Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3
Номер 4
№ 4


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Публикации. Воспоминания. Сообщения
    Страницы: 342-352
    Авторы: Ольга Богданова
    Authors: O. Bogdanova
    Об авторе
    Богданова О. А., доктор филологических наук, старший научный сотрудник ИМЛИ РАН. Сфера научных интересов – художественная проза рубежа XIX-XX веков, в особенности творчество писателей-неореалистов 1910-х годов, творчество и биография Ф. Достоевского, рецепция наследия писателя в конце XIX – начале XX века, история достоевсковедения. Автор многочисленных работ по указанной проблематике, в том числе монографии «Под созвездием Достоевского: (художественная проза рубежа ХIХ-XХ веков в аспекте жанровой поэтики русской классической литературы)» (2008).
    Название: Арест и ссылка В. Комаровича. Публикация, вступительная статья и примечания О. Богдановой
    Title: The arrest and exile of V. Komarovich. Introduction, publication and notes by O. Bogdanova
    Аннотация
    Публикуемый фельетон братьев Тур («Ленинградская правда», 1928, 14 июня, № 136) тенденциозно освещает полузабытый, но важный эпизод в культурной жизни нашей страны – разгром ГПУ СССР образовательных, научных и религиозно-философских кружков «Космическая академия наук», «Братство преподобного Серафима Саровского» и «Воскресения» в Петрограде-Ленинграде 1920-х годов, – но при этом является источником неизвестных ранее сведений, а также дает представление о стиле эпохи. Основное внимание во вступительной заметке уделено участнику кружков, текстологу и литературоведу Василию Комаровичу.
    Summary
    The Tur Brothers feuilleton (“Leningradskaya Pravda”, 1928, 14 June, No. 136), published here, is a tendentious report of a half-forgotten but significant episode in the cultural life of our country – the USSR GPU’s destruction of a number of educational, scientific, religious and philosophical clubs – the Cosmic Academy of Sciences, the Brotherhood of the Venerable Seraphim of Sarov and Voskreseniye (Resurrection) in 1920s Petrograd / Leningrad. At the same time, however, it provides previously unknown information and gives an impression of the style of the period. The introduction focuses mainly on textual and literary critic Vasily Komarovich, who was a member of these circles.
    Ключевые слова / Keywords: В. Комарович, «Космическая академия наук», «Братство преподобного Серафима Саровского», Ленинград, 1920-е, следствие, приговор, ссылка, братья Тур, фельетон, V. Komarovich, Cosmic Academy of Sciences, Brotherhood of the Venerable Seraphim of Saratov, Leningrad, 1920s, investigation, verdict, exile, Tur Brothers, feuilleton
    Фрагмент
    Настоящая публикация проливает дополнительный свет на один из отрезков нелегкого жизненного пути известного российского литературоведа Василия Комаровича. Этот период связан с деятельностью образовательных, научных и религиозно-философских кружков «Космическая академия наук», «Братство преподобного Серафима Саровского» и «Воскресения»[1] в Петрограде-Ленинграде 1920-х годов.
    Василий Леонидович Комарович (1894-1942) – выдающийся исследователь творчества Достоевского, один из зачинателей российской текстологии, открывший несколько ранее не известных текстов Достоевского (например, один их списков неизданной главы романа «Бесы» – «У Тихона»). Новизна и глубина проблематики его работ сочетаются с широтой рассматриваемого историко-культурного фона. Исследователь выстраивает в единую цепочку пневматологию, психологию, идеологию и поэтику Достоевского, показывая их взаимную обусловленность и трагическую противоречивость. Также он по-своему предварил знаменитую концепцию «полифонического романа» М. Бахтина, связав, однако, полифонический эффект романов Достоевского не с «голосами» персонажей, а с сюжетными мотивами. В. Комарович – один из пионеров телеогенетического метода в литературоведении, строящего выводы на изучении «творческой истории» произведений, то есть путем анализа авторских рукописей и печатных редакций. Кроме того, В. Комарович – автор широко известной книги «Китежская легенда. Опыт изучения местных легенд» (М.-Л., 1936. Перепеч.: СПб.: Дмитрий Буланин, 2013), сочетающей в себе анализ литературных и фольклорных памятников русского Средневековья. К сожалению, доступ к наследию замечательного ученого затруднен, потому что большая часть его статей опубликована в редких изданиях конца 1910-х – 1920-х годов и с тех пор ни разу не переиздавалась. Его немецкоязычные работы до сих пор не переведены на русский. Отдельное издание статей В. Комаровича – насущная задача российской науки о литературе.
