the Rococo Novel
    Аннотация: В статье исследуются причины пристального внимания к вещественному миру во французской рокайльной прозе. Детальные зарисовки аристократических жилищ свидетельствуют о метаморфозах галантной риторики в эпоху века рациональности; «монолог вещи», ставший нарративным принципом многих текстов, оказывается следствием глубинных трансформаций в поэтике авантюрного романа.
    Abstract: This is a study of the fiction writing of French Rococo-era novelist Crébillon-fils within the wider context of 18th-century French Rococo prose, which was distinguished for a close attention to the objective world, expressed in both the detailed description of objects and in the choice of an object (fetish) as narrator. Picturesque descriptions of secluded mansions full of luxurious furniture are explicitly associated with gallant aesthetics and libertinage. These descriptions of residences intended for amatory seclusion are essential to reveal the affectation of the temptation rhetoric which, an anachronism even then, is required to enhance the aristocratic status of the participants in the erotic communication that unleashes the situation where the gallant ‘takes advantage’ of his lady’s weakness. The monologue of the animated object, Rococo fiction’s narrator of choice, bears witness to changes in the poetics of the adventure story, expressed in a departure from the strategies of the picaresque novel and the well-defined first person of the picaro. Rococo fiction drifts towards panopticism as it endeavours to overcome the limitations of the individual view and opts for a greater scale and universality of description in which the observer is invisible to the observed.
    Ключевые слова / Keywords: Кребийон-сын, французский роман, рококо, либертинаж, предметный мир, метаморфозы, статус рассказчика, галантная эстетика, Crébillon-fils, French novel, Rococo, libertinage, objective world, metamorphoses, narrator status, galant aesthetic.
    Фрагмент
    Клод-Проспер Жолио де Кребийон (обыкновенно Кребийон-сын; 1707-1777) вошел в число французских писателей «первого ряда» буквально в последние десятилетия, долгое время его творчество не привлекало внимание ни массового читателя, ни литературоведов и он оставался в тени своего известного отца, Кребийона-отца, французского драматурга-классициста, соперника Вольтера.
    Отношения с отцом у Кребийона, рано (в 4 года) потерявшего мать, складывались непросто, недаром Кребийон-отец как-то заметил, что сын – одно из худших его творений. Кребийон-младший учился у иезуитов в Коллеже Людовика Великого, отказался от карьеры священника, избрав литературное поприще, рано стал завсегдатаем различных парижских салонов, в 1744 году встретил англичанку Марию-Генриэтту Стаффорд, женившись на которой в 1748 году, обосновался в Сен-Жермен-ан-Лэ. Их сын, родившийся от этого союза в 1746 году, умер в 1750 году. После смерти старшего Кребийона (1756) Кребийон-младший благодаря протекции госпожи де Помпадур получил в наследство должность Королевского цензора и переехал в 1759-м в Париж, где и жил вплоть до кончины в 1777 году. Перу Кребийона-сына принадлежит чуть более десятка романов[1] (на протяжении 40 лет своей творческой активности он хранил верность именно этому жанру), в которых всегда описываются одни и те же ситуации. Нет в них ни эпической панорамы действительности, ни самого устремления к системному анализу происходящих событий. В центре произведений, сосредоточенных исключительно на любовной (часто весьма обильно сдобренной фривольными намеками) тематике, оказывается описание некоторых особенностей (скорее даже «мелочей», частностей) аристократического образа жизни в позднеклассическую эпоху, которые для исследователя литературного процесса (и шире, нововременной европейской культуры) представляют поистине бесценный материал. Впрочем, для исследователя, интересующегося историей литературных форм, в частности – становлением жанра романа, творчество Кребийона также бесценно, ибо предоставляет возможность разглядеть, как из романа XVI-XVII веков в его сервантесовском или пикарескном вариантах вырастает классический сентименталистско-реалистический роман в тех формах, которые остаются актуальными и востребованными до сих пор.
