Содержание
Select year
 
Все журналы
2017 года
Номер 1
№ 1
Номер 2
№ 2
Номер 3
№ 3


Заголовок формируется программно
 

    Раздел: Зарубежная литература
    Рубрика: Викторианство: Энтони Троллоп
    Страницы: 300-327
    Автор: Борис Проскурнин
    Author: B. Proskurnin
    Об авторе
    Проскурнин Б. М., 1951, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой мировой литературы и культуры Пермского государственного национального исследовательского университета. Сфера научных интересов – английская литература XIX-XXI веков, рецепция английской литературы в России. Автор более 200 работ о творчестве Дж. Элиот, Э. Троллопа, Дж. Конрада, Д. Г. Лоуренса, М. Эмиса, Х. Курейши.
    Название: О странностях русской рецепции Энтони Троллопа
    Title: On the peculiarities of Russia’s reception of Anthony Trollope
    Аннотация
    Статья посвящена изучению рецепции романов писателя-викторианца Энтони Троллопа. Автор статьи анализирует социальную, психологическую и политическую составляющую романов Э. Троллопа, подчеркивая его нерушимую связь с викторианской традицией, и выявляет причины интереса русских писателей и критиков второй половины XIX века к творчеству Троллопа.
    Summary
    In studying the reception of Victorian writer Anthony Trollope’s novels, the article analyses their social, psychological and political components and stresses that Trollope cannot be seen in isolation from the Victorian tradition. It also reveals what drew Russian writers and critics in the second half of the 19th c. to Trollope’s work.
    Ключевые слова / Keywords: Э. Троллоп, рецепция, викторианство, A. Trollope, reception, Victorianism
    Фрагмент
    Пытливого читателя дневников Льва Толстого (если таковой все еще существует) может поставить в тупик запись, сделанная писателем 2 октября 1865 года: «Троллоп убивает меня своим мастерством»[1]. И это далеко не единственный случай восхищения английским писателем. В письме к старшему брату Сергею Николаевичу (январь 1877) Толстой называет роман «Премьер-министр» «прекрасным»[2] и, как явствует из примечаний, делает Анну Каренину (в сцене, о которой вспоминает Карен Хьюитт) читательницей именно этого романа. Еще большим должно стать удивление пытливого читателя, когда он обнаружит очевидную параллель между сценами самоубийства Анны Карениной и героя троллоповского романа Фердинанда Лопеца: оба гибнут под колесами поезда, причем перекличка очевидна в самой тональности сцен.
    Но, увы, даже если читатель – выпускник филологического факультета, то имя Троллопа вряд ли всплывет в его памяти, поскольку он мог и не познакомиться с его творчеством, присутствующим в программах далеко не всех университетских курсов. Случись так, что студенты захотели бы прочесть тексты Троллопа в современных переводах на русский язык, они нашли бы только несколько раз переиздаваемый в 1970-1990-х годах ранний роман «Барчестерские башни» («Barchester Towers», 1857, пер. И. Гуровой) и в лучшем случае могли удовлетвориться многочисленными дореволюционными переводами этого викторианского классика.
    Трудно не согласиться с К. Хьюитт в том, что немало известных и талантливых романистов XIX века переводились на русский язык; большинство из которых к сегодняшнему дню забыты как в Британии, так и в России. Тем не менее Троллоп в Британии по-прежнему читается с удовольствием и его репутация все так же высока среди серьезных литературных критиков. За этой деликатной фразой английского специалиста скрывается констатация того, как печально обстоят дела с переводами и публикациями произведений Троллопа в современной России[3]. В самой Британии целый ряд романов Троллопа никогда не бывает out of print: в любом британском книжном магазине можно купить не одну-две, а сразу несколько его книг. Более того, в представлении любого образованного англичанина XIX век как социокультурное явление не мыслится без романов, рассказов, путевых заметок этого писателя. Как не мыслится Англия без знаменитых красных столбиков почтовых ящиков – изобретения Троллопа – почтового чиновника.
    Еще при жизни писателя, в 1871 году, влиятельный журналист и литературный критик Ричард Хаттон в нашумевшей книге «Очерки теологические и литературные» («Essays Theological and Literary»), справедливо причислив Троллопа к «школе романистов социума» («society-novelists») и вписав его в ряд, открываемый Дж. Остен и представленный современниками писателя – Теккереем и Гаскелл[4], отмечал, что художественный мир Троллопа имеет в основе «социальную реальность» («the social realm»)[5]. По этой причине современники считали его произведения «слишком реалистичными» («too realistic»)[6]. Тот же Хаттон несколько преувеличивал, когда полагал, что в романах представителей этой школы – и в произведениях Троллопа в том числе – доминирует «взгляд снаружи», особенно – в области создания характеров, не заметив, сколь тонко и «изнутри» выстраивается характерологическая перспектива. Однако для нас сейчас важно, что Троллоп и его мастерство уже тогда воспринимались как своего рода квинтэссенция литературной эпохи, как проявление высокого уровня воспроизведения «жизненного опыта современного человека»[7] писателем, который точно знает, «что есть внешняя сторона явления, а что – его глубина»[8].