    Как видно из «Обвинительного заключения по следственному делу № 108», хранящегося в архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области[2], В. Комарович вместе с другими участниками кружков был арестован в Ленинграде 21 февраля 1928 года, а 8 октября 1928-го по постановлению Коллегии ОГПУ на три года лишен права проживания в Москве, Ленинграде и Ленинградской губернии с прикреплением к определенному месту жительства (им оказался Н. Новгород). Аресты и следствие по делу «Братства преподобного Серафима Саровского» и «Космической академии наук», по которому проходил В. Комарович, шли в течение 1928 года; по делу «Воскресений», руководимых А. Мейером и К. Половцевой, – в 1929-м. Так были разгромлены последние очаги «независимой гуманитарной и религиозной мысли в СССР»[3]. «Так монологическая культура “пролетарской диктатуры” сменяла собой полифонию интеллигентской демократии»[4]. Разумеется, эти кружки никогда не были «подпольными контрреволюционными монархическими организациями»[5], хотя их участники и не питали симпатий к большевизму. Эти интеллигенты, не уехавшие в эмиграцию, приняли для себя решение служить родине «здесь, в глухом чаду пожара», пытаясь сохранить русскую культуру и традиционные религиозно-нравственные ценности.
    Удушливая атмосферая следствия по делу «Братства преподобного Серафима Саровского» и «Космической академии наук» легко угадывается в официозном заказном фельетоне начинающих публицистов, выступивших под фамилией Тур[6]. Вспоминая о полугодовом пребывании в Доме предварительного заключения (ДПЗ) на Шпалерной улице, Д. Лихачев, осужденный за участие в «Космической академии наук» на пять лет Соловецкого концлагеря, писал: «Фельетонисты ОГПУ “братья Тур” пытались <...> вывести всех нас в смешном и зловредном виде: о нас они опубликовали <...> пересыпанный ложью фельетон “Пепел дубов”»[7]. О фельетоне «Пепел дубов» вспоминал позже и М. Бахтин, в 1920-е годы посещавший Хельфернак[8] и другие кружки. Фельетон, однако, был написан за полгода до ареста М. Бахтина, проходившего по другому делу – кружка «Воскресений» – и вскоре приговоренного к пяти годам Соловецкого концлагеря, по болезни замененного на ссылку в Кустанай. Хотя в «Пепле дубов», рассказывал Бахтин, писалось о какой-то «контрреволюционной монархической организации», «никакой организации не нашли. А были кружки, были просто связи. Потом – читались лекции на дому...»[9]
    Любопытно, что в фельетоне среди немногих названных фамилий «контрреволюционеров» и «монархистов» фигурируют В. Комарович и его ученица и близкий друг Т. Крюкова (1904-1978). Причем последней уделено исключительное внимание в связи с ее недавней поездкой в Чехословакию, где она активно контактировала с русскими эмигрантскими кругами[10].
    Тем удивительнее, что по сравнению с однодельцами приговор В. Комаровичу был вынесен сравнительно мягкий: три года высылки по месту проживания родителей, и не в какой-нибудь медвежий угол, а в исторический культурный центр (Н. Новгород). Для сравнения: ничуть не более виноватый и гораздо более юный Д. Лихачев получил пять лет концлагеря. Дело проясняет упоминание о «психическом заболевании» В. Комаровича в постановлении Коллегии ОГПУ от 8 октября 1928 года[11]. Разумеется, никаких отклонений в психике у литературоведа не было. По-видимому, диагноз был «организован» с помощью высокопоставленного советского чиновника А. Жданова, покровительствовавшего отцу В. Комаровича – необыкновенно одаренному глазному врачу, вылечившему от слепоты сына влиятельного большевика. Об этом, а также о хлопотах Н. Марра за арестованного В. Комаровича имеется устное свидетельство Д. Лихачева.
    Несмотря на обвинительный тон, специфическую «чекистскую» иронию и ряд неточностей, из фельетона можно почерпнуть некоторые сведения о неформальной жизни русской интеллигенции в большевистском Ленинграде 1920-х годов и об участии в ней В. Комаровича. При крайней скудости и фрагментарности биографических источников о литературоведе они имеют несомненную ценность. Кроме того, стиль фельетона позволяет почувствовать ту гнетущую эмоциональную атмосферу, которая сгущалась в СССР вокруг честных и мыслящих людей.
    Литература
    Лихачев Д. С. Воспоминания. М.: Вагриус, 2006.
    Дело А. А. Мейера / Публ., подгот. текста, вступ. заметка и прим. Ирины Флиге и Александра Даниэля // Звезда. 2006. № 11.
    Бахтин М. М. Беседы с В. Д. Дувакиным. М.: Согласие, 2002. С. 348.
    Магидова М. Материалы к истории литературных контактов А. Л. Бема 1920-х гг. (Письма А. С. Долинина и Т. А. Крюковой) // Достоевский и мировая культура: Альманах. Вып. 19. СПб.: Серебряный век, 2003.