    Кребийон-сын и его романы стали объектом пристальной литературоведческой рефлексии только в середине XX века, хотя еще в XVIII столетии его фривольное творчество иногда воспринималось как развлечение интеллектуальное. Так, в «Моральных безделицах» аббата Куайе, вышедших в Лондоне в 1754 году, упоминаются кребийоновы романы «Шумовка, или Танзай и Неадарне» и «Софа», при этом довольно язвительно указывается, что они были обнаружены у одного солдата, который считался интеллектуалом. Несмотря на некоторые положительные отзывы (в том числе Стендаля, в трактате «О любви» назвавшего Кребийона одним из самых ярких психологов), репутация Кребийона-сына, в сущности, практически не менялась на протяжении XVIII, XIX и первой половины XX столетий. Он воспринимался чаще всего как весьма неприличный автор, хотя в действительности шумный скандал, связанный с литературным трудом, у Кребийона был один – после публикации романа «Софа», ставшего, собственно, и последним большим успехом писателя. Обстоятельства публикации «Софы», долгое время циркулировавшей в списках по всей Европе, до конца не выяснены; есть предположение, что Кребийон сочинял роман не для массового читателя, а исключительно для подношения Фридриху I Прусскому, через которого, очевидно, в конце 1730-х годов о романе узнал и Вольтер (оставшийся в восхищении), а впоследствии и вся читающая Европа[2]. Публикация романа вызвала внушительный резонанс, в безнравственности Кребийона упрекали и Ретиф де Ла Бретон, и Лагарп, и даже, что сейчас нам кажется и вовсе невероятным, маркиз де Сад, не говоря уже о придерживавшихся более традиционной морали литераторах. Позднее, в 1763 году, Ф.-М. Гримм размышлял на страницах прессы по поводу «Случая у камина»:
    Кстати, этот отпрыск Кребийона и сейчас, в возрасте далеко за пятьдесят, предстает молодым человеком Юношеским пылом хотя бы можно объяснить и простить излишние вольности, но как воспротивиться презрению, направленному на человека, который всю свою жизнь писал, оскорбляя нравы, грязненькие свои произведеньица и находил вдохновение лишь в юношеском разврате и испорченности[3].
    Жан-Франсуа Лагарп, автор знаменитого «Курса древней и новой литературы», созданного в самом конце XVIII столетия, отзывался о Кребийоне-сыне и вовсе пренебрежительно: «...было бы смешно испытывать почтение к такому примитивному таланту, заключавшемуся в приукрашивании нечистот» [Cazenobe: 27]. В XIX столетии Кребийона воспринимали как второстепенного автора, создававшего произведения, которые могут представлять интерес исключительно для библиофила. Гийом Аполлинер, во многом открывший публике маркиза де Сада, не посчитал нужным «реабилитировать» Кребийона-сына, поместив его в ориентированную на массового читателя коллекцию «Библиотека забавных авторов» и «Наставники в любви». Еще в 1925 году Д. Морне напрямую назвал «Заблуждения сердца и ума» романом непристойным [Mornet: 356].
    Кребийона всегда считали писателем «второго ряда»: к таковым без колебаний причисляли его исследователи даже в конце 1940-х годов[4]. Изменения в рецепции кребийонова творчества начались в середине 1950-х годов, когда оно стало предметом анализа с позиций не нравственно-дидактических, но антропологических и собственно поэтологических. У истоков «возвращения» Кребийона в список перворазрядных французских авторов, достойных монографического изучения, стояли американские литературоведы: в 1955 году Р. П. Эби защитил в Стэнфордском университете диссертацию «Проблема творчества Кребийона-сына», реабилитировавшую Кребийона и как стилиста, и как писателя идейного. Наибольшей проблемой наследия Кребийона Эби считает тот факт, что оно никогда не было должным образом оценено [Aby: 22]. Настоящая кампания реабилитации Кребийона была развернута в 1960-1970-е годы как в англо-саксонском, так и во французском литературоведении. На протяжении 1970-2010-х годов Кребийон-младший остается одним из самых комментируемых и анализируемых французских авторов XVIII столетия. На волне этого пристального внимания к творчеству Кребийона появились и переводы на русский язык, вышедшие в 1974-м и 2006 году.
