Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Обзоры и рецензии
    Страницы: 353-363
    Автор: Татьяна Давыдова
    Author: T. Davydova
    Об авторе
    Давыдова Т. Т., доктор филологических наук, профессор кафедры истории литературы Московского государственного университета им. Ивана Федорова. Автор книг «Русский неореализм: идеология, поэтика, творческая эволюция (Е. Замятин, И. Шмелев, М. Пришвин, А. Платонов, М. Булгаков и др.)» (2005, 2006), «Современный литературный процесс в России» (2007; в соавторстве с И. Сушилиной), а также многочисленных статей по истории и теории литературы.
    Название: Е. Замятин в современном литературоведении
    Title: E. Zamyatin in contemporary literary criticism
    Аннотация
    В статье обозреваются материалы Первых российско-украинских филологических чтений «Диалог славянских культур» (2014), излагаются преимущественно различные интерпретации творчества Е. Замятина. Особое внимание уделяется биопоэтике, орнаментальности, сказу, текстологическим открытиям, произведениям «На куличках», «Мы», «Атилла».
    Summary
    The article reviews the papers at the First Russian-Ukrainian Philology Readings “Dialogue of Slavic Cultures” (2014), primarily looking at the different interpretations of the work of E. Zamyatin. Particular attention is given to biopoetics, ornamental prose, skaz, textological discoveries and the works “A Godforsaken Hole” (“Na kulichikakh”), “We” (“My”) and “Atilla”.
    Ключевые слова / Keywords: Е. Замятин, «На куличках», «Мы», «Атилла», орнаментальность, сказ, жанр, биопоэтика, E. Zamyatin, “A Godforsaken Hole”, “We”, “Atilla”, ornamental prose, skaz, genre, biopoetics
    Фрагмент
    Прошедший год ознаменован юбилеями Е. Замятина, М. Лермонтова и Т. Шевченко, творчеству которых были посвящены Первые российско-украинские филологические чтения «Диалог славянских культур», прошедшие 1-4 октября 2014 года в Тамбове и Ельце. Чтения организованы ТГУ имени Г. Р. Державина, ЕГУ имени И. А. Бунина, ИМЛИ имени А. М. Горького РАН. С докладами выступили ученые из России, Украины, Великобритании, Италии, Китая, США, Узбекистана, Швейцарии, Японии. Исходя из такого разнообразия, двухтомные материалы конгресса опубликованы на русском, английском и китайском языках[1]. В первый том входят статьи о биографии и творчестве Е. Замятина, во второй – работы о М. Лермонтове и Т. Шевченко, а также исследования по общим теоретико-литературным проблемам.
    Приоритетным научным направлением для тамбовской литературоведческой школы, возглавляемой Л. Поляковой, является изучение наследия Е. Замятина. Его творчеству были посвящены конференции, проходившие в ТГУ с 1992 по 2014 год. В рецензируемом издании выделены следующие проблемные направления исследовательской работы: биография и текстология, анализ романа «Мы»; рассмотрение литературного наследия писателя в общефилософском и общекультурном контекстах эпохи, а также в контексте русской прозы XX века и эмигрантской литературы; рецепция его творчества в зарубежной славистике и в эмигрантской критике; вопросы поэтики и языка.
    А. Чагин (Москва) в докладе «О национальных моделях литературного развития. Опыт русского зарубежья» обратившись к литературе первой волны русской эмиграции в литературе (И. Бунин, И. Шмелев, М. Осоргин, Д. Кнут) и критике (Г. Адамович, М. Цетлин, М. Слоним), ввел в научный оборот новый культурный материал по литературе черкесской диаспоры: «...литература эта, сохраняя черты национального своеобразия, развивается не в зависимости от волн эмиграции, а, как и на исторической родине, от поколения к поколению» (с. 28).
    Ответственный редактор и составитель рецензируемого издания Л. Полякова в статье «К оценке историософской концепции Евгения Замятина» исследовала историософские взгляды писателя в его романах «Мы» и «Бич Божий», трагедии «Атилла», публицистике, критике. Автор отмечает мировоззренческий синтез у Замятина, который «на протяжении всего своего творческого пути пытался “проинтегрировать” специфику русского национального характера и русской истории в параметрах европейской и восточной цивилизаций» (с. 36). Исследовательница подчеркивает пророческий талант Замятина, предвосхитившего научные идеи XX века об этногенезе и евразийстве (Л. Гумилев и Г. Гачев), социальной биологии, эволюционной психологии, биопоэтике в искусстве (американский славист Б. Кук), теорию мондиализма (А. Федосеев).
    В иных идеологических контекстах творчество Замятина рассмотрено в статьях «Points of Convergence Between Zamyatin’s Thoughts and Freud’s Writings»[2] С. Оссипов Чеанг (Швейцария) и «Е. И. Замятин и персонализм» В. Евсеева (Тюмень). С. Оссипов Чеанг, сопоставляя прозу и статьи писателя с работой Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), подмечает огромное место подсознания в замятинской концепции человека.