    Именно это, по справедливому замечанию К. Хьюитт, предопределило то обстоятельство, что мастерство Троллопа, проявившееся в психологически утонченной и одновременно иронической подаче «правдоподобных характеров», не потеряло своей притягательности и в наши дни; более того, повествовательный иронический «модус», сформировавшийся у Филдинга и Стерна, подхваченный Остен и Теккереем и блестяще развитый Троллопом, доминирует в современной британской прозе.
    В истории английской литературы хорошо известно, что в конце XIX – начале ХХ века слава Троллопа померкла. Однако в 1910-1920-е годы это было связано с критическим отторжением не собственно Троллопа, а всего викторианского как тяжеловесного и устаревшего, якобы тянущего страну назад. И все же не секрет, что больше всех критики доставалось именно ему, поскольку многими он воспринимался как самый «истовый викторианец» (см., например, Литтона Стрэчи и его работы о викторианстве[9]). Это лишний раз свидетельствует о крепкой спаянности имени Троллопа и сути викторианской эпохи. Неслучайно даже такой проницательный историк английской литературы, как Вирджиния Вулф, которая в условиях модернистского антивикторианства и «яростного неприятия “Беннетов, Голсуорси и Уэллсов и им подобных”» в 10-20 годы ХХ века (достаточно обратиться к ее знаменитой статье «Современная художественная литература») все же защищала Дж. Остен, Ш. и Э. Бронте и Дж. Элиот как писательниц, чьи героини весьма близки ей самой. Однако, размышляя об этапности и эпохальности творчества первой, Вулф не заметила Энтони Троллопа. А ведь он один из тех, кто чувствовал свою близость с Остен с точки зрения характерологической тонкости, иронии и изящного синтеза повседневно бытового и психолого-аналитического и даже провозглашал эту близость в книгах «Теккерей» (1879) и «Автобиография» (1876; опубл. 1883).
    Принято считать, что Энтони Троллоп, предпочитавший всем остальным жанр романа, – «казовая фигура» викторианской эпохи, справедливо считающейся историками литературы «веком романа», сменившим «век поэмы» периода романтизма. Специалисты насчитывают около пятидесяти тысяч романов (на фоне которых сорок семь романов Троллопа кажутся песчинкой!) и три с половиной тысячи романистов[10]. Подавляющее большинство этих романов и их авторов интересны лишь статистике, но, с другой стороны, если романы печатались, значит, они читались или по крайней мере расходились на стремительно расширяющемся книжном рынке викторианской Англии в условиях возрастающего уровня грамотности населения. Значительную роль в приобщении викторианской читающей публики к роману сыграла деятельность Ч. Э. Мьюиди по созданию сети массовых библиотек и У. Х. Смита, начавшего публиковать дешевые карманные («вагонные») издания знаменитых «трехпалубников» – романов в трех книгах. Нельзя не упомянуть в связи с этим стотысячные тиражи толстых журналов, серийно печатавших романы, что породило культуру «каминного» семейного чтения. Имя Троллопа неотделимо от всех этих аспектов культа книги (романа) и чтения в викторианские времена.
    О последнем – серийном издании таких романов (а значит, и об их создании) – отечественные исследователи викторианской эпохи не пишут в той степени, в какой это заслуживает внимания. А между тем известность писателя в самый плодотворный период его творчества – 1850-1870-е годы – была напрямую зависима от того, какой отклик получали его романы, публикуемые частями (сериями) в толстых журналах. Лишь только после журнального варианта они издавались отдельными книгами, при этом тираж и гонорар во многом зависели от сформированного после сериальной публикации читательского мнения о произведении. Об этом Троллоп писал в «Автобиографии» (см. в особенности 12 и 13 главы книги – «О  романах и искусстве их создания» и «Об английских романистах сегодняшнего дня»)[11]. Со всей определенностью можно сказать: романная сериальность стала фактом не только историко-литературным. Она самым серьезным образом повлияла на формирование и читательской культуры, и культуры в целом. Она в немалой степени определила динамику романной поэтики, сформировав целый ряд явлений, которые теперь воспринимаются как совершенно неотъемлемые явления для английского романа в целом.
    Cовременная исследовательница романа как явления викторианской культуры Морин Моран совершенно справедливо подчеркивает: «Сериальные публикации подсказали писателям, как надо писать в той же степени, в какой о чем надо писать»[12]. Думаю, что если мы хотим лучше понять идеологию сериальности, ее художественные законы и пр., нам нужно основательно погрузиться в литературный процесс Англии XIX века, историю журнальных публикаций того времени[13]. Творчество Троллопа в данном случае будет едва ли не главным объектом анализа, поскольку его романы не только печатались сериально и автор внимательно прислушивался к реакции читателей на появляющиеся части того или иного романа, чтобы оперативно отреагировать на нее в следующем выпуске, но и был по сути первым в истории Англии автором эпических циклов – явления, весьма популярного в английской литературе XX (Ч. П. Сноу, Э. Поуэлл, Дж. Линдсей) и даже XXI веков (романы о Гарри Поттере)[14]. У Троллопа, автора «Барсетширских хроник» и цикла «Паллизеровских романов», можно обнаружить почти все главные художественные приметы сериальности (причем не только литературной): переходящие герои, плавающие сюжеты, условно открытые концовки, повествовательная опора на «сюжетную память» читателя, сюжетно-повествовательные ретроспективы, бэк-флэши и т. д.