    Колоссальный интерес к творчеству Кребийона, подтверждаемый обилием монографических работ, конференций и коллоквиумов, проводимых повсеместно, отнюдь не случаен. Кребийон был частью аристократической культуры; его произведения демонстрируют великолепное знание обычаев светско-галантного общества, которое в предреволюционные десятилетия достигло своего наивысшего расцвета в формах, какие еще немного – и уйдут в прошлое. Кребийон виртуозно описывал довольно узкий мирок аристократов-щеголей эпохи «осени галантности», тех, кого с XVII века именовали либертенами – свободомыслящими распутниками[5]. Кребийон сумел вскрыть механику действий этой социальной страты. Для всех романов характерно не столько диегетическое описание обстановки и действующих лиц, сколько фиксация диалогов героев, будь то разговоры соблазнителя и его «жертв» («Софа», «Ночь и Момент»), диалог «наставника» и «начинающего либертина» («Заблуждения сердца и ума»), даже эпистолярные романы предстают как отсроченный во времени диалог, репликами которого оказываются письма главных героев, составленные по матрицам светской беседы.
    Литература
    Дарнтон Р. Великое кошачье побоище и другие эпизоды из истории французской культуры. М.: НЛО, 2002.
    Делон М. Искусство жить либертена. Французская либертинская проза XVIII века. М.: НЛО, 2013
    Фуко М. Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы. М.: Ad Marginem, 1999.
    Aby R. P. The problem of Crеbillon-fils. Stanford: Stanford U. P., 1955.
    Cazenobe C. Crеbillon-fils ou la politique dans le boudoir. Paris: Honorе Champion, 1997.
    Dеmoris R. Esthеtique et libertinage: amour de l’art et art d’aimer // Eros philosophique, discours libertines des Lumiеres. Paris: Honorе Champion, 1984. P. 149-161.
    Fort B. Le langage de l’ambiguїtе dans l’oeuvre de Crеbillon-fils. Paris: Presses Universitaires de France, 1978.
    Hartmann P. Le contrat et la sеduction. Essai sur la subjectivitе amoureuse dans le roman des Lumiеres. Paris: Honorе Champion, 1998.
    Henriot E. Les livres du second rayon. Irrеguiliers et libertines. Paris: Grasset, 1948.
    La muse lascive. Anthologie de la poеsie еrotique et pornographique fran» aise. Paris: Corti, 2007.
    Lafon H. Les dеcors et les choses dans les romans de Crеbillon // Poеtique. 1973. N. 16. P. 455-465.
    Lafon H. Les dеcors et les choses dans le roman fran» ais du dix-huitifme sifcle de Prеvost ` Sade. Oxford: Voltaire foundation, 1992.
    Mathieu-Castelani G. Eros baroque: Anthologie thеmatique de la poеsie amoureuse. Paris: Honorе Champion, 2007.
    Mornet D. Bibliothfque raisonnе des romans de 1741 ` 1780 // Rousseau J. J. La Nouvelle Hеlouїse. Vol. 1. Paris: Hachette, 1925. P. 351-375.
    Seth C. Meubles-corps et corps-meubles // Du genre libertin au XVIII-e sifcle. Paris: Desjonqufres, 2004. P. 161-174.
    Sgard J. Prеface // Crеbillon-fils. Sopha. Paris: Desjonqufres, 1984. P. i-xxvii.
    Strosetzki Ch. De la conversation classique au badinage chez Montesquieu et Marivaux // Etudes sur le XVIIIe sifcle. Topographie du plaisir sous la Rеgence. Bruxelles: Universitе de Bruxelles, 1998. P. 131-138.