    В статье «Е. И. Замятин и персонализм» В. Евсеев развивает идеи, сформулированные им в монографии 2012 года[3], где картина мира и концепция человека, отразившиеся в прозе и критике Замятина, связываются с концепциями русских философов Л. Шестова, Н. Бердяева, Н. Лосского и др. Продолжая реконструкцию этого контекста, автор также рассматривает воплощение идей и концепций персоналистов и космистов в творчестве Замятина: «В светском гуманистическом персонализме писателя позиционированы первичность свободы и творчества личности (условие культурно-исторической динамики и преемственности), фундаментальные идеи русского персонализма <...> В замятинской картине бытия культура личности (индивидуальности, способной к творчеству, к независимому суждению и ответственному поступку) отчетливо противопоставлялась стереотипам массового сознания» (с. 70).
    Вместе с тем Евсеев показывает и отличие замятинской концепции личности от положений трудов русских космистов и философской картины мира у символистов. В творчестве «Замятина снимается и символистское “двоемирие” вечного и преходящего, так как признается, что сущность личности – в ее временности...» (с. 71). По сути, речь здесь идет об атеизме писателя.
    Е. Алтабаева (Москва) в статье «Природа и человек в концептосфере замятинского текста» анализирует образы природы у Замятина. Данный научный пафос разделяет О. Толмачева (Тамбов), которая доказывает в статье «Связь творчества Е. И. Замятина с общефилософским контекстом эпохи», что принадлежность этого писателя к разряду классиков подтверждается связью его творческих исканий с идеологией своего времени.
    Интересен появившийся сравнительно недавно анализ традиции Е. Замятина в контексте зарубежной и русской литератур второй половины XX – начала XXI века, в том числе сюрреализма и постмодернизма. К данному научному направлению относятся материалы О. Головий (Луцк, Украина) «“От быта – к бытию, от физики – к философии, от анализа к синтезу”: творчество Е. Замятина в контексте модерных стилевых исканий», Е. Бороды (Тамбов) «Замятинская “спираль искусства”: новый виток и повторение пройденного», В. Колчанова «О романе Е. И. Замятина “Мы”, электромагнетизме, робототехнике, нанотехнологиях и постмодернизме».
    Е. Борода в своей докторской диссертации[4] сформулировала продуктивную для современной филологии теорию ресурсности, или влияния творчества Замятина на русскую литературу последующих периодов, показав, что с 1937 года до середины 1980-х, когда наследие Замятина в России замалчивалось, он незримо присутствовал в историко-литературном процессе и даже определял самостоятельный вектор литературного движения. Неявное влияние Замятина становится очевидным со второй половины 1980-х годов по 2000-е годы, когда появляется феномен «возвращенной литературы». Возвращение творчества писателя-«еретика» в национальный литературный процесс сопровождается актуализацией замятинского наследия. Реализуются его художественные предвидения: новый тип реализма и его стратегия, научная фантастика, стили и жанры, приоритетные для Замятина, открытые им типы героев и конфликтов, изменившиеся в новую историческую эпоху. На данных положениях зиждется рассмотрение дальнейшего развития социальной и научно-фантастической прозы (И. Ефремов и бр. Стругацкие, В. Войнович, В. Аксенов) и неомифологической литературы второй половины XX века (повести В. Распутина, Ч. Айтматова, В. Маканина, П. Крусанова, рассказы Л. Петрушевской, проза В. Пелевина).
    Литература
    Литературоведение на современном этапе: Теория. История литературы. Творческие индивидуальности. Вып. 2: К 130-летию со дня рождения Е. И. Замятина. По материалам международного конгресса литературоведов 1-4 окт. 2014 г.: в 2 кн. / Отв. ред. и сост. Л. В. Полякова. Кн. 1: Тамбов: Изд. дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2014; кн. 2: Елец: Елецкий гос. ун-т им. И. А. Бунина, 2014.
    Литературоведение на современном этапе: Теория. История литературы. Творческие индивидуальности: Материалы Международного конгресса литературоведов 5-8 окт. 2009 г. К 125-летию Е. И. Замятина. Тамбов: Изд. дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2009.
    Евсеев В. Н., Макашева С. Ж. Творчество Е. И. Замятина и М. И. Цветаевой в контексте персонализма русской философии первой трети XX века. Тюмень: Тюменский ун-т, 2012.
    Борода Е. В.  Художественные открытия Е. И. Замятина в контексте поисков русской литературы второй половины XX – начала XXI века. Дис. ... докт. филол. наук. Тамбов, 2011.
    Cooke B. Biopoetics: Evolutionary Explorations in the Arts: Lexington: ICUS, 1999; а также подборку статей этой школы, опубликованную в журнале «Вопросы литературы» (2006, № 1).