    Литература
    Толстой Л. Н. Дневники и записные книжки 1858-1880 // Полн. собр. соч. в 90 тт. Т. 48. М.: ГИХЛ, 1952. С. 64.
    Толстой Л. Н. Письма, 1873-1879 // Толстой Л. Н. Указ. изд. Т. 62. С. 302.
    Davis Ph. The Victorians. Oxford: Oxford U. P., 2004. P. 376.
    Sutherland J. Victorian Fiction: Writers, Publishers, Readers. London: Longman, 1995.
    Trollope A. An Autobiography / Edited with an Introduction by D. Skilton. London: Penguin Books, 1996.
    Moran M. Victorian Literature and Culture. London; N. Y.: Continuum, 2006. P. 79.
    Rubery M. Journalism // The Cambridge Companion to Victorian Culture / Ed. by Francis O’Connor. Cambridge: Cambridge U. P., 2010.
    Аникин Г. В. Английский роман 60-х годов. М.: Высшая школа, 1974.
    Маркс К. Английская буржуазия // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. В 50 тт. 2-е изд. Т. 10. М.: Госполитиздат, 1958. С. 648.
    Аникин Г. В., Михальская Н. П. История английской литературы. М.: Высшая школа, 1975. С. 260.
    Проскурнин Б. М. Почему Джордж Элиот недооценена в современной России, или О пользе зарубежного взгляда на российскую англистику // Вопросы литературы. 2005. № 2.
    Клименко Е. И. Английская литература первой половины XIX века. Очерк развития. Л.: ЛГУ, 1971.
    «Middlemarch» and Everybody // Smith Z. Changing My Mind. Occasional Essays. London: Hamish Hamilton; Penguin Books, 2009.
    История зарубежной литературы XIX века / Под ред. М. Е. Елизаровой, С. М. Гиждеу и др. М.: Просвещение, 1964. С. 427.
    Сноу Ч. П. Троллоп / Перевод с англ. П. Гурова, предисл. В. В. Ивашевой. М.: Высшая школа, 1981. С. 122.
    Проскурнин Б. М. Своеобразие художественного психологизма и особенности повествования Э. Троллопа // Проскурнин Б. М. «Парламентские» романы Энтони Троллопа и проблемы эволюции английского политического романа. Учебное пособие по спецкурсу. Пермь: Пермский ун-т, 1992.
    James H. Anthony Trollope // James H. Partial Portraits. London: Macmillan and Co, 1888.
    Проскурнин Б. М. Английский политический роман XIX века. Очерки генезиса и эволюции. Пермь: Пермский ун-т, 2000.
    Писарев Д. И. Реалисты // Писарев Д. И. Сочинения. Ч. II. СПб.: Тип. А. Головачева, 1866. С. 208.
    Ткачев П. Н. Люди будущего и герои мещанства // Дело. Современное обозрение. 1868. № 4. С. 77.
    Чернышевский Н. Г. Очерки гоголевского периода русской литературы // Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч. в 15 тт. Т. 3. М.: ОГИЗ, 1948. С. 177-178.
    Боборыкин П. Д. Европейский роман в XIX столетии: Роман на Западе за две трети века. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1890. С. 532.
    Некрасов Н. А. Заметки о журналах за июль месяц 1855 года // Некрасов Н. А. Полн. собр. соч. и писем в 12 тт. Т. 9. М.: ГИХЛ, 1950. С. 296.
    Шнейдер К. И. Между свободой и самодержавием: история раннего русского либерализма. Автореф. дисс. ... докт. ист. наук. Челябинск: Челябинский гос. ун-т, 2013. С. 43.
    Halperin J. Trollope and Politics; A Study of the Pallisers and others. N. Y.: Barnes & Noble Books, 1974. P. 4.
    Cockshut A. O. J. Anthony Trollope: A Critical Study. London: Collins, 1955. P. 109.
    Российский либерализм. Идеи и люди. Антология. М.: Новое издательство, 2009.
    Ивашева В. В. Эпос обыденности (Э. Троллоп, 1815- 1882) // Ивашева В. В. Английский реалистический роман XIX века в его современном звучании. М.: Художественная литература, 1974. С. 448.
    Саркисова Н. М. Энтони Троллоп // История западноевропейской литературы. XIX век. Англия / Под ред. Л. В. Сидорченко, И. И. Буровой. М.: Академия, 2004. С. 337.