    Thomson A. Introduction // La Mettrie. De la voluptе. Anti-Sеnfque. Paris: Desjonqufres, 1996. P. 7-16.
    Vaget-Grangeat N. Le Chevalier de Boufflers et son temps. Etude d’un еchec. Paris: Nizet, 1976.
    V`quez L. Le Sopha et ses consequences. Succfs d’une esthеtique de l’intimiste // Songe, illusion, еgarement dans les romans de Crеbillon. Grenoble, 1996. P. 79-92.
    Bibliography
    Darnton R. Velikoe koshachye poboishche i drugie epizody iz istorii frantsuzskoy kultury [The Great Cat Massacre and Other Episodes in French Cultural History]. Moscow: NLO, 2002.
    Delon M. Iskusstvo zhit’ libertena. Frantsuzsakaya libertinskaya proza XVIII veka [Le Savoir-vivre libertin]. Moscow: NLO, 2013.
    Fuko M. Nadzirat’ i nakazyvat’: rozhnedie tyur’my [To Observe and Punish: the Birth of the Prison]. Moscow: Ad Marginem, 1999.
    Aby R. P. The problem of Crеbillon-fils. Stanford: Stanford U. P., 1955.
    Cazenobe C. Crеbillon-fils ou la politique dans le boudoir. Paris: Honorе Champion, 1997.
    Dеmoris R. Esthеtique et libertinage: amour de l’art et art d’aimer // Eros philosophique, discours libertines des Lumifres. Paris: Honorе Champion, 1984. P. 149-161.
    Fort B. Le langage de l’ambiguїtе dans l’oeuvre de Crеbillon-fils. Paris: Presses Universitaires de France, 1978.
    Hartmann P. Le contrat et la sеduction. Essai sur la subjectivitе amoureuse dans le roman des Lumifres. Paris: Honorе Champion, 1998.
    Henriot E. Les livres du second rayon. Irrеguiliers et libertines. Paris: Grasset, 1948.
    La muse lascive. Anthologie de la poеsie еrotique et pornographique fran» aise. Paris: Corti, 2007.
    Lafon H. Les dеcors et les choses dans les romans de Crеbillon // Poеtique. 1973. N. 16. P. 455-465.
    Lafon H. Les dеcors et les choses dans le roman fran» ais du dix-huitifme sifcle de Prеvost ` Sade. Oxford: Voltaire foundation, 1992.
    Mathieu-Castelani G. Eros baroque: Anthologie thеmatique de la poеsie amoureuse. Paris: Honorе Champion, 2007.
    Mornet D. Bibliothfque raisonnе des romans de 1741 ` 1780 // Rousseau J. J. La Nouvelle Hеlouїse. Vol. 1. Paris: Hachette, 1925. P. 351-375.
    Seth C. Meubles-corps et corps-meubles // Du genre libertin au XVIII-e sifcle. Paris: Desjonqufres, 2004. P. 161-174.
    Sgard J. Prеface // Crеbillon-fils. Sopha. Paris: Desjonqufres, 1984. P. i-xxvii.
    Strosetzki Ch. De la conversation classique au badinage chez Montesquieu et Marivaux // Etudes sur le XVIIIe sifcle. Topographie du plaisir sous la Rеgence. Bruxelles: Universitе de Bruxelles, 1998. P. 131-138.
    Thomson A. Introduction // La Mettrie. De la voluptе. Anti-Sеnfque. Paris: Desjonqufres, 1996. P. 7-16.
    Vaget-Grangeat N. Le Chevalier de Boufflers et son temps. Etude d’un еchec. Paris: Nizet, 1976.
    V`quez L. Le Sopha et ses consequences. Succfs d’une esthеtique de l’intimiste // Songe, illusion, еgarement dans les romans de Crеbillon. Grenoble, 1996. P. 79